Тот факт, что у нас 63 процента опрошенных слыхом не слыхивали о девочке-активистке уже международного масштаба, Грете Тунберг, вызывает некоторое удивление. И это притом, что экологические проблемы у всех вроде бы как раз на слуху. Проблемы нескончаемых свалок и, как считается, планы строительств несовершенных мусороперерабатывающих заводов неоднократно выводили людей на улицы. Экологический протестный лагерь в Архангельской области у станции Шиес. Массовые выступления против вредных производств в Абакане, Красноярске, в Северной Осетии.


Видимо, в этом и заключается некий парадокс всех наших экологических проблем: нет политического и общественного механизма воздействия на ситуацию. Что, с одной стороны, приводит к местным возмущениям, на которых спешат спекулировать все кому не лень. А, с другой, затруднён диалог с властями, поскольку в стране нет узнаваемых и авторитетных лидеров, чья карьера была бы связана именно с экологией. Ведь не секрет, что в СССР, самой читающей стране, именно писатели во многом предотвратили рискованный план переброски северных рек.

Не случайно поэтому появилась информация, что и в АП рассматривают вариант создания реальной партии «зелёных», которая оживила бы в целом нашу несколько затухающую партийную систему. И одновременно позволила бы наладить постоянный диалог и многосторонние контакты, способные разумно купировать всплески неконтролируемых протестов. Тем более что такая партия могла бы на полном основании входить в контакт с братьями по политическому разуму на Западе, с которыми у нас в целом весьма напряжённые отношения.

Сергей Булкин/News.ru

Надо сказать, что сама идея партийной экологии насчитывает у нас уже не одно десятилетие, поскольку официально «зелёные» завелись у нас ещё в 1993 году. Сначала это было общероссийское общественное движение, затем экологическая партия «Кедр». Снова движение с рекомендацией всем его членам инкорпорироваться в «Справедливую Россию». С 2012 года «зелёные» — опять партия, которая на выборах в Госдуму в 2016 году получает поддержку избирателя в рамках известной статистической погрешности. А возглавлял данный список небезызвестный Олег Митволь, в прошлом один из руководителей Минприроды и префект столичного округа. Собственно, такие колебания вместе с партией не могли не отразиться и на авторитете «зелёных» отечественного розлива. Непоследовательность и неустойчивость во многом не позволили создать в стране политический институт с экологическим уклоном.

Словом, есть проблема, есть спрос на политическое оформление ряда требований. Есть заведомо немалая поддержка активного общественного сегмента. Но пока нет главного — авторитетных лидеров, которым бы недовольные промышленным выбросами и растущими плохо контролируемыми свалками могли бы делегировать право защищать их интересы и говорить от их имени. Собственно, это и представляет сейчас главную трудность. Притом, что мы понимаем: время для раскрутки не столько самой партийной идеи, сколько отдельных личностей ещё есть.

Вот и пассионарную Грету хотели бы наши депутаты увидеть на трибуне Госдумы. А там, глядишь, её узнаваемость резко в России подскочит, и девочка придаст импульс нашему эко-парт-строительству.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен