Полицейские пришли с обыском домой к журналисту «Московского Комсомольца» Льву Сперанскому. Они посчитали необходимым в срочном порядке провести следственные действия по делу, возбужденному ещё в 2018 году. Однако в реальности следователей могло интересовать не вымогательство четырёхлетней давности, а связь журналиста с известным Telegram-каналом, посвященным деятельности правоохранительных органов. Сам Сперанский считает визит силовиков попыткой повлиять на его профессиональную деятельность.

Днем 16 августа газета «Московский Комсомолец» сообщила об исчезновении своего журналиста-расследователя Льва Сперанского. Вскоре стало известно: к нему домой пришли сотрудники правоохранительных органов.

[Силовики] вели себя грубо, психологически и физически давили. Пытались крутить руки, вырвать у меня телефон, обращались ко мне на «ты», называли «дружок» — очень фамильярно и нагло вели себя, — рассказал NEWS.ru журналист.

По его словам, сотрудники правоохранительных органов отказали его беременной жене в праве вызвать скорую помощь или связаться с адвокатом.

При этом, как рассказывает Сперанский, в квартиру попали как минимум шесть человек. Свои служебные удостоверения показали только трое. После обыска в квартире мужчины его увезли на допрос в Главное следственное управление ГУ МВД РФ по Москве. После допроса его отпустили.

Как оказалось, журналист проходил свидетелем по делу о мошенничестве и вымогательстве, возбужденному в 2018 году. Потерпевшими по нему указаны российский миллиардер Алишер Усманов и казахский миллиардер Кенес Ракишев, подозреваемыми — журналист «Росбалта» (признан Минюстом СМИ, выполняющим функции иностранного агента) Александр Шварев и Алишер Абдуллаев.

По версии следствия, Шварев и Абдуллаев в 2018 году опубликовали на нескольких сайтах ложную информацию о причастности миллиардеров к преступлениям, а затем требовали деньги — $50 тысяч — за удаление этих сведений. Шварев еще в 2019 году уехал в Латвию, где получил политическое убежище.

Сперанский отмечает, что не знает и никогда не работал ни с одним из фигурантов этого дела. По его мнению, это был предлог, который позволил силовикам изъять его технические средства и воспрепятствовать профессиональной деятельности.

Я допускаю, что сотрудники [правоохранительных органов] были исключительно инструментом и руками. <...> Кроме как давления здесь других вариантов в принципе нет. Всё однозначно так, что это связано с профессиональной деятельностью, — добавил он.

Журналист не знает, какой именно его материал мог вызвать такую реакцию. Он предположил, что речь идет о тексте про «высокопоставленных сотрудников МВД». Однако расследователь обратил внимание, что за свою карьеру писал о многих чиновниках и других людях, которые «обладают ресурсом и могут „заказать“ преследование, воздействие, пугалки».

В ходе допроса, как рассказал Сперанский, следователь спрашивал у него, размещал ли он материалы в Telegram-канале «ВЧК-ОГПУ». ТАСС со ссылкой на источники в правоохранительных органах пишет, что это и был реальный повод задержания журналиста, в то время как дело 2018 года — только формальность. Об этом же со ссылкой на свои источники сообщал главный редактор издания Baza Глеб Трифонов.

«ВЧК-ОГПУ» — Telegram-канал с более чем 400 тысячами подписчиков, который специализируется на освещении деятельности правоохранительных органов. Это официальный канал издания «Русский криминал». На сайте издания перечислены редакторы и журналисты, входящие в его команду.

Этот канал с момента задержания Сперанского активно освещал происходящее с ним. По версии авторов «ВЧК-ОГПУ», преследование журналиста может быть связано с его расследованием перестрелки в Ингушетии с участием пьяных полицейских.

Именно в «ВЧК-ОГПУ» в июне выходила публикация об этом случае, автором которой указан Сперанский. В ней утверждается, что один из участников перестрелки приходится родственником помощнику министра внутренних дел Сергею Умнову. Также в канале есть вторая публикация, подписанная Сперанским, от 2021 года — о братьях Гасановых, напавших на мужчину с ребёнком в Новой Москве. Однако сам журналист в разговоре с NEWS.ru заявил, что не сотрудничал с каналом.

Я отношения к этому каналу не имею, я работаю в «Московском Комсомольце» и там публикуюсь. Я ответственен за каждое слово в этих материалах, среди них нет ни одного, который бы как-то косвенно или опосредованно касался дела, в рамках которого меня посчитали нужным допросить, — подчеркнул он.

Помимо квартиры Сперанского силовики также приходили в редакцию «Московского Комсомольца». Первой об этом сообщила журналистка газеты и член СПЧ Ева Меркачёва, затем написало издание Mash. «МК» поспешил опровергнуть эту информацию.

Mash опубликовал фотографию из редакции, где, как утверждалось, был запечатлен обыск. После этого главред газеты Павле Гусев заявил: силовики действительно приходили, но не для обысков, а для следственных действий.

Никакого обыска не было, это все вранье. Это пришли [сотрудники], и были следственные действия: никого не обыскивали, ящики не выдвигали, компьютеры не ломали, на пол никого не клали, это были следственные действия. Посмотрели рабочее место и ушли, — сказал он.

Сам Сперанский говорит, что силовики так и не объяснили его роль в деле, по которому его задержали. Он намерен добиваться проверки как законности самого решения об обыске, так и действий силовиков.

То, что они не представились, это не значит, что они невидимки. Все они будут идентифицированы, мой адвокат уже видео с камер запросил. Если они не входили в официальную часть этих мероприятий, я буду добиваться, чтобы они понесли за это заслуженное наказание, — заключил журналист.

Это уже не первый случай громкого задержания, так или иначе связанного с Telegram-каналами. 10 августа стало известно об уголовных делах о мошенничестве и вымогательстве в отношении как минимум шести человек. По одному из них проходят администраторы оппозиционного канала «Спектр», одновременно работающие в медиагруппе «Патриот» Евгения Пригожина, другим вменяют вымогательство у госкорпорации «Ростех». Среди вторых в том числе авторы каналов о финансах, включая журналистку Life Александру Баязитову.