С 14 по 22 сентября в Нур-Султане проходил чемпионат мира по борьбе. В активе нашей сборной 19 медалей (девять золотых и по пять серебра и бронзы). Трёхкратный олимпийский чемпион, депутат Государственной думы Александр Карелин в эксклюзивном интервью News.ru подвёл итоги турнира и рассказал, как пришёл в политику и когда полюбил литературу.


Какие перспективы у классической борьбы перед Олимпиадой?

— Традиционные перспективы у нас, к сожалению, после чемпионата мира в Нур-Султане.

Как оцените результат чемпионата?

— Недополучили три лицензии, но шансы и вероятности очень высоки, потому что у нас есть ещё европейский турнир и один мировой. В этих двух попытках, я уверен, мы доберём всё то, что необходимо, и команда поедет в полном составе с шестью категориями. Предолимпийский год станет основным постулатом к тому, что следует изменить в подготовке. Это сигнал для того, чтобы сделать работу над ошибками. Это не конец жизни, не закат солнца. Всё нормально. Справимся.

Не грозит ли борьбе исключение из Олимпийских игр в связи с последними антидопинговыми скандалами?

— Борьбе бояться дисквалификации не стоит. Ей не грозит никакое отстранение, так же как и нашей федерации. Грозит только одно — зависть конкурентов.

На Олимпиаде в каждом весе будет по 16 борцов. Не мало?

— Сократили. Хотят сжать пресловутые медийный, телевизионный форматы. Начинать спортсмены теперь будут сразу с 1/8, а не 1/16, как раньше. Минус одна схватка в таблице, и, соответственно, половина борцов остаются за бортом олимпийского турнира. Я надеюсь, что этот формат придаст динамику и особую драматургию. Будет интересней благодаря меньшему числу проходных встреч. Для публики это хорошая и захватывающая затея, чтобы наслаждаться сразу самыми сильными соперниками.

Вы в политике не первый год. Почему после завершения карьеры выбрали для себя этот путь?

— Буду честен — я не сильно выбирал этот путь, так получилось. Сгоряча. Старший товарищ сказал: «Надо», и всё — зашёл ненадолго, а нахожусь не первый период в этом состоянии.

Многие шутят, что непобедимый Карелин просто перенёс борьбу в другую сферу. Так ли это?

— С характером трудно справиться. Столько лет в лучшей команде мира быть первым номером, капитаном — это дорогого стоит. Конечно, для меня категоричное правило — жёсткое отношение к себе — так и осталось. Единственное, борьба бывает не только классическая и вольная, она может быть, например, до перерыва на обед с голодом, после — со сном, может быть межпартийная или с унынием. Везде ключевое слово — борьба. А учитывая, что я у всех ассоциируюсь именно с этим, я её везде с собой и переношу.

Слева направо: Абдулрашид Садулаев (Россия) и Шариф Шарифов (Азербайджан) в финальном поединке соревнований по вольной борьбе среди мужчин в весовой категории до 97 кг на чемпионате мира в КазахстанеСлева направо: Абдулрашид Садулаев (Россия) и Шариф Шарифов (Азербайджан) в финальном поединке соревнований по вольной борьбе среди мужчин в весовой категории до 97 кг на чемпионате мира в КазахстанеВладислав Воднев/РИА Новости

Реализацией какого проекта вы гордитесь больше всего?

— Проект называется «Сильная, мощная, ужасающе перспективная держава — Российская Федерация», потому что, начиная от бюджета, заканчивая теми инновациями, которые были приняты к Олимпийским играм и двум Универсиадам, всё сделано благодаря нашему участию в том числе. Нашему солидарному, осмысленному и не хвастливому голосованию на государственных выборах, силами «Единой России», строителем которой я до сих пор являюсь.

За всю вашу спортивную карьеру сложно вспоминать поражения. Их просто можно пересчитать по пальцам одной руки. Психологически это как-то давило?

— Лучше пусть давит отсутствие поражений, чем поражения.

Российский спорт переживает в последние годы сложный этап. Откуда такие нападки на наших спортсменов?

— Надо признать, что происходящее вокруг российского спорта последние годы — нападки не только на спортсменов, но и на государство. Многие фабриканты общественного мнения вообще трудно переносят нашу сложную, но победоносную историю. Мы являемся величайшей державой прошлого века, мы регулярно побеждали в войнах, спортивных мероприятиях. Но остаётся одна подробность — мы сами даём поводы тому, чтобы на нас волки нападали так аргументированно и оголтело.

На чемпионат мира по лёгкой атлетике в очередной раз наши спортсмены отправились в нейтральном статусе. Насколько важно выступать на турнирах не под своим гимном и флагом?

— Сложно, но можно. Можно своим гражданством и фамилией через череду несложных умозаключений показать, что всё-таки это тонкость русских вне зависимости от статуса. Во-первых, все понимают, кто приехал. А во-вторых, надо к этому относиться как к партизанской операции.

Можете вспомнить самое невероятное состязание, в котором доводилось принимать участие?

— Национальный чемпионат и Олимпийские игры, начиная с СССР. Во всём мире готовят борцов с шансами на победу. У нас же готовят только чемпионов. Участвовать в этой кухне и приготовлении неимоверно сложно, но это не надоедает. Это всегда горячо, остро, очень опасно. Ну а Олимпийские игры... Для любого почитателя борьбы каждый этап четырёхлетия особенно престижен, важен и невероятен.

Все вас знают не только как легендарного спортсмена, но и любителя книг. Какое количество литературы прочитали?

— Две книги. Сберегательную перечитываю и кулинарную о вкусной, здоровой еде (смеётся). Да на самом деле не знаю. Я не гонюсь за статистикой, читаю по возможности. Иногда попадаются удивительные произведения современной прозы. Например, сейчас читаю одного автора из Екатеринбурга, который пишет столь лёгкие, сосредоточенные рассказы, но объединяющие нескольких людей. На меня производит очень серьёзное впечатление. Есть очень много интересных тем. Как сказал Достоевский Фёдор Михайлович: «Читайте серьёзные книги, всё остальное сделает жизнь».

Откуда появилась такая тяга к литературе?

— Мама сказала: «С твоим внешним видом, если ты ещё и читать не будешь, шансов немного» (смеётся). На самом деле, это всё шутки. Читать с пониманием я начал, когда сломал ногу в 1981 году. У меня был гипс от бедра до кончиков пальцев, и я начал читать от безделья скорее, пока меня тренер Виктор Михайлович Кузнецов вместе с гипсом не забрал в летний лагерь. Одно время я читал исключительно иностранных авторов и только потом, благодаря произведениям Куприна и Бунина, я пришёл к Достоевскому. Научился воспринимать его без отравления для мозга, как когда-то давно.

Вы упомянули книги о кулинарии. Любите готовить?

— А по мне не видно (смеётся)? Я есть люблю, причём здесь готовить. Но, если честно, накормить я тоже люблю.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен