Россия активно инвестирует в золото, но есть ли способы обычным гражданам последовать примеру государства? Насколько это хороший инструмент, чтобы стать богаче, и есть ли определённые минусы данного вложения сбережений — в материале News.ru.


С начала 2019 года золото смогло подорожать на 17%. Но в чём же всё-таки ключевая причина роста цен? Ещё осенью прошлого года стоимость за тройскую унцию составляла около $1200, зимой она достигла $1300, а на днях превысила отметку $1500, несмотря на то что ещё буквально две недели назад золото котировалось по $1400.

Шеф-аналитик TeleTrade Пётр Пушкарёв в беседе с News.ru рассказал, что такому быстрому росту помогло одновременно и падение бирж на заявлениях Дональда Трампа о новых тарифах на китайский импорт, увеличившее многие риски для мировой экономики, и снижение процентной ставки Федрезервом США 31 июля, а рынок ждёт и в сентябре, и в декабре ещё таких снижений.

Впрочем, считает эксперт, веха в $1500 достаточно знаковая, и инвесторам, конечно, не стоит полностью расслабляться и впадать в эйфорию, забывая, что график цен по золоту всё же не дорога с односторонним движением. По пути наверх бывают и нисходящие коррекции, в ходе которых перед следующим витком подъёма котировки драгметаллов «умеют» и опускаться.

С учётом этого я бы считал для граждан менее интересным вариантом покупку физических золотых слитков: мы с вами всё-таки не Центробанк. Ведь даже после отмены нереально высокого 20% НДС на операции с золотом всё равно остаётся крайне невыгодная разница между ценой, по которой человек может приобрести золотые слитки или монеты и по какой он в этот же момент смог бы золото продать. «Усушка-утряска» на этой разнице настолько заметна, что даже после 10% роста биржевых цен инвестор, продав своё золото, всё ещё может не иметь реальной выгоды. Не говоря уже о том, что бывает накладно или трудно организовать надёжное хранение.

Пётр Пушкарёв

шеф-аналитик TeleTrade

Куда же практичнее — вложиться в «электронное золото», купив на долгий срок широко распространённые фьючерсные контракты без физической поставки слитков, отметил он. Зато они будут дорожающими в цене — при её росте, разумеется — в точности синхронно со сводками новостей. Кроме того, здесь есть и максимальная гибкость — у владельца будут развязаны руки, так как, увидев, что цена начинает проседать, такой контракт можно свободно продать за считаные секунды нажатием пары кнопок в своём телефоне. После чего выкупить их позднее назад по более выгодной цене или когда будет ясно, что период снижения закончился.

Разница в цене покупки-продажи (в один и тот же момент) не превышает обычно и $0,5: что у зарубежных брокеров, что у российских компаний, наиболее надёжные из которых являются по сути подразделениями крупных банков. По надёжности этот вариант, уверен Пушкарёв, абсолютно ничем не хуже, чем так называемые металлические счета, доходность на которых ниже темпов биржевого роста, а гарантии от АСВ на них всё равно не распространяются.

J.L. Sousa/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Именно гибкость подручных финансовых инструментов в деле инвестиций в драгметаллы выходит порой на первый план. Потому что время от времени корректировка цен до более низких уровней (после слишком резкого роста) может принимать и затяжной характер, затуманивая картину долгосрочно растущего тренда. Так, достигнув к 20 февраля уровня в $1345 за унцию цены на золото к марту вновь падали до $1280 и не торопились всерьёз расти дальше вплоть до начала июня. Эти несколько месяцев куда практичней и спокойней было пересидеть и без дешевеющего на глазах физического металла в сейфе, и без «электронных слитков» на руках, отметил Пушкарёв.

Впрочем, происходило это весной на фоне долго копившейся на тот момент и всё ещё почти полной неопределённости в дальнейших шагах от американского регулятора. Было не ясно, готов ли Федрезерв отказаться всё-таки окончательно от прошлогоднего цикла более высоких ставок и, развернув «лыжи» вспять, перейти решительно к смягчению. Под давлением ли Трампа либо экономических реалий.

К лету все эти вопросы были сняты. В ожидании «дешёвой» ставки в США гарантированная доходность их «казначеек» опустилась до 1,75%, хотя ещё год назад превышала 3% годовых. В июле подал сигнал к большей мягкости и Европейский ЦБ: возможна новая скупка госактивов еврозоны, а это обесценит денежную массу. ЕЦБ и без того держит ставки рефинансирования кредитов с 2015 года на нуле.

Золото, хотя и не приносит формально никакого непосредственно гарантированного процентного дохода (он появляется только при росте цен), естественно, смотрится очень выигрышно в сравнении с уже наверняка не обещающими ничего интересного облигациями Европы или США, подчеркнул Пушкарёв.

Именно поэтому скачки вниз-вверх от нынешних $1500 в пределах тех же $40–50 за унцию, конечно, как и всегда вообще, возможны. И это обязательно следует учитывать при планах инвестирования в золото. Однако правда и то, что любые такие снижения будут очень быстро выкуплены рынком, а значит, и более высокая стоимость вернётся раньше, чем это бывало в периоды долгих рыночных раздумий. Хотя нынешние рекордные $1500 — это уже и сравнительно высоко.