Иран укрепит сирийскую армию, особенно её противовоздушную оборону, заявил начальник иранского генштаба Мохаммад Багери после встречи с министром обороны САР генералом Али Аюбом. Несмотря на тесное взаимодействие двух республик, большинство наблюдателей расценило это как очередную декларацию о намерениях, но с российским подтекстом — если средства из РФ не защищают объекты от налётов ВВС Израиля, то эта задача будет решена по-другому. Позже появились публикации о том, что Тегеран действительно готов поставить в САР средства ПВО — конкретные комплексы и системы национальной разработки.


В рамках заявления для прессы после подписания всеобъемлющего соглашения между Ираном и Сирией о военной безопасности Багери сказал: Тегеран окажет помощь республике в усилении её противовоздушной обороны. По его словам, договор расширяет сотрудничество для противодействия давлению США, а укрепление Ираном ПВО Сирии преследует цель нарастить темпы взаимодействия в оборонной области.

Как отметило базирующееся в Лондоне саудовское издание Asharq Al-Awsat, внезапно подписанное соглашение между Тегераном и Дамаском подрывает попытки Москвы обуздать военную и экономическую иранскую экспансию в Арабской Республике, чтобы защитить там свои интересы и удовлетворить Израиль. Российские ЗРС С-300, поставленные в САР и переданные сирийским ПВО, до сих пор молчат, несмотря на активность ЦАХАЛ, подчёркивают многочисленные арабские обозреватели. Однако 9 июля иранское агентство Tasnim News со ссылкой на арабскую газету Raialyoum уточнило: заявление иранского военачальника не просто декларация о намерениях — Тегеран действительно готов поставить САР средства ПВО национальной разработки. Речь идёт о ЗРК 3rd Khordad, с помощью которых иранцы в июне 2019-го сбили американской стратегический беспилотник, и о ЗРС Bavar 373, как считается — аналоге российской системы С-300.

Сергей Булкин/NEWS.ru

В разговоре с NEWS.ru военный эксперт Юрий Лямин отметил, что основную часть соглашений в области военной безопасности Иран и Сирия подписали ещё в 2000-х: затем долгое время было не до обновления договорённостей, а после того как сирийские власти восстановили контроль над большей частью страны, в Дамаске и Тегеране смогли, наконец, заняться вопросом развития ВТС между союзниками с учётом актуальных угроз.

Усиление сирийской ПВО — это задача на перспективу: обычно подобные соглашения заключаются на много лет вперёд. Для повышения эффективности противовоздушной обороны САР нужны очень серьёзные вложения, так как там много проблемных точек. Для Ирана же сейчас первоочередной задачей является усиление собственной ПВО в условиях обострившихся внешних угроз и ограниченных ресурсов из-за многочисленных санкций. Кроме того, сама попытка развёртывания иранских систем ПВО в Сирии практически наверняка приведёт к тому, что Израиль попытается это предотвратить — пока расчёты не заступят на боевое дежурство. Скрыть же их перевозку и развёртывание непросто, нужно время и для объединения их в систему с сирийской ПВО, которая в основном состоит из советских или российских систем.

Юрий Лямин

военный эксперт

По мнению Лямина, в Тегеране могут попробовать перебросить в Сирию высокомобильные ЗРК вроде 3rd Khordad, Raad-2 и некоторых других, но речь в таком случае будет идти о доставке единичных средств ПВО, а не о создании многоэшелонированной противовоздушной обороны: значительная часть САР не прикрыта, но переброска средств повлечёт за собой много проблем, которые Иран сейчас решить не может, заключил эксперт.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен