Мэрия обратилась к столичным парламентариям с просьбой внести изменение в закон о местных выборах. Суть предложения сводится к возможности формирования избирательных участков за пределами Москвы. Фактически наши городские власти решили скопировать новшества, которые были апробированы в ходе недавних президентских выборов, когда было разрешено голосовать по месту нахождения избирателя.

Понятно, что просьба мэрии будет в самое ближайшее время удовлетворена. Исключений пока не было. Но возникает естественный вопрос — чем же руководствовались столичные власти, предлагая такую поправку? В чём их мотивация?

Прежде всего, это, без сомнения, борьба за явку, которая приобретает сейчас на наших выборах первостепенное значение. Камнем преткновения по-прежнему, по мнению многих политиков, является традиция назначать выборы на сентябрь. Период золотой осени в Подмосковье остаётся продолжением дачного периода. А потому многие москвичи вынуждены выбирать между последними благодатными деньками на природе и исполнением своего гражданского долга. А это ведёт к снижению явки. Слаб человек в конфликте между личным и общественным. В этом плане, конечно, март куда более оптимальный месяц для голосования. Но если нельзя сроки перенести, то надо искать иные резервы.

Фото: АГН «Москва»/Дмитрий Ермаков

Наглядным примером такой сезонной коллизии стали прошлогодние муниципальные выборы. Помните, они отличались практически полным отсутствием рекламы и наглядной агитации, призванной привести избирателя на участки. Выборы, что называется, сушили.

Именно с такой порочной тактикой многие наблюдатели и связали относительный успех оппозиции, в частности внесистемной, в ряде центральных муниципальных округов столицы, где они получили большинство и сформировали свои муниципальные советы. Объяснился такой поворот тем, что твёрдая опора городской власти — пенсионеры — предпочли убирать урожай в садах и на грядках, а вот более молодой избиратель правых на участки пришёл и проголосовал.

Теперь фанатичные садоводы получат возможность проголосовать поблизости от своей фазенды, поскольку избирательные участки должны в теории появиться непосредственно в области, недалеко от садов и огородов.

Естественно, если человек не собирается кому-то отдавать свой голос, то его ничем не заманишь на участок. Даже торговлей и аниматорами. Однако продление работы избирательных комиссий и расширение их географии облегчат реализацию своего конституционного права тем москвичам, кто хотел бы проголосовать, минимально отвлекаясь от осенних заготовок.

Поможет ли это, собственно, мэру Собянину, мобилизовав его «ядерный» пенсионный электорат? Как говорится, практика покажет. Но то, что новые правила могут стимулировать явку, а следовательно, усилить их представительный характер, не вызывает сомнений.