20 февраля ООН отмечает Международный день социальной справедливости. В резолюции международной организации говорилось о необходимости дальнейших усилий международного сообщества для искоренения нищеты, обеспечения полной занятости, достойной работы, равноправия мужчин и женщин, социального благосостояния и социальной справедливости для всех. А мы сегодня попробуем разобраться, как современный мир шел к утверждению принципа социальной справедливости.

Социальная помощь в древности

Человечество стало интересоваться вопросами справедливого устройства общества в глубокой древности, тысячелетия назад, когда еще только появились первые цивилизации. В древнейшем правовом кодексе — законах Хаммурапи, созданном в XVIII веке до н. э., то есть почти 4000 лет назад, содержатся слова, описывающие самого Хаммурапи: «Защитивший жителей Малгум (ассирийский город на реке Тигр. — NEWS.ru) во время бедствия, утвердивший их жилища в богатстве».

Это говорило о том, что правитель Вавилонской державы — это не просто царь, законодатель и полководец, но еще и хранитель порядка, тот, кто помогает в дни бедствий, кто способствует повышению уровня жизни своих подданных. Конечно же, не все древние правители были такими, но идеал главы государства неизменно включал интерес правителя к социальной справедливости и защите своих людей.

Древнегреческий философ Платон, рассуждая об идеальном государстве, говорил, что оно одновременно является справедливым государством. В платоновской этике справедливость — ключевое понятие. Философ полагал, что справедливость — это соответствие своей природе, своему назначению, месту в обществе. Платон писал:

«Справедливость состоит в том, чтобы каждый имел свое и исполнял тоже свое».

Платон на фреске Рафаэля Санти «Афинская школа»Фото: wikimediaПлатон на фреске Рафаэля Санти «Афинская школа»

Так в Древней Греции была сформулирована не потерявшая актуальности до наших дней идея: каждый человек имеет право на достойную жизнь и на реализацию своих способностей и талантов. Платон утверждал, что в идеальном государстве будет достигнута именно такая всеобщая гармония, когда все люди не бедствуют и могут заниматься любимым делом.

Но в греческой античности до подобного идеального социального устройства было еще очень далеко. Тогда не существовало ни понятия о праве на труд, ни системы социальной защиты. Ситуация начала меняться в эпоху возвышения Рима. Там впервые в истории человечества сложилась политическая практика, когда все должности замещались через всеобщие выборы (у греков они распределялись по жребию, что считалось проявлением воли богов).

Но для того, чтобы быть выбранным, требовалось понравится римскому простонародью. Поэтому властолюбивые аристократы стали подкупать плебс, тратя свои несметные богатства на раздачу денег, хлеба и вина народу, а также на пышные общественные мероприятия — спортивные состязания, гладиаторские игры, театральные представления. Чем большую щедрость проявил сенатор, тем выше была вероятность, что именно его изберут цензором или консулом. Чем выше была должность, тем больше денег надо было подарить римской толпе.

Великий реформатор Гай Гракх в II веке до н. э. принял закон, по которому всякий римский гражданин ежемесячно получал достаточно хлеба, чтобы прокормить свою семью, по субсидируемой государством низкой цене. Когда в Риме республика сменяется сначала диктатурой полководцев, а затем властью императоров, государство начинает еще сильнее заботиться о своих гражданах. Вводится система регулярной бесплатной раздачи хлеба. Для этого не требовалось никаких свидетельств, подтверждающих статус неимущего. Требовалось лишь римское гражданство и достаточно бедная одежда (человеку в дорогой тоге хлеба не давали). Но зачем императорам тратить свои собственные деньги и государственную казну? Все очень просто: власть покупала лояльность граждан. Чем сильнее и богаче становилась римская империя, тем больше появлялось возможностей для демонстрации императорской щедрости.

Гай Гракх в народном собрании.Фото: wikimediaГай Гракх в народном собрании.

Римская империя: социальное государство

Римская империя стала настоящим социальным государством, с системой гарантированного дохода, о которой современные государства лишь начинают задумываться. Первоначально сложилась система раздачи денег воинам и населению в честь побед или каких-либо важных государственных событий. Октавиан Август после установления единоличного правления раздал воинам-ветеранам (120 тысяч человек) по 1000 сестерций, а жителям Рима, внесенным в списки граждан, по 400 сестерций.

Такие же выплаты были во времена Тиберия, Клавдия, Андриана, Марка Аврелия, и других. Во времена Траяна устанавливаются государственные пособия на детей-сирот, которые соответствуют прожиточному минимуму: 12–16 сестерциев в день.

Скоро в Риме сложился многочисленный социальный слой, состоящий из людей, которые жили за государственный счет. Они или перебивались случайными заработками или вовсе не работали. Пропитание бесплатно давало государство, оно же обеспечивало развлечения. Почти каждый день в Риме и других городах Италии происходили какие-то интересные мероприятия, оплаченные или государством, или императором, или высокопоставленными чиновниками.

Для публики строились бесплатные термы: роскошные общественные здания из дорогого мрамора, украшенные статуями, в которых имелись парные комнаты и бассейны с теплой и прохладной водой. Там можно было провести целый день, нежась в тепле и слушая музыку, исполняемую рабами. Кстати, о рабах. Разумеется, никакая социальная помощь от государства на них не распространялась. Ведь по римскому праву они были «говорящими орудиями».

Деньги требовались лишь на оплату съемной квартиры «инсулы» в многоэтажном доме. Но и эта проблема была легко разрешимой. Начиная с императора Траяна гражданам стали раздавать не только хлеб, но и деньги. При желании можно было стать «клиентом» аристократа. Это гарантировало постоянное вспомоществование, но взамен клиенты должны были сопровождать своего покровителя в общественных местах, прославлять его заслуги, подлинные и мнимые, голосовать за него на выборах и пытаться принизить его конкурентов в политической борьбе.

Впрочем, некоторые историки полагают, что именно развитая система социальной помощи стала одной из причин погубивших Римскую империю. Римляне предпочитали безделье, не хотели служить своему государству, проливать кровь, сражаясь в армии. Они желали лишь наслаждаться бесплатными благами от своего положения граждан сверхдержавы. Рим все чаще привлекал на службу варваров, которые наконец взяли такую силу, что уничтожили империю. А развращенные столетиями безделья римляне с грустью наблюдали падение своего государства, неспособные помешать этому.

Фото: wikimedia

Социальная помощь в Средние века

Началось Средневековье. Но хотя нам это время кажется мрачным, тогда не забыли про социальную справедливость и поддержку. Только теперь такие задачи решала христианская церковь. Века гонений на христиан, которых убивали, сжигали, бросали в клетки к диким зверям, заставили их сплотиться перед лицом страшной угрозы и осознать ценность взаимопомощи. Христианская вера принесла новую мораль провозглашавшую ценность человеческой жизни, необходимость заботы о бедных, детях, стариках, больных и инвалидах. Если языческая мораль не считала нужным проявлять внимание к слабым членам общества, то христианство прямо предписывало богатым делиться нажитым, помогая всем участникам христианской общины.

Еще во второй половине IV века богослов Василий Великий — один из выдающихся христианских мыслителей и отцов Церкви — впервые в истории в византийской провинции Кесария устроил целую деревню, где оказывалась помощь больным и инвалидам. Она получила имя своего основателя Василия. Появление такого места, где охотно принимали инвалидов и бедных было большим шагом в истории человечества.

В деревне Василия, которая послужила прообразом будущих госпиталей, больниц и приютов, оказывалась медицинская помощь, предоставлялся кров для бездомных, были организованы мастерские, в которых не потерявшие сил жители могли добровольно трудиться, чтобы заработать на помощь неимущим. В течение всего нескольких десятилетий в Византии, а потом и во многих городах Европы, появились госпитали и приюты для бездомных. Создать такое заведение было богоугодным делом, и многие богачи жертвовали на это свои капиталы, чтобы спасти свою душу.

Социальную защиту организовывали ремесленные цеха, которые выплачивали пенсии старым или увечным мастерам, помогали вдовам и детям рано умерших мастеров. Для этого на протяжении всей жизни все ремесленники цеха платили в общую казну небольшие взносы. Тем же самым занимались приходские общины в городах. Приход рассчитывал на помощь и участие в общественной жизни каждого своего члена, но он же гарантировал, что в старости никто из членов общины не будет бедствовать.

В Венеции такая форма социальной поддержки осуществлялась через религиозные братства, называемые «скуолы». Некоторые из них были настолько богаты и могущественны, что принимали активное участие в городской политике. Похожие братства сформировались на другом конце Европы, среди православного населения русских княжеств, попавших в средние века под власть католических польских королей и литовских князей. Они не только помогали друг другу, но и служили защитой от иноверцев, организовывали обучение на русском языке, строили церкви, издавали книги.

Фото: wikimedia

Век капитала

Но по мере того, как феодализм менялся и превращался в капиталистическое общество, системы социально защиты становились все более слабыми, а представления о социальной справедливости воспринимались как досадный пережиток прошлого, мешающий накоплению капитала. Предприниматель XVI–XVII веков уже не хотел просто так делиться деньгами с бедняками.

Тут очень кстати подоспел протестантизм с его идеей, что Бог дарует богатство избранным, праведникам, то есть если человек успешен, значит он добрый протестант и уже не нуждается в дополнительных жертвах ради спасения души. Благотворительность осталась, но в куда более скромной форме, а те, кто жертвовали свои средства на благо общества, хотели за это славы, почета и уважения окружающих. В их честь стали рисовать картины, чеканить медали, воздвигать статуи, называть их именами больницы или приюты.

Бедность, которая в средневековье воспринималась как знак простоты и близости к Богу, превратилась в социальное клеймо. В Европе начали принимать все более суровые законы против нищенства. В Англии XVI века действовал закон, приказывающий «хватать всех бродяг, бездельников и подозрительных и заковывать в колодки, и держать их так три дня и три ночи на хлебе и воде; и по истечении этих трех дней и трех ночей выпускать их на волю, приказывая, чтобы те больше не появлялись в городе».

Ведь добропорядочные горожане не хотели видеть бедность, нищие оскорбляли их взор, они были главными подозреваемыми в самых разнообразных преступлениях. И не без основания — ведь если бедняка лишали социальной защиты ему не оставалось ничего иного как воровать и разбойничать.

Бродяг и нищих ловили, пороли кнутом, отрезали уши, чтобы каждый мог видеть кто стоит перед ним, отправляли на каторгу, ссылали гребцами на галеры. В XVII веке нищенство стало нарушением закона. Если человек не имел средств к существованию, то он обязан был найти работу, а если ее не было, то таких преступников ловили и отправляли в колонии на положении рабов, сроком на 10 лет. Выжившие могли рассчитывать на получение свободы.

Избежавшие рабства отправлялись в работные дома, число которых стало расти в следующие два столетия. Фактически это были тюрьмы, где несчастные бедняки содержались на скудной пище, которую должны были отрабатывать тяжелым физическим трудом, например, занимаясь обработкой камня для масштабных городских строек. Великий английский писатель XIX века Чарльз Диккенс оставил ужасающие описания жизни в работных домах.

Ушли в прошлое и системы взаимопомощи. Ремесленные цеха проиграли конкурентную борьбу и уступили место заводам и фабрикам, где рабочие трудились по 12, а то и 14 часов сутки, не имея ни социальных гарантий, ни отпуска, ни пенсии. Старого или больного человека просто выбрасывали на улицу, где стояли стони желающих получить работу. Надо признать, эпоха раннего капитализма была очень мрачной, безжалостной. Не случайно тогда происходили постоянные восстания обездоленных, а среди бедноты распространялись самые радикальные политические учения.

Фото: wikimedia

Появление социальных законов

Положение простого народа начало меняться в конце XIX века. Богачи поняли, что нельзя бесконечно угнетать простой люд, который может восстать против них. Куда выгоднее делиться частью капитала, чтобы довольный рабочий трудился с большей охотой. Ну и, конечно, рост заработной платы стимулировал развитие внутреннего рынка, что повышало прибыль.

Системы социальной защиты делали предприятия более конкурентоспособными. Если владелец завода снижал продолжительность рабочего дня, повышал жалование, устраивал на предприятии больницу, то к нему охотнее шли наниматься квалифицированные специалисты, которые держались за такое место, относились к своей работе куда более ответственно. Постепенно к таким же выводам пришло и государство, которое начало принимать законы о социальной защите.

Впервые системно подошли к решению задачи создания социальной защиты в Германии, где канцлер Отто фон Бисмарк, сделал рабочее законодательство самой сильной стороной своей консервативной политики. Канцлер говорил: «Фабрики обогащают единицы, но воспитывают... массы пролетариев, из-за незащищенности их существования опасных для государства работников». Поначалу Бисмарк хотел восстановить средневековые цеха с их системой взаимной поддержки, но вскоре пришел к закономерному выводу, что если крупная индустрия, созданная в Германии, становится основой ее процветания, то надо создавать новую систему социальной защиты, рассчитанной на реалии промышленной эры.

В 1880-е годы Германия стала достаточно богатой, чтобы канцлер смог приступить к реализации новой социальной политики, получившей название «прусский социализм». Основным мотивом действий Бисмарка были два желания: сохранить существующий порядок, избежать социальной революции и отвлечь рабочих от леворадикальной идеологии. Он понимал, что с рабочим движением невозможно справиться репрессивными мерами, поэтому сам начал проводить реформы в защиту рабочего класса. В 1883–1889 годы была принята серия законов о социальном страховании по болезни, инвалидности и о введении пенсий для рабочих. Этому примеру начали следовать другие развитые страны.

Социальная защита в Российской империи и СССР

В России в 1897 году был установлен нормированный рабочий день, он не должен был превышать в будние дни 11-часов, а в праздничные дни — 10 часов в сутки. Отметим, что законодательно рабочий день был ограничен лишь в четырёх государствах Европы: Франции, России, Австрии и Швейцарии. В 1898 году на заводах вводится бесплатная медицинская помощь. Закон запрещал работать в воскресенье и устанавливал 17 праздничных дней в году.

В 1897 году был принят закон о пенсионных кассах, но тогда пенсионное обеспечение было не обязательным, а добровольным. В 1912 году система обязательного пенсионного обеспечения была распространена на государственные предприятия, а также заводы и фабрики с числом рабочих не менее 20 при наличии механизации производства или не менее 30 без механизации. Мелкие предприниматели были избавлены от обременительных взносов, но и их рабочие оставались без пенсии, хотя понятно, что со временем пенсионное обеспечение распространилось и на них. Кроме того, пенсии получали государственные служащие, военные железнодорожники.

Власть большевиков отменила царские пенсии, новых же не дала, под предлогом разрухи и требования мобилизации всех сил экономики на строительство социализма. Долгое время пенсии полагались лишь военным и чиновникам. В 1932 году был принят закон о пенсиях для рабочих государственных предприятий, но размер пособия оказался столь мал, что рабочим приходилось трудиться на производстве всю жизнь. Прокормить себя на сталинскую пенсию было невозможно.

Лишь в 1956 году пенсии были распространены на всех горожан и повышены до размера прожиточного минимума. А в 1964 году начали платить пенсии колхозникам, но — очень маленькие, считалось, что жители села должны кормить себя с приусадебного хозяйства. Уже после ряда повышений, в 1975 году средний размер пенсии колхозника составлял всего 40% от средней пенсии горожанина. Эту диспропорцию постепенно пытались выровнять, но так и не смогли до конца существования СССР.

В период пика брежневского застоя, в 1980 году, когда советское общество было наиболее стабильно, средняя зарплата составляла 190 рублей, а средняя пенсия 70 рублей, то есть чуть более трети от заработной платы. В то же самое время в развитых странах мира пенсия находилась в районе 50% от среднего дохода. Это приводило к тому, что советские пенсионеры были обречены на бедность и нуждались в помощи взрослых детей или в изнурительной работе на дачных участках, позволявших сэкономить часть скромного семейного бюджета.