Как мы уже отмечали, страна постепенно начинает возвращаться к нормальной жизни, и это означает, что начинается и возврат к текущим политическим делам. А одним из крупнейших среди них, после проведения общероссийского голосования, является избрание глав двадцати регионов 13 сентября, а также членов заксобраний и муниципальных депутатов и глав.


То, что Кремль начал подготовку к выборам, стало очевидным уже после видеовстреч Владимира Путина с руководителями субъектов Федерации — Рустамом Миннихановым (Татарстан) и Вениамином Кондратьевым (Краснодарский край). Обоим президент дал добро. Минниханову он сказал в эфире: «Я, безусловно, поддержу ваше выдвижение в качестве кандидата на должность руководителя республики на следующий срок». Кондратьеву — практически то же самое: «Безусловно, вашу кандидатуру поддержу». Поскольку у нас в стране все прекрасно понимают значение этих слов, этим руководителям дали зелёный свет, и вряд ли у них могут быть какие-либо проблемы.

Неслучайно началось всё с Татарстана и Краснодарского края: это крупнейшие и важнейшие регионы среди упомянутых двадцати. С ними может сравниться только Ростовская область, но, думается, очередь скоро и до неё дойдёт. Её губернатор  Василий Голубев вопросов в Кремле не вызывает.

Сергей Булкин/NEWS.ru

Последний раз проколы на выборах губернаторов случались в 2018 году. Тогда на волне недовольства пенсионной реформой в четырёх субъектах «что-то пошло не так». А именно: те губернаторы, на которых сделал ставку центр, оказались не в состоянии обеспечить себе минимально необходимый уровень поддержки. Неприязнь к власти дошла до того, что в Хабаровском крае и во Владимирской области во второй тур вышли кандидаты от ЛДПР, которые вообще не вели кампании, то ли «сливая» их, то ли боясь каких-либо проблем, но всё равно победили с оглушительным перевесом. Там же, где выступали кандидаты от КПРФ, Кремль сразу своё поражение не признал и почти пару месяцев мурыжил Валентина Коновалова, пытаясь всеми правдами и неправдами если не сорвать, то по крайней мере оттянуть его триумф. В итоге дважды срывался второй тур выборов в Хакасии. В Приморье АП действовала успешнее: приход к власти кандидата от КПРФ удалось предотвратить, назначив нового, более популярного и опытного руководителя.

Больше проколов Кремль не допускал. С позиций сегодняшнего дня кажется, что в кампанию 2018 года он намеренно позволил прийти к власти оппозиции, дабы выпустить пар народного недовольства. Реального ущерба от этого власть не получила. Все до единого оппозиционные губернаторы встроились в схему вертикали и проблем не создают.

В этом году неожиданно появился коронавирус, ставший серьёзным вызовом. Напрямую, конечно, он не связывается с действующей властью, но меры, ограничивающие свободу передвижения, приостановка экономической активности и многое другое не могут не порождать недовольства. И теперь губернаторам, идущим на выборы, придётся отвечать за свои действия в этот чрезвычайный период.

Эта трудность не является роковой, напротив, кто-то из них, вполне вероятно, мог заработать себе дополнительные очки в результате либо удачной работы, либо удачного пиара. Однако вызов очевиден, планировавшаяся в начале года повестка дня сломана, и теперь предстоит срочно выстраивать другую, идти на выборы с программой антикризисных мер.

Эта неопределённость не может не вызывать опасений. Поэтому подбадривание губернаторов благословением из Кремля — совсем не лишняя предосторожность. Характерна сама позиция глав регионов. Кондратьев сказал: «Жители края, избрав меня губернатором, поддержали ваше назначение. Поэтому я хотел бы сегодня вынести вопрос о возможности мне избираться на новый пятилетний срок губернатором Краснодарского края на ваше решение». Путин даже поперхнулся от такого откровенного лизоблюдства и пренебрежения к жителям края, поправив не в меру угодливого губернатора: «Я думаю, что решать будут жители Краснодарского края на выборах, за ними окончательное, конечное слово, решающее слово».

Сергей Булкин/NEWS.ru

Никакая конституция не обуславливает необходимости спрашивать у президента разрешения баллотироваться. Но Кондратьев — человек системный, он понимает, что есть формальное право, но есть и неформальные сложившиеся практики. Так что пусть его Путин аккуратно и поправил, но лишний раз в его послушании и управляемости убедился.

Но этот же пример показывает, что любая несанкционированная активность поощряться не будет. Поэтому можно предположить, что с учётом опыта 2018 года все реальные кандидаты от оппозиции будут отсекаться через муниципальный фильтр. Из восемнадцати регионов, где голосование будет прямым (ещё в двух избирают заксобрания), пока нигде не просматривается возможность поражения кандидатов власти. В девяти субъектах главы находятся в статусе исполняющих обязанности, то есть они сравнительно недавно назначены и не тянут за собой негативного шлейфа, а других девяти — проверенные кадры, которых не стали заменять ввиду уверенности в них.

Разумеется, это не гарантирует беспроблемного голосования. Но если у оппозиции вообще не будет относительно сильных кандидатов, как в Иркутской области, где, судя по утечкам, настроены не допускать ни под каким предлогом бывшего губернатора Сергея Левченко, то у населения не будет никакого стимула не поддерживать действующую власть. Пока, за три месяца с лишним, можно осторожно предположить, что губернаторская кампания 2020 года должна пройти для Кремля успешно, при условии, что его выдвиженцы не будут допускать грубых ошибок.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен