Пользователи социальных сетей активно обсуждают новую часть знаменитой американской игровой франшизы Call of Duty, в которой пользователям предлагают направить ракету на персонажа по имени Горбрани — по сути двойника иранского генерала Касема Сулеймани, убитого авиаударом ВВС США в 2020 году. В игре фигурируют и некие «русские», с которыми вымышленный генерал заключает сделку о поставках оружия. Как устроен политический мир шутеров (стрелялок) и на кого устраивают виртуальную охоту джихадисты в своих версиях-копиях западных игр — в материале NEWS.ru.

Аж самим страшно

Индустрия видеоигр нечасто выбирает для своих проектов ближневосточную тематику, или, как говорят геймеры, сеттинг. И все же в последнее время спрос на такие игры постепенно растет. Так, французский разработчик Ubisoft, один из крупнейших в игровой индустрии, вызывал ажиотаж, выпустив трейлер новой серии изрядно поднадоевшей поклонникам игры Assassin’s Creed («Кредо ассасина»). На этот раз действие будет проходить в IX веке в Багдаде времен Аббасидского халифата. Новость о ближневосточных декорациях заставила заскучавших геймеров забыть претензии к французской компании и с нетерпением ждать ее нового проекта.

Между тем один жанр видеоигр, который традиционно любит ближневосточный сеттинг, — это шутеры. Богатый на конфликты Ближний Восток — бесконечный источник вдохновения для таких стрелялок вроде популярной серии Call of Duty («Зов долга»). На этот раз разработчикам удалось вызвать сенсацию. В новой части франшизы Modern Warfare II уже в течение первых пяти минут с начала игры геймеру поручают направить ракетный удар на некого Горбрани — виртуального военачальника иранского Корпуса стражей Исламской революции. Пользователи соцсетей сразу провели аналогию с реальным военным КСИР, иранским генералом Касемом Сулеймани, который был убит 3 января 2020 года по приказу президента США Дональда Трампа. Созвучны не только имена и занятия виртуального героя и его прототипа — они и выглядят одинаково, у них почти идентичные внешность и военная форма. Похоже, разработчики не пытались скрыть сходства. Кроме того, фамилия вымышленного персонажа почти такая же, как у бригадного генерала ВВС Ирана Юсефа Горбани. Такая вот двойная отсылка.

Касем СулейманиФото: Xinhua/Xinhua/Global Look PressКасем Сулеймани

Остроты сюжету добавляет тот факт, что в момент игрового запуска ракеты рядом с Горбрани находится колонна «русских военных», которые заключают сделку о поставках оружия.

Вооруженные люди и техника все русские! Какого черта русские делают рядом с Горбрани? Двух зайцев одним ударом. Там много вооруженных людей. Русские очень рады видеть Горбрани. Что ж, это будет их последняя встреча, — комментирует «происходящее» главный герой игры (собственно, сам игрок) вместе со своей командой.

Далее по сюжету после операции по устранению Горбрани его место занимает персонаж Хасан Зяни — он стремится отомстить за своего предшественника и хочет незаконно приобрести баллистические ракеты у США. Этому и должен помешать игрок.

Игровые журналисты, тестировавшие шутер, признавались, что из-за политической напряженности в реальном мире им «было не по себе» в момент запуска ракеты по виртуальному «иранскому генералу, который заключал с русскими сделку». Напомним, в последний месяц страны Запада обвиняют Иран в продаже своих дронов российской армии для участия в специальной военной операции на Украине. Россия называет эти заявления фейком.

«Ванька» и отвертка

Серия Call of Duty уже давно считается одним из главных рупоров американской пропаганды, и противоречивые сцены для франшизы не редкость. Так, в игре Modern Warfare 2019 года события разворачиваются в вымышленной ближневосточной стране, которая, очевидно, иллюстрирует Сирию периода гражданской войны. По сюжету американские и британские войска приехали, чтобы сразиться с боевиками из «Аль-Катала» — намек на «Аль-Каиду»*. Правда, игроку оказывается не до террористов, ведь по сюжету ему приходится давать отпор «злым русским», которые, по видению сценаристов, вырезают мирное население и забрасывают его химическим оружием.

От «злых русских» к «плохим иранцам»: убийство Сулеймани превратили в игруФото: Shutterstock

Особенно бурную полемику вызвал фрагмент игры, в котором геймер управляет маленькой девочкой, в чей дом врывается один из таких «злых русских». По сюжету огромный, перекачанный «Ванька» в тельняшке и в противогазе проникает в дом невинной сирийской семьи и начинает охоту за ребенком. Задача игрока — прятаться по углам и выбирать моменты, чтобы ударить «Ваньку» отверткой по ногам, а затем сбежать. Неудивительно, что из-за бурной критики игру забанили в РФ для PlayStation российских геймеров, отечественные блогеры отказались ее продвигать. Наконец, по сей день одной из самых скандальных миссий в истории видеоигр остается четвертый уровень «Ни слова по-русски» из Call of Duty 2009 года — там игрок (агент под прикрытием) проникает в вымышленный московский аэропорт в составе банды террористов и стреляет по мирным жителям, в этом цель «миссии».

Из геймеров — в джихадисты

А ведь Call of Duty — не какая-то малоизвестная и маргинальная серия, а одна из крупнейших и самых популярных в индустрии. В 2020 году она принесла разработчикам почти $2 млрд прибыли. Более того, персонажей серии играли известные актеры вроде Кита Харингтона (Джона Сноу из «Игры престолов») и Кевина Спейси (Фрэнка Андервуда из «Карточного домика»). Но несмотря на финансовые возможности нанять опытных консультантов, разработчики Call of Duty не брезгуют откровенной «клюквой», а к ближневосточному сеттингу относятся как к дойной корове, не уделяя ему должного уважения. Сами поклонники игры признают, что ее виртуальный арабский мир выстроен на стереотипах.

Так, иракские персонажи могут говорить на совершенно чуждом им марокканском диалекте с вкраплениями французского, а саудовские персонажи могут носить традиционную египетскую одежду. На вывесках в виртуальных арабских городах мелькают надписи вроде «халяль кальян» или «халяль бар», хотя ни кальяны, ни уж тем более бары не могут быть халяльными (разрешенными в исламе). О том, что Call of Duty — это новое веяние ориентализма (стереотипного восприятия традиций Востока), уже пишут научные работы.

Парадокс в том, что на играх Call of Duty выросли в том числе и многие террористы из ИГ*, которые затем вербовали сторонников на ассоциациях с популярной игрой. «Промоматериалы» террористической организации были часто отсняты так, чтобы записи реальных боев максимально походили на партию игры в Call of Duty.

Распространяя в интернете кадры с места боев, игиловцы напирали на то, будто что в жизни ощущения даже круче, чем от игры. Они называли свои игрища не иначе как Call of Jihad («Зов джихада») и обещали боевикам «зареспавниться» (от сленгового словечка respawn, которым на языке геймеров обозначают возрождение после смерти) в джанне — арабском раю.

От «злых русских» к «плохим иранцам»: убийство Сулеймани превратили в игруФото: Ahmad Hasaballah/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Но террористические организации Ближнего Востока не только пользуются наработками западных игр, но и создают в ответ свои. В Сети до сих пор гуляют файлы с игрой «Звон мечей» от игиловцев. Ее разработали на основе хита 2004 года Grand Theft Auto: San Andreas про чернокожего бандита из гетто. В версии от ИГ геймерам предлагают нападать на колонны военных грузовиков и виртуально убивать «неверных» — разумеется, представителей Запада.

Идею вербовать сторонников через видеоигры ближневосточные военные организации взяли на прицел давно. Например, в 2003-м шиитская военизированная группировка «Хезболла» из Ливана разработала и издала пародию на Call of Duty под названием Special Force (спецназ). Геймер играет за одного из бойцов организации и вместе с палестинцами защищает Ливан от Израиля. Причем это далеко не единственный игровой проект ливанских шиитов. В 2018 году они выпустили Holy Defence («Святую защиту»). Там сражаться геймерам предстояло уже в Сирии и Ираке — оборонять шиитские святыни.

* «Аль-Каида», ИГ террористические группировки, запрещенные в РФ.