Изначально было ясно, что у Северной Кореи и России есть много общих обстоятельств, превращающих обе страны в геополитических союзников. У обоих государств одни и те же стратегические противники. И Северная Корея, и Россия находятся под давлением внешних санкций, направленных на разрушение их национальных экономик. И Москву, и Пхеньян пытаются представить разрушителями неких западных ценностей и международной стабильности в однополярном мире. И, наконец, обе страны навязчиво объявляются «мировыми изгоями». И хоть геополитический вес стран несопоставим, обсуждение обрисованных проблем могло способствовать их ещё большему сближению в видении современных вызовов.


Словом, целый спектр общих тем для конфиденциального обсуждения был очевиден изначально. Притом, что речь скорее всего шла именно о современных геополитических аспектах — как обстановки в мире в целом, так и двусторонних отношений. Что касается чисто экономических тем, то они явно выглядели второстепенными, поскольку, во-первых, Северная Корея находится под ООНовскими санкциями, которые и Москва обязана соблюдать. Нас и так Штаты постоянно пытаются объявить нарушителями, обвиняя, в частности, в поставках нефтепродуктов.

Нам и так придётся депортировать в общей сложности почти сорок тысяч корейских рабочих, словно не нужны рабочие руки на Дальнем Востоке. Наконец, и лишних источников инвестиций, по чисто политическим соображениям, у российского руководства так же уже нет. Конечно, давно на бумаге существуют проекты газопровода в Южную Корею через территорию Северной или строительства железной дороги от южно-корейского порта, которая также могла бы стать частью пути от Японии в Западную Европу через нашу территорию. Но пока все эти проекты остаются чисто теоретическими. Как говорится, есть дела и поважнее.

kremlin.ru

Поэтому упор на встрече явно был сделан на материях геополитических. Причём председателю Киму было необходимо показать и Китаю, и Америке, что, благодаря возобновлению активных контактов с Москвой, у него расширяется область для маневрирования. А значит, он сможет действовать более свободно, не связывая себя излишними обязательствами.

У России также могут открыться более широкие перспективы в сфере отношений со странами, заинтересованными в решении проблемы денуклеаризации Корейского полуострова. Собственно, единственная объективная информация, касающаяся обсуждённых на прошедшем саммите вопросов, как раз и касается усилий Москвы по возобновлению более широкого обсуждения этого вопроса и возвращения к формату прежней «шестёрки» — с участием Китая, Южной Кореи, Японии, Соединённых Штатов, России и Северной Кореи.

Конечно, если бы именно Москва объявила о готовности Кима к некоторым уступкам, то эта тема могла бы сыграть и в её отношениях с Трампом, который хотел бы завершить свой первый мандат каким-то значимым успехом. А значит, пришлось бы и ему выстраивать диалог с Владимиром Путиным хотя бы по корейской теме. Собственно, подводя итоги саммита, Владимир Путин ещё раз подчеркнул, что путь к стабилизации обстановки на полуострове лежит через предоставление Пхеньяну гарантий безопасности. А такие гарантии могут быть только международно-правовыми. Иными словами, речь могла бы идти о предоставлении коллективных гарантий корейцам.

Как и предполагалось, никаких официальных документов по итогам подписано не было. Саммит оказался чисто ознакомительным. А насколько он был продуктивным, станет понятно, судя по дальнейшим действиям и Москвы, и Пхеньяна.