Уголовные дела по массовым беспорядкам в Москве сами по себе наделали немало шума: десятки обвиняемых, ночные обыски, многочисленные аресты, объявление фигурантов в розыск. Однако быстрое окончание расследования и передача дел в суд удивляет не меньше — некоторые из них завершены буквально за три—четыре недели. С чем связана такая скорость, а также как дальше могут развиваться события, выяснял News.ru.


Изначально в деле о массовых беспорядках (часть 2 статьи 212 УК) было 13 фигурантов. Одновременно всем им также вменяется часть 1 статьи 318 УК «Применение насилия в отношении представителя власти». 20 августа Следственный комитет отчитался о завершении расследования в отношении троих — Евгения Коваленко, Кирилла Жукова и Данилы Беглеца. 23 августа стало известно о завершении расследования по делу Ивана Подкопаева. Оно было возбуждено 30 июля — таким образом, следствие закончилось менее чем за четыре недели.

Сергей Булкин/News.ru

26 и 27 августа прошли предварительные заседания по делам Подкопаева, Беглеца, Коваленко и Жукова. 3 сентября в Тверском и Мещанском судах пройдут первые судебные слушания.

318-я вместо 212-ой

Есть нюанс: дела по вышеперечисленным фигурантам переданы в суд не по 212 статье, а по части 1 статьи 318 УК «Применение насилия в отношении представителя власти». Обвинение было либо переквалифицировано (как в случае Данилы Беглеца и Ивана Подкопаева), либо добавлено новое к существующему (как в случае Кирилла Жукова). Евгения Коваленко арестовали самым первым, его изначально обвиняли по 318 статье — по версии следствия, он бросил урну в полицейского. Беглец обвиняется в том, что он толкнул силовика на митинге 27 июля, Подкопаев — что распылил баллончик с газом в сторону полицейских, Кирилл Жуков — что пытался поднять защитный щиток на шлеме омоновца.

Евгений Коваленко сперва признал вину, был отправлен в СИЗО. Позже от признательных показаний он отказался. На предварительном заседании 26 августа стало известно, что его дело будет слушаться в общем порядке, процесс начнётся 3 сентября в Мещанском суде. Помимо этого, Коваленко вменяют ещё и ч. 2 статьи 212, однако следствие по этому обвинению пока не завершено.

Двое других фигурантов — Данила Беглец и Иван Подкопаев — признали вину по 318 статье и попросили об особом порядке рассмотрения дела. Это значит, что суд пройдёт без исследования доказательств и допроса свидетелей. Есть вероятность, что приговор в их отношении будет вынесен в тот же день.

Адвокат Беглеца Станислав Рыбчинский сообщил News.ru, что решение о признании вины его подзащитный принял самостоятельно.

После изучения материалов дела и консультаций он принял решение выйти на особый порядок. В России признание вины — серьёзное смягчающее обстоятельство. Но он, если посчитает нужным, может изменить свою позицию в любой момент, — отметил он.

Кирилл Жуков — четвёртый фигурант по этому делу, рассмотрение по которому начнётся уже на следующей неделе. Он не признал свою вину. Его адвокат Светлана Байтурина сообщила News.ru, что дело по 318 статье в отношении Жукова выделено в отдельное производство, однако есть ещё дело по 212 статье, материалы по которому в суд не передали, но в то же время и не прекратили преследование.

Беспорядки Шрёдингера

Руководитель проекта «Апология протеста» Алексей Глухов считает, что материалы дел только по 318 статье переданы в суд неспроста. Он настаивает, что массовых беспорядков не было, а значит, по 212-ой нет состава преступления.

Сергей Булкин/News.ru

Важный момент: по 212-ой расследование ещё не завершено. В суд переданы дела только по 318 статье. Думаю, при наличии признаний следствие решило долго не заморачиваться. Они хотят как можно быстрее протащить их через суд, пока есть политическая воля.

Алексей Глухов

руководитель проекта «Апология протеста»

В ответ на это лидер движения «Новая Россия», кандидат юридических наук Никита Исаев в разговоре с News.ru заявил, что быстрое завершение расследования — это «гуманистическая история».

Нет смысла держать людей месяцами под стражей. Стоит оценить это как гуманистический жест. К тому же следствие хочет обеспечить демонстрацию действий власти по отношению к несанкционированным акциям, демонстрацию неотвратимости наказания.

Никита Исаев

лидер движения «Новая Россия»

Кроме того, эксперт утверждает, что московский протест — «не народный». Народными, по его мнению, являются протесты в регионах, которые вызваны социальными причинами.

Эта история обернётся для фигурантов тем, что они будут более тонко чувствовать силы, которые стоят за организацией протестов, а также станут осознавать риски участия в них. Или же вовсе потеряют интерес к политике, — полагает он.

В свою очередь Глухов говорит, что сейчас следствию придётся придумывать, как поступить с остальными делами, возбуждёнными по 212 статье.

Они не знают, что с этим делать. Откатить назад не могут. В суд в таком виде тоже нельзя, вдвойне позорище — в этих делах отсутствует событие преступления. Иски от транспортников и ресторанов не образуют состава массовых беспорядков. А только на признательных показаниях уголовные дела не строятся, — утверждает он.

Преследование по «делу 27 июля» часто называют политическими репрессиями, а само дело сравнивают с «Болотным». Однако Глухов уверен, что в плане длительности расследования между ними не стоит проводить параллели.

«Болотное дело» в общей сложности длилось шесть лет. Первое дело в рамках этого процесса передали в суд через год. Причём реальный срок получили обвиняемые по 318 статье, по 212-ой дошло до суда только одно дело, — сказал он.

Адвокат Сергей Ахундзянов говорит, что при малейших пререканиях с полицейскими и сопротивлении им при задержании на митинге на человека может набраться несколько составов преступления. Например, продолжает он, это может быть неповиновение сотрудникам полиции, когда они просят покинуть митинг, сопротивление при задержании, попытка вырвать другого митингующего из их рук или оскорбления в адрес правоохранителей.

Сергей Булкин/News.ru

Так, например, стихийно возникшее сопротивление сотрудникам полиции может быстро перерасти в массовые беспорядки, преступление, предусмотренное статьёй 212 УК РФ.

Сергей Ахундзянов

адвокат

Нечего расследовать?

Ахундзянов уверен, что такие преступления расследуются достаточно быстро благодаря современным технологиям.

Сами факты противоправных действий гражданина объективно зафиксированы на фотографиях и видеозаписях, не являются сложными в процессе доказывания, — говорит он.

Адвокат Марат Файзулин объясняет механизм работы следствия. Иногда, по его словам, дела намеренно возбуждаются по «громкой» статье.

У следователей есть такая фраза «довести корочку». Это значит, что иногда дела специально возбуждаются по громкой статье, чтобы было легче расследовать. Например, на расследование шпионажа направят все силы и средства, в отличие от кражи. То есть формально заводят, а потом переквалифицируют, мол, ошиблись, не тот состав преступления. В этом деле 212 статья — та самая «корочка». Надеюсь, что когда решат общественно-политические задачи, преследование прекратят совсем.

Марат Файзулин

адвокат

Однако по словам источника News.ru в правоохранительных органах, причина быстрого следствия здесь гораздо проще. Он утверждает, что дело обычное, а расследование проводили «высокопрофессиональные люди».

Там всё очевидно. Собрали всё и направили, — заявил он.

30 июля СК возбудил дело о массовых беспорядках во время акции протеста в Москве 27 июля. По версии следствия, её участники грубо нарушали общественный порядок и применяли насилие в отношении представителей власти. В тот день состоялся несогласованный с властями митинг «За честные выборы». Требованием митингующих было допустить независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму, которые пройдут в сентябре. Во время акции в Москве были задержаны 1373 человека, однако позже многие из них были отпущены или отделались административным наказанием. Обыски и задержания фигурантов уже уголовного дела начались тремя днями позже.