День российской науки был учреждён почти 20 лет назад, 7 июня 1999 года, указом президента России Бориса Ельцина и приурочен ко дню основания Российской академии наук. Она была учреждена по распоряжению императора Петра I Указом Сената от 8 февраля (28 января по старому стилю) 1724 года.

Славу российской науки составили Николай и Даниил Бернулли, Леонард Эйлер, Михаил Ломоносов и Степан Крашенинников, Николай Карамзин и Дмитрий Менделеев, Илья Мечников и Иван Павлов, Николай Вавилов и Андрей Сахаров, Пётр Капица и многие другие великие учёные, о которых мы знаем ещё со школьных времён.

В меньшей степени известно о сложных послереволюционных годах, тяжёлых потерях в ходе репрессий, драматичных 90-х прошлого века. А что знают и думают наши граждане о роли российской науки, её месте в мировой, о проблемах и достижениях, попытались выяснить ВЦИОМ и Левада-Центр.

Фото: АГН «Москва»/Александр Авилов

Как оказалось, большинство опрошенных ВЦИОМ (48%) уверены, что мировая наука находится на подъёме, тогда как российская отстаёт (36%). При этом 37% респондентов думают, что отставание от мировой науки незначительно, а 15% считают его серьёзным. И только 26% оптимистов полагают, что российская наука в своём развитии опережает мировую. Правда, 20% этих оптимистов всё-таки оговариваются, что «незначительно».

По мнению половины опрошенных, сдерживает развитие российской науки и мешает учёным делать прорывные открытия недостаточный объём финансирования. С ними не согласны 33% опрошенных, которые предлагают сперва повысить компетентность учёных, без чего финансовые вливания к новым открытиям не приведут.

Основные достижения и российской, и мировой науки последних десятилетий респонденты связывают с военно-оборонной промышленностью, космосом и медициной.

При этом 43% опрошенных придерживаются мнения, что вектор развития российской науки должны определять сами учёные, а 23% — что задачи перед наукой должно ставить государство. Интересно, что с 2013 года количество тех, кто считает, что направлять учёных должны органы власти, уменьшилось на 18%. При этом с 6 до 13% выросло число тех, кто предлагает и обычным гражданам поучаствовать в постановке задач перед научным сообществом.

Ведущий эксперт-консультант ВЦИОМ Олег Чернозуб: «Общее мнение: мировая наука на подъёме, а российская, если и отстаёт, то ненамного. Однако не всё так просто. В отношении к науке присутствуют два противоположных полюса. Один — дать учёным побольше денег, и пусть делают что хотят. Второй — денег не давать, а прежде всего разобраться, чем они там занимаются. Для тех, кто управляет наукой, это тревожный звонок. В особенности, если вспомнить, что почти никто из опрошенных не смог вспомнить ни одного конкретного научного достижения».

Кстати, степень научной грамотности обычных российских граждан попытались выяснить специалисты Левада-Центра, предложив респондентам ответить на вопросы из школьной программы. Картина выглядит несколько удручающе.

«В 2018 году на все семь тестов правильно ответили лишь 2,3% респондентов, ещё 7,2% дали правильные ответы на 6 тестов. То есть „высокий“ уровень научной грамотности (6–7 тестов) продемонстрировали 9,5% опрошенных (в 2009 году таких было меньше — 6,7%). „Средний“ уровень (4–5 тестов) прошли 30,5% (в 2009 году — 28,0%). Соответственно, доля респондентов с „низким“ уровнем научной грамотности — 0–3 теста — 59,9% (в 2009 году — 65,2%)», — отмечают специалисты Левада-Центра.

Самым лёгким оказался вопрос о дрейфе континентов: 70% респондентов согласились с тем, что «континенты, на которых мы живём, движутся уже миллионы лет и будут продолжать двигаться в будущем», и не ошиблись.

Чуть больше половины (55%) согласились и с верным утверждением, что «электрон меньше, чем атом».

Фото: TASS/YAY/Radu Razvan

Прочие вопросы вызвали проблемы. Так, согласились с верным утверждением, что «пол ребёнка определяют гены отца», 36%, а 35% ответили отрицательно, а ещё 29% и вовсе затруднились с ответом.

В то же время в том, что «обычные растения — картофель, помидоры и т.п. — не содержат генов, а генетически модифицированные растения — содержат», уверены 42% респондентов, и только 30% посчитали это ложным суждением, как оно и есть на самом деле. И почти треть опять затруднилась с ответом.

Специалисты отметили лишь одну явную позитивную тенденцию — увеличение количества респондентов, правильно отвечающих на тест о действии антибиотиков. Если в 2009 году 23% считали, что «антибиотики убивают не только бактерии, но и вирусы», то в 2018 году их стало 34%.

В отчёте центра замечено, что опрашиваемые вполне могли просто угадывать ответы, однако «если тесты абсолютно одинаковы, то можно рассматривать динамику научной грамотности и делать сопоставления между разными социально-демографическими группами и даже между странами».

На фоне других стран россияне, как оказалось, не блещут знаниями. Если в вопросе о строении атома мы на 4-м месте среди 40 стран, то по антибиотикам — на 24-м, по природе лазерных лучей, радиоактивности, континентальному дрейфу — ещё ниже, а по генетике человека и вовсе на 39-м.

Фото: flickr.com/NASA

Лишь 24% опрошенных понимают, что астрология не является областью научных знаний. Хотя позитивный сдвиг в этом вопросе есть — в 2006 году таковых было 18%. Кстати, 33% и сегодня уверены, что астрология — это наука. Ещё треть респондентов, видимо, сомневаются, поэтому определили астрологию как «не очень научную область знаний».

В США лишь 5% верят в научность астрологии, а вот 65% наукой её не считают.

«По данному показателю Россия оказалась на 15-м месте среди 34 стран, проводивших данный опрос. Как показали опросы, только в США и Финляндии население чётко отличает науку от псевдонауки», — говорится в отчёте.

Пожалуй, проведённые опросы дают повод всерьёз задуматься об уровне образования, прежде всего школьного.