Ливийский кризис, в урегулировании которого задействованы как Турция, так и Россия, может ощутить на себе последствия обострения в сирийским Идлибе, в результате которого погибли восемь военнослужащих вооружённых сил республики. В рамках переговорного процесса между Москвой и Анкарой два досье связаны воедино, следовательно, критическая масса нерешённых вопросов на одном направлении может дать знать о себе на другом. На этом фоне в Женеве под эгидой ООН стартовали переговоры военных представителей конфликтующих сторон.


На женевской площадке встретились по пять представителей от каждой стороны конфликта. В числе вопросов были укрепление режима перемирия и его трансформация в соглашение о прекращении огня. Как отметил спецпредставитель генерального секретаря ООН в Ливии Гасан Саламе, у участников встречи наблюдалось «искреннее желание собраться вместе». Впрочем, общались они не лицом к лицу — между ними курсировали международные посредники.

Задача переговоров в Женеве состоит в том, чтобы выслушать позиции обеих сторон, узнать, каковы условия, чтобы они согласились с трансформацией перемирия в постоянное и длительное прекращение огня, — добавил эмиссар ООН.

Саламе поблагодарил Россию и Турцию за их дипломатические усилия. Обе страны считаются гарантами противоположных сторон конфликта. Анкара открыто поддерживает международно признанное правительство национального согласия (ПНС) во главе с Фаизом Сараджем, в то время как Москве приписывают тесные отношения с командующим Ливийской национальной армией (ЛНА) Халифой Хафтаром. Сам Кремль это уклончиво отрицает. Впрочем, ливийский военачальник и без того обладает целой «группой поддержки» из числа арабских стран, проявляющих интерес к Северной Африке. Очевидно, именно они, а не международные дипломатические посредники, решат, как будет развиваться вооружённый конфликт. Поэтому встреча на женевской площадке никого не обнадёживает.

Li Muzi/www.imago-images.de/Global Look Press

К тому же совсем не исключено, что Москва может ситуативно остановить свою дипломатическую активность в том случае, если ей что-то не понравится. Ночь с 2-го на 3-е февраля показала, что в её отношениях с Анкарой достаточно велик потенциал конфликта. Восемь турецких военнослужащих стали жертвами обстрела со стороны сирийской правительственной армии в согласованной зоне деэскалации «Идлиб». Оборонные ведомства РФ и Турции разошлись в интерпретациях того, почему произошла стрельба. Эрдоган не только указал России на её ответственность за действия сил сирийского правительства, но и призвал её не стоять на пути турецких вооружённых сил, если она не может усмирить своих подопечных.

Пока что Москва и Анкара обмениваются взаимными упрёками. 4 февраля глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что проблема Идлиба «перетекает» в ливийскую проблему, потому что действовавшие в сирийской провинции радикальные формирования перебрасываются в бывшую Джамахирию. Это происходит не без участия Турции. Так, официальный представитель военно-морских сил ЛНА Али Сабит накануне уточнил, что главными перевалочными пунктами, через которые в Ливию перебрасываются вооружения и боевики, стали морские порты Триполи, Мисраты (200 км восточнее столицы) и расположенный посередине между ними город Эль-Хумс.

Используются гражданские суда, в контейнерах которых с промышленными или продовольственными товарами прячут оружие, — сказал Сабит.

В качестве давления на Москву по сирийскому вопросу Турция, безусловно, может задействовать «ливийский» рычаг, интенсифицировав поставки оружия ПНС или увеличив военные кадры. Возвращаясь из Киева, Эрдоган заявил, что не верит в способность таких международных структур, как ООН, изменить динамику конфликта на севере Африке.

Реджеп Тайип ЭрдоганРеджеп Тайип ЭрдоганXu Suhui/Xinhua/Global Look Press

Нынешнюю условную стагнацию боевых действий в Ливии аналитики считают затишьем перед бурей. В разговоре с турецким изданием Ahval исследователь из Нидерландского института международных отношений «Клингендаль» Джалель Харчауи высказал мнение, что следующая фаза войны в североафриканской стране будет ещё более интенсивной, чем прежние. По его словам, аравийские монархии, которые поддерживают Хафтара, вряд ли отступят от своего. В связи с этим недопонимание между Москвой и Анкарой в Сирии может найти негативное отражение в Ливии.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен