Один из лидеров сборной России Матвей Елисеев прошлой весной ушёл на самоподготовку, после чего провалил сезон. Его лыжный ход стал значительно хуже после двух лет под руководством Анатолия Хованцева, а имя наставника, писавшего ему тренировочные планы, до сих пор скрывается от широкой публики. Более того, старший тренер сборной Юрий Каминский рассказал, что на 90% был не согласен с этой работой. NEWS.ru разбирался, кто мог сотрудничать с одним из самых одарённых биатлонистов России, почему его имя скрывается и что делать Матвею дальше.

Незаслуженная привилегия и заслуженный результат

Матвей Елисеев — думающий и ищущий биатлонист, не обделённый интеллектом, хорошо владеющий английским и умеющий ясно выражать свои мысли. Для российского спорта это редкость и в то же время проблема. Он не привык выполнять распоряжения тренеров как приказы и на всё имеет своё мнение. Два года назад, когда мужскую сборную консультировала по стрелковым вопросам Альбина Ахатова, он не прислушивался сразу даже к такому мастеру, а потом, отстреляв впервые в Кубке мира на ноль, признал её правоту. С Анатолием Хованцевым у него также постоянно возникали разногласия, притом, что именно с этим наставником Матвей впервые попал в топ-15 общего зачёта Кубка мира, на основании чего решил, что созрел для самостоятельной подготовки, а СБР не стал ему в этом препятствовать.

О том, что с Елисеевым сложно работать из-за своеобразного характера, я слышал от многих тренеров и специалистов. Ему присущи критический подход и доверие близким людям. Неслучайно официальным личным тренером Матвея до сих пор остаётся отец, жена также постоянно ездит с ним на соревнования и оказывает поддержку, а до недавнего времени работала и его личным психологом. Правда, сейчас он признался, что начал работать с другим специалистом в этом направлении.

Впрочем, спортсмен действительно имеет право на любые «выкрутасы», но только до той поры, пока приносит результат. У Матвея с этим в нынешнем сезоне проблемы. Лучший результат в личных гонках — шестое место в масс-старте, в общем зачёте Кубка он не входит в первую двадцатку, а на чемпионате мира хоть и завоевал бронзовую медаль в эстафете, но полностью провалил личную программу, а потому всё чаще раздаются голоса о необходимости прекращать этот эксперимент с самоподготовкой и идти в общую группу к Юрию Каминскому.

Он не заслужил никакой самоподготовки и не имеет на неё права по таким результатам, которые он показывает. Для Матвея будет только лучше вернуться в команду. Поэтому — все к Каминскому. Преференции могут быть для биатлонистов, но незначительные. Но какая нам разница, кто тренирует Елисеева, если он с нулём в топ-15 не попадает? Поэтому тренер и просит про себя не рассказывать, потому что его все помидорами закидают после такой подготовки Елисеева, — приводит слова комментатора Дмитрия Губерниева сайт «Матч ТВ».

Зачем делать из этого тайну?

Матвей ЕлисеевФото: Kalle Parkkinen/Newspix24/Global Look PressМатвей Елисеев

Вся история с Елисеевым напоминает старый советский анекдот, в котором экскурсовод, восхищаясь красотами Ленинграда, постоянно упоминает их автора архитектора Растрелли, а провинциальный турист интересуется: «Мы уже поняли, что архитекторов в то время расстреливали, но может, сейчас можно назвать их имена?»

Очевидно, что Матвей таким образом хочет уберечь своего наставника от порций огненной критики и принять удар на себя. Если уж от воспитавшего олимпийского чемпиона тренера Каминского коллега Аликин не оставляет камня на камне, обвиняя специалиста в некомпетентности именно в биатлоне, то что бы он и другие агрессивно настроенные ветераны сделали с каким-нибудь молодым специалистом без регалий вроде Артёма Истомина? На самом деле это большая проблема российского биатлона, который «сжирает» себя изнутри и в котором тренеры постоянно находятся под прессом так называемой биатлонной семьи.

У меня вопросы по его самоподготовке, на которой он был перед началом нынешнего сезона. Хотелось бы знать: кто его таинственный тайный тренер, с которым он готовится? По результатам прогресса в работе Елисеева не видно. Скорее, наоборот. Если в прошлом сезоне он реально был с Логиновым во главе мужской команды, заезжал на высокие места в первой половине сезона, то сейчас — ни одной действительно удачной личной гонки на его счету в Кубке мира, — задаёт вопросы бывший главный тренер сборной России Анатолий Хованцев на страницах издания «Спорт день за днём».

Однако в конце сезона, когда результат налицо, можно было бы и раскрыть карты, ведь получается, что тайный тренер не несёт никакой ответственности. В любом случае ему следует отчитаться о проделанной работе на тренерском совете во время чемпионата страны в Ханты-Мансийске, ответить на вопросы коллег и как-то обосновать свою работу, если они с Елисеевым планируют сотрудничать и дальше. Более того, сам спортсмен считает, что работа должна быть продолжена, так как в этом сезоне они уже набили все необходимые шишки и знают, как не повторить ошибки в следующем году.

Кто этот тренер?

Во время вчерашнего эфира мужского спринта комментатор Дмитрий Губерниев заявил, что предполагаемый тренер Елисеева — Артём Истомин, 25-летний бывший помощник Хованцева, который после осеннего призыва пополнил ряды российской армии. Во время того же эфира эту информацию опроверг сам Истомин, Елисеев и его жена, однако никто так и не назвал имя наставника. Возможно, у Губерниева верная информация, а молодого специалиста просто ограждают от критики.

Вторым вариантом может быть работа с отцом, но в данном случае возникает вопрос, как детско-юношеский тренер может готовить одного из сильнейших биатлонистов страны? А может быть, супруга Анна уже решила попробовать себя не только в роли психолога, но и в качестве тренера, благо сама была мастером спорта международного класса по биатлону.

Ещё одним вариантом может быть привлечение специалиста из другой сферы деятельности, который пока не имеет ни имени, ни веса в биатлоне, а потому неизбежно был бы подвергнут критике уже с самого начала работы с Матвеем. В любом случае СБР предстоят непростые переговоры со спортсменом и, возможно, непопулярные меры. С одной стороны, логично поставить Елисеева перед фактом: либо он готовится с Каминским в команде, либо работает за свой счёт и отбирается в команду самостоятельно. Однако поставить в общие рамки привыкших к свободе российских биатлонистов уже непросто, да и вряд ли Елисеев будет продуктивно работать с тренером, которому не доверяет. И хватит ли мужества и политической воли у Виктора Майгурова, чтобы загнать этого «джинна в бутылку», навести в команде порядок и установить жёсткую дисциплину?