Сетевая инициатива «ЗабастКом» подвела предварительные итоги протестной активности наёмных рабочих в 2019 году. На основе открытых данных авторы исследования проанализировали, какие работники каких отраслей и каких российских регионов бунтовали чаще всего. Кроме этого, в документе ранжируются по популярности и эффективности формы выступлений трудящихся, а также что именно провоцирует конфликты с работодателем. Эксперты NEWS.ru уверены, что организованность рабочего класса в современной России оставляет желать лучшего, хотя права тружеников нарушаются довольно часто.

Социология и география

Большинство трудовых конфликтов в 2019 году были спровоцированы низким уровнем оплаты труда и задержкой зарплат. Согласно исследованию проекта «ЗабастКом», более 70% таких ситуаций были вызваны экономическими причинами, что, как отмечают исследователи, неудивительно, поскольку в России по состоянию на 1 июля 2019 года долг работодателей перед своими сотрудниками составлял 2,57 млрд рублей.

По сравнению с 2018 годом, как говорится в исследовании, сменилась лидирующая причина конфликтов с задержки зарплаты на уровень оплаты труда. Если первая в 2019 году стала причиной протестов в 30,4% случаев, то вторая — в 33,6%. На третьем месте — ликвидация предприятия (8,9%), следом идут условия труда (6,1%), политика руководства (5%), увольнения, сокращения и иные причины.

Фото: Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Больше всего трудовых конфликтов происходит на транспорте, предприятиях обрабатывающих производств и в здравоохранении, которое стоит отметить отдельно в связи с кризисом в отрасли и организующей ролью медицинских профсоюзов «Альянс врачей» и «Действие». Далее идут добывающая промышленность, строительство, образование и наука, ЖКХ, торговля, культура и спорт, госслужба, сельское хозяйство и другие отрасли.

Чаще всего трудовые конфликты происходили в форме обращения работников к работодателю (из них как минимум 33,1% удовлетворены), забастовки (37,8% привели к успеху) и демонстрации (15,2% увенчались победой). Радикальные методы борьбы используются реже. Речь идёт о голодовках, которые привели к выполнению требований в 57,1% случаев, столкновениях (как минимум в 20% удовлетворены) и перекрытиях магистралей (победа протестующих в 23% случаев).

Всего более 77% трудовых конфликтов с известным результатом завершились удовлетворением требований протестующих в той или иной мере. В 34,7% случаев требования трудящихся были выполнены полностью.

По регионам чаще всего протесты вспыхивали в Хакасии, Челябинской области, Крыму, Пермском крае, Карелии и Новгородской области. Исследователи не раскрывают точную статистику, отмечая лишь, что в указанных субъектах в минувшем году было свыше восьми трудовых конфликтов на 1 млн человек.

От четырёх до восьми конфликтов на 1 млн человек зафиксировано в таких субъектах, как Ленинградская, Ярославская, Владимирская, Рязанская, Брянская, Орловская, Ростовская, Астраханская, Оренбургская, Кемеровская и Иркутская области, Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа, Алтайский и Забайкальский края, а также Бурятия и Якутия.

В остальных регионах было зафиксировано менее четырёх трудовых конфликтов на 1 млн жителей.

Законы не в пользу трудящихся

NEWS.ru решил обсудить с экспертами протесты трудящихся и роль самого рабочего класса в современной России. По мнению депутата Госудумы Олега Шеина и лидера Профсоюза трудящихся-мигрантов Рената Каримова, качественных изменений в рабочем движении 2019 года не наблюдалось.

Российское рабочее движение является рефлексивным, оно устоялось в тех отраслях, где рабочие места являются легальными и где работает квалифицированная рабочая сила, — это транспортный сектор. Мы видели действия профсоюза моряков в текущем году, связанные с оформлением трудовых договоров. Во Владивостоке было возвращено более $800 тысяч по недоплаченной заработной плате. Мы видели успешную борьбу профсоюза лётчиков и бортпроводников против сокращения дополнительных отпусков. Но мы понимаем: есть гигантский сектор, это около 15–20 млн человек, где с людьми в принципе не заключены трудовые отношения и им очень тяжело добиваться защиты своих трудовых прав.

Олег Шеин член комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов

Парламентарий полагает, что защита прав трудящихся требует изменений в трудовом законодательстве, которые бы расширили права профсоюзов.

Такие изменения возможны лишь при политических переменах. А с этим как раз у нас в стране нелады. Рабочий класс изменился — мы видели, в уходящем году выступления врачей носили яркий, заметный характер влияния на государственную политику. В том числе и на существенное увеличение затрат на медицину в бюджете наступающего года и изменение правил по заработной плате. Но врачи выступают не сами по себе — там действуют свободные профсоюзы. Это профсоюз «Действие», который охватывает более 50 регионов, это Альянс врачей — заметная организация, которую поддерживает Навальный, — добавил Олег Шеин.

По словам Рената Каримова, «в 2019 году ничего радикально не поменялось по сравнению с 2018-м, 2017-м, 2016-м и более ранними годами».

По-прежнему у нас мало боевых профсоюзов, у нас нет широкой пролетарской партии, люди разрознены, трудовые конфликты носят локальный характер, нет забастовок солидарности, которые действующим в РФ законодательством вовсе запрещены. Поэтому я пессимистически оцениваю состояние рабочего движения в 2019 году. Что касается нового года, то ожидать какого-то радикального общественного подъёма, в первую очередь трудового народа, тоже не приходится. Это связано с тем, что уровень жизни современных россиян всё-таки удовлетворительный — люди имеют жильё, бытовую технику, машины, хоть и купленные часто в кредит. Особенно речь идёт о Москве, хотя в депрессивной провинции жизнь много хуже, но и там народ не проявляет активности, несмотря на низкий уровень зарплат.

Ренат Каримов председатель Центрального комитета Профсоюза трудящихся-мигрантов

Лидер профсоюза подчёркивает, что «вся официальная пропаганда, большинство СМИ нацелены не на то, чтобы говорить с трудовым народом и о трудовом народе», и «естественно, они не призывают его сплачиваться и таким образом решить свои проблемы, в том числе проблемы низкой оплаты труда».

Об уровне жизни официально говорится не с той позиции, что благосостояние — это результат борьбы людей, а как о чём-то априори данном государственным механизмом, который, дескать, обеспечивает ежегодное улучшение жизни людей. Хотя стоит произойти какой-нибудь беде, например, в медицине, как тут же профильный министр вместо бравурного отчёта о выполнении майских указов президента признаётся, что вся работа по оптимизации здравоохранения была проведена из рук вон плохо. То есть мы живём в таком обществе, когда всё хорошее может мгновенно превратиться в плохое, и никакой стабильности, бесплатных медицины и образования нет. Зато есть постоянные поборы, есть то, что люди не живут, а выживают, многие работают на нескольких работах и так далее, — обращает внимание Каримов.

При этом он констатировал, что уровень консолидации рабочих-мигрантов в борьбе за отстаивание своих трудовых и социальных прав постепенно растёт, однако права тружеников не перестают нарушаться.

Пример тому — события 30 декабря в ГБУ «Жилищник» столичного района Ломоносовский. Там около 50 дворников сначала пошли на приём к директору предприятия и пожаловались на условия труда и жизни. По информации работников, на одном из участков вместо 100 положенных дворников работают 40. Спецодежду зимнюю не выдают, материалов для ремонта не дают, но результаты ремонта требуют. Общежитием в рабочее время пользоваться нельзя: даже если заболел, выгоняют на улицу и запускают только после 18 часов. На жалобы дворников директор сказал им идти работать, так как он, дескать, «что хочет, то и воротит». В результате рабочие вышли на улицу и стали протестовать. Это те люди, которые в течение 10 лет поддерживают в порядке территорию целого московского района, их зарплаты составляют около 20 тысяч рублей летом и 25–27 тысяч зимой. В итоге их отвезли в полицейский участок и в суд. Суд принял какое-то решение, которое нам пока неизвестно. Боюсь, что дворников оштрафуют и выдворят за пределы РФ, — продолжил Каримов.

Также он рассказал историю молодого человека, который обратился в профсоюз с жалобой на нарушение прав работодателем.

Недавно к нам обращался сотрудник барбершопа, где все сотрудники работают без оформления, процветает система штрафов, телефонов работодателя у работников нет, кто является работодателем, никто не знает — тот общается со своими сотрудниками через Instagram. Это современная история, которая не особенно громкая, но довольно распространённая, — отмечает лидер профсоюза.

Возвращаясь к теме отсутствия сильной рабочей партии в РФ, Ренат Каримов напомнил, что формально её нишу занимает КПРФ, считающаяся наследницей КПСС.

Фото: Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Через КПРФ рабочие представлены на политической арене, но представлены в искажённом виде и не соответствуя своей роли в экономическом развитии РФ. Они бы могли выйти на эту арену, если бы законы поменялись в стране, если бы государство всячески не зажимало любую инициативу снизу. Но кто же даст это сделать? Ведь это слишком опасно для власти, поскольку много социальной несправедливости: люди, обладающие миллиардными состояниями, стали в очередной раз богаче, а остальные миллионы людей стали беднее, — резюмирует Каримов.

Кроме КПРФ в России действуют десятки более мелких организаций левого толка. Одну из них представляет Виктор Котельников, ветеран профсоюзного движения Самары, активист незарегистрированной Партии диктатуры пролетариата. В отличие от Шеина и Каримова он более радикален в своих суждениях.

Чудовищное расслоение между богатыми и бедными обязательно «коротнёт» (приведёт к короткому замыканию. — NEWS.ru). У нас три класса сформировались. Первый — это феодальная администрация вертикали власти, которая грабит нас косвенными налогами. Второй — это сформировавшиеся под ним собственники средств производства, капиталисты, владельцы заводов, дворцов, пароходов. Внизу влачит жалкое существование рабочий класс, с которого сначала семь шкур сдирают капиталисты, а затем, что останется, — бюрократия. Очень похоже, как перед октябрём 1917-го — такая же двойная пружина, состоявшая тогда из царского правительства и капиталистов. Произойти может не так, как думают власти, линейно закручивая гайки. «Рвануть» может неожиданно — они и раньше, и теперь упускают тот момент, когда надо бы остановиться с затягиванием гаек. Последние срывает быстро, нелинейно, как у шахтёров в 1989 и в 1998 годах. Причиной может быть что угодно — последней каплей это называется. Ей может быть что угодно. Или церковь, как в Екатеринбурге, или дача чья-нибудь в виде дворца, или пенсионная реформа.

Виктор Котельников ветеран рабочего движения Самары

Активист привёл в виде примера историю с обращением мэра Самары Елены Лапушкиной к депутатам губернской думы с предложением «в обход всех принятых законов о повышении пенсионного возраста оставить его на прежнем уровне для городских и районных чиновников». Подобные инициативы на фоне сверхприбылей отдельных крупных бизнесменов и низких социальных выплат, по мнению Котельникова, могут привести к социальному взрыву.