Россию подозревают в отказе от идеи Конституционного комитета по Сирии. Это следует из заявления одного из представителей этой структуры Ибрагима аль-Джаббави, который относится к оппозиционным кругам. Он усомнился в эффективности переговорного процесса, посвящённого корректировке Основного закона Арабской Республики, потому что, по его оценкам, Москва больше не считает нужным подталкивать президента Сирии Башара Асада к диалогу с оппозицией — предположительно, из-за своих разногласий с Вашингтоном.

Аль-Джаббави указал на неспособность ООН собрать на женевской площадке очередную встречу Конституционного комитета. По его словам, усилия спецпредставителя ООН по Сирии Гейра Педерсена, «которые в течение последних пяти недель были нацелены на проведение нового раунда заседаний, потерпели реальную неудачу». Самое печальное, по мнению оппозиционера, что нежелание сирийского правительства продолжать дискуссию по поводу конституции сейчас стало якобы поддерживаться российской дипломатией.

Поворот в позиции Москвы, по мнению аль-Джаббави, «связан с продолжением американской администрацией политики экономических санкций против сирийского режима». Речь идёт о введённом этим летом «законе Цезаря», который стал базой для ограничительных мер за любые связи с руководством Сирии. По мнению оппозиционных кругов, сдвиг в российской стратегии, кроме того, может быть связан с тем, что Кремль ждал в этом году от Вашингтона некой важной встречи по Сирии, от проведения которой администрация президента Дональда Трампа отказалась.

Башар АсадФото: РИА НовостиБашар Асад

Свою позицию официальный Дамаск обозначает публично. Так, в недавнем интервью российскому телевидению президент Башар Асад заявил, что круг вопросов, которые его делегаты готовы обсуждать в Женеве, не касается стабильности. Он напомнил, что в переговорном процессе участвует сторона, которую поддерживает правительство, и та делегация, состав которой определили представители Турции, не упомянув третью группу экспертов. Асад выразил уверенность в том, что Анкара «и те, кто за ней стоит, включая США и их союзников, не заинтересованы в продуктивной работе Конституционного комитета». По оценкам президента Сирии, выдвигаемые этой протурецкой группой переговорщиков требования ведут к ослаблению республики — «к хаосу, а не стабильности».

Диалог, ведомый самими сирийцами, будет успешным, однако в случае вмешательства в него извне он будет обречён на провал, — подчеркнул Асад.

Это ставит вопросы о потенциальной реакции Турции. Однако Анкара пока что не реагирует на подобное развитие событий, несмотря на то что нередко делает замечания по поводу политического процесса. Арабские наблюдатели полагают, что «молчание» турецкой стороны, которая, как известно, напрямую задействована в сирийском театре боевых действий, связано с изменением её приоритетов. Президент Реджеп Тайип Эрдоган, согласно этим оценкам, не критикует отсутствие прогресса на политическом треке до тех пор, пока остро не даёт знать о себе военная ситуация. Это может произойти в том случае, если в очередной раз «вспыхнет» провинция Идлиб — последний анклав сирийской оппозиции, где также находятся радикальные формирования. Таким образом, турецкое руководство устраивает стагнация политического диалога — для него важнее «охладить» ситуацию на фронте.

Безусловно, предполагаемый отказ России от Конституционного комитета — это лишь одна из гипотез. К примеру, по мнению американских аналитиков, недавняя задержка поставок пшеницы в Сирию может, напротив, отражать желание Москвы надавить на непослушного ситуативного союзника и усадить его за стол переговоров. Однако ситуация вокруг заявлений участников комитета и Асада ставит вопрос о том, насколько в принципе работоспособна формула Конституционного комитета и каков будет её политический эффект.