Крупнейший за всё время конфликта в Донбассе обмен пленными состоялся 27 декабря в Донбассе. По предварительным данным, украинская сторона передала Донецкой и Луганской народным республикам (ДНР и ЛНР) 238 человек, а на подконтрольную Киеву территорию вернулось 73 человека. 28 декабря представитель президента Украины в Верховной раде Ирина Луценко сообщила, что уже идут переговоры с ополченцами о втором этапе обмена пленными. При этом замминистра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещённых лиц Украины Юрий Грымчак заявил, что состоявшийся обмен шёл не с ЛДНР, а напрямую с Россией.

Понятно, что Грымчак повторяет популярный пропагандистский тезис о войне «России против Украины», но доля правды в его словах про обмен всё же есть — процесс сдвинулся с мёртвой точки только после разговора представителя Украины, лидера общественного движения «Украинский выбор» Виктора Медведчука с российским президентом и звонка Владимира Путина лидерам Донецкой и Луганской республик. Причём нельзя не отметить, что активизация процесса произошла в период переговоров США и России, а обмен пленными — это тот пункт Минских соглашений, который действительно реально выполнить.

Украинцы на украинцев

Конкретные условия обмена стороны согласовали только 25 декабря — при участии Виктора Медведчука, главы ДНР Александра Захарченко, исполняющего обязанности главы ЛНР Леонида Пасечника, а также Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Место обмена стало известно лишь утром 27 декабря — КПП на линии разграничения вблизи Горловки. Однако всех планов осуществить не удалось: по организационным причинам начало обмена было задержано больше чем на полтора часа, также не соответствовало документам и реальное число обменянных.

Фото: ТАСС/Валерий Матыцин

В итоге украинская сторона, по словам представителя Киева в гуманитарной подгруппе Виктора Медведчука, вместо 306 человек доставила к месту обмена лишь 237. Он объяснил это тем, что часть людей была освобождена из мест заключения ранее и потому не приняла участие в обмене, а часть отказалась возвращаться в республики Донбасса. По словам уполномоченной Верховной рады Украины по правам человека Валерии Лутковской, около 10–15 человек отказались выезжать на территорию ДНР и ЛНР, а ещё 43 человека заранее были освобождены из украинских тюрем. Были и обратные случаи — например, военнослужащий 56-й отдельной мотопехотной бригады ВСУ Александр Тахтенков решил остаться жить в ДНР. Кроме того, из списка были исключены граждане РФ, которых, по его словам, по действующей международной конвенции можно передать только по линии МИДа.

Уже после обмена президент Украины Пётр Порошенко высказался, почему среди тех, кого сегодня отдали ЛНР и ДНР, не оказалось ни одного россиянина, а лишь граждане Украины. По его словам, россиян, которые сидят в украинских тюрьмах, специально не выдали сегодня — их будут менять «только на тех украинцев, которые находятся в российских тюрьмах».

При этом Киев устроил из состоявшегося обмена пленными целую пиар-акцию: президент Порошенко в военной форме и берете прилетел в Донбасс — на подконтрольную ВСУ территорию — встречать пленных. Он сопровождал их во время транспортировки в Харьков, где на фоне заявлений иностранных представителей о том, что обмен пленными нужно продолжить, пообещал, в своём духе, сделать из донецких подвалов «музей оккупации».

Сергей Слободчук, украинский политтехнолог, специально для News.ru прокомментировал политическое значение обмена пленными и перспективы выполнения других пунктов Минских соглашений:

Ещё в 2015 году Пётр Порошенко назначил спецпредставителем в Минской контактной группе Виктора Медведчука, и с тех пор этот процесс тянулся, пока последний не переговорил с российским президентом Владимиром Путиным. Причём тогда Медведчук в интервью сказал интересную фразу, комментируя договорённости, это — «стратегический гуманитарный акт двух президентов». То есть он дал понять, что действует от имени Порошенко и находится в контакте с Путиным, и с помощью этой инициативы можно дать стимул для выполнения остальных пунктов Минских соглашений. Ведь кроме, например, отвода вооружений, там есть ещё и чисто политические пункты. Поэтому этот «стратегический акт» — не просто точечный случай, под него подвязывались другие пункты соглашений. Но!

За выполнением одного пункта Минских соглашений логично выполнение других, и здесь получается следующая ситуация. Если один Медведчук как переговорщик смог запустить пункт Минских соглашений, то чем занимаются все остальные министры, депутаты, которые ответственны за выполнение других тезисов? Получается сильный контраст, который невыгоден украинской «партии войны», поэтому сейчас на Украине активизирована пропаганда, которая говорит: ничего больше не выполнять! Думаю, поэтому сейчас всё будет нацелено на то, чтобы сорвать все возможные договорённости.