31 октября 2015 года вся страна была шокирована сообщением об исчезновении с экранов радаров самолёта Airbus A321 компании «Когалымавиа», на борту которого 217 наших туристов после отдыха в Шарм-эш-Шейхе возвращались в родной Петербург. И, собственно, свыкшиеся с сообщениями о разного рода техногенных катастрофах россияне уже понимали, что чудес не бывает и следующая подборка новостей принесёт весть о гибели самолёта в Синайской пустыне.


Вскоре сформировалась и основная версия причин катастрофы воздушного судна — теракт. Нет, у нас уже были акты воздушного терроризма, когда почти одновременно смертницы взорвали сразу два самолёта в воздухе, но международные рейсы казались куда более надёжными, застрахованными от происков холодной мести бандитов. А тут выяснилось, что на любимом россиянами и в общем-то доступном осенне-зимнем курорте любой мог подойти к самолёту и заложить смертельный заряд. И это был не слепой расстрел пляжных отдыхающих, как это было в Тунисе, а целенаправленное, с холодным расчётом уничтожение сотен людей.

Весьма характерно, что, пожалуй, впервые почувствовать ужас случившегося, невозвратимость утрат помогли соцсети и записи современных гаджетов. Миллионы людей увидели улыбающееся личико ребёнка, которому суждено было погибнуть буквально через несколько минут, женщины, посылающей привет своим родственникам, которые уже собирались встречать её в аэропорту Пулково. И такая виртуальность усиливала ощущение нереальности всего случившегося, глубокой несправедливости и трагизма.

Аэропорт Шарм-эш-ШейхаАэропорт Шарм-эш-ШейхаAP/TASS

Потом начались рутинные выяснения причин. Местные египетские власти упорно отрицали версию теракта, резонно опасаясь поставить под вопрос свой туристический бизнес, остающийся наряду с доходами от Суэцкого канала главным источников пополнения казны. Однако российские власти, жёстко настаивая на усилении мер безопасности и привлечении наших спецов к расследованию, запретили полёты на египетские курорты. Таким образом, Египет лишился денег наших путешественников, а некоторые наши туристические компании, также понеся убытки, срочно перевёрстывали свои предложения на зиму.

Как часто бывает, после трагедии стали упорно «креститься» и дуть на воду. И заодно поставили под вопрос и компетенцию странноватой компании «Когалымавиа», которая, меняя владельцев и управленцев и обладая более чем скромным авиапарком, не выглядела надёжной. Вскоре она прекратила своё существование. Поскольку специалистам было ясно, что при крайне ограниченной технической базе её чартерные полёты и без теракта могли привести к трагическим последствиям.

С момента гибели 217 пассажиров, включая 25 детей и семь членов экипажа, прошло четыре года. Дата не круглая, хотя какие могут быть у таких трагедий юбилеи. Но сейчас, видимо, переговоры о возобновлении прямых перелётов из России на египетские курорты выходят на финишную прямую. При том, что наши неугомонные туристы уже проложили другие «дорожки» в страну пирамид. Пусть и с авиапересадками. Массовое возвращение в тот же Шарм-эш-Шейх неизбежно. Но мир не стал в последние годы более безопасным. И нам ещё предстоит оценить, какие реальные уроки были извлечены из взрыва того Airbus. Ведь за усиление безопасности новых потоков туристов заплачено уже немалой кровью.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен