Крупнейшие атаки на нефтяную промышленность Саудовской Аравии, которые произошли в ночь на 14 сентября, ударили по репутации саудовского наследного принца Мухаммеда. В разговоре с агентством Reuters люди, близкие к дому Аль Сауд, сообщили, что некоторые члены королевской семьи разочарованы действиями наследника престола на фоне диверсий, едва не ударивших по существенной части мирового потребления нефти. Отразится ли это на конфигурации внутри монаршей семьи, большой вопрос.


О кризисе доверия, возникшем в королевской семье, Reuters сообщили сразу пять источников. Теперь даже ближайшие родственники, если верить словам близких к королевской власти собеседников агентства, сомневаются в способности наследника престола обеспечивать безопасность Саудовской Аравии. Не исключено, что триггером стало интервью принца телеканалу CBS News, в котором он продемонстрировал довольно мягкий тон по отношению к Ирану, считающемуся главным виновником диверсий в ночь на 14 сентября. Теперь сыну короля припоминают всё — от вооружённого конфликта в Йемене до убийства журналиста Джамаля Хашогги, которое произошло ровно год назад в королевском консульстве в Стамбуле. Некоторые люди в высших эшелонах саудовской власти говорят, что теперь не доверяют наследнику престола.

Вопрос с ударом по нефтяной промышленности стал действительно важным для Эр-Рияда: нападение ухудшило инвестиционный климат королевства, и без того находившийся в слабом состоянии на фоне сомнительных внешнеполитических шагов принца. Если брать во внимание кризис доверия, то на карту поставлена ​​политическая стабильность крупнейшего в мире экспортёра нефти. Конечно, наследник престола популярен среди молодых саудовцев. Его хвалят за социальные реформы, частичное послабление для женщин и намерение диверсифицировать экономику Саудовской Аравии, зависящую от нефти. Однако государственный контроль над СМИ, подавление любого инакомыслия и внешнеполитические авантюры нивелируют весь положительный эффект. Старший научный сотрудник Chatham House Нил Киллиам говорит, что у саудовцев «всё меньше уверенности в способности (Мухаммеда. — News.ru) защитить страну».

Это ставит вопрос, может ли Мухаммед стать жертвой дворцового переворота.

Саудовские инсайдеры и западные дипломаты утверждают, что семья Аль Сауд вряд ли будет открыто противостоять принцу, пока король Салман жив: именно монарх является гарантом его политической устойчивости. Несмотря на то, что Салман делегировал большинство полномочий своему сыну, он по-прежнему председательствует на еженедельных заседаниях кабмина и принимает иностранных клириков. Часть экспертов полагает, что любая попытка сместить принца неосуществима, учитывая его контроль над структурой внутренней безопасности. Впрочем, нельзя не заметить, что некоторые члены королевской семьи рассматривают 77-летнего принца Ахмеда, брата короля Салмана, как возможную альтернативу. На него, как следует из различных источников, делают ставку как в придворной оппозиции, так и в западных странах.

Все смотрят на то, что делает Ахмед. Семья продолжает думать, что он единственный, кто может её спасти, — сказал Reuters на условиях анонимности один из представителей бизнес-элиты.

Впрочем, наблюдатели отмечают: пока нет никаких доказательств, что принц Ахмед захочет играть роль главного оппозиционера. Брат монарха вёл себя довольно сдержанно с тех пор, как вернулся в Саудовскую Аравию в октябре 2018 года после двух с половиной месяцев, проведённых в Великобритании. Во время поездки он, как сообщалось, отчаянно критиковал руководство Саудовской Аравии за шаги во внешней политике. Принц Ахмед представлял Совет верности — определяющий преемственность орган, в состав которого, как правило, входят старшие члены королевской семьи. Примечательно, что Ахмед в своё время отказался давать принцу клятву на верность. Источники, связанные с саудовской элитой, говорят, что позиция принца Ахмеда в отношении потенциального смещения наследника престола заключается в том, что решать проблемы нужно по мере их поступления.

Впрочем, никто не отменял сценарий силового смещения кронпринца. Его желание подавить оппозицию в семье могло дать обратный эффект.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен