Приволжский окружной военный суд в Пензе вынес приговор семи фигурантам так называемого «дела Сети». Они получили от шести до 18 лет строгого режима. Согласно фабуле обвинения, подсудимые являлись участниками межрегиональной леворадикальной подпольной группы, планировавшей теракты и вооружённые выступления с целью захвата власти. Готовя будущую революцию, они, по версии следствия, тренировались, играя в страйкбол. Всего по делу были арестованы 11 человек. Помимо Пензы, организация якобы создала ячейки в Москве, Санкт-Петербурге, Омске и Белоруссии. По мнению целого ряда наблюдателей, включая правозащитников и журналистов, непосредственно освещавших следствие и судебный процесс, организации «Сеть» (запрещена в РФ как террористическая) в действительности не существовало, а дело полностью сфабриковано и основано на признательных показаниях, добытых под пытками. NEWS.ru рассказывает историю этого, возможно, самого важного на сегодняшний день политического дела в стране.


«Врут взрослые люди, которым я гожусь в сыновья»

На скамье подсудимых семеро молодых анархистов: 30-летний Андрей Чернов, 23-летний Илья Шакурский, 27-летний Арман Сагынбаев, 31-летний Василий Куксов, 25-летний Михаил Кульков,27-летний Дмитрий Пчелинцев и 25-летний Максим Иванкин.

Дмитрий Пчелинцев приговорен к 18 годам строгого режима, Илья Шакурский — к 16 годам и 50 тысячам рублей штрафа. Обоих обвинение считает организаторами террористического сообщества. Андрея Чернова отправят в колонию строгого режима на 14 лет, Максима Иванкина — на 13 лет, Михаила Кулькова — на 10 лет. Василий Кусков и Арман Сангынбаев получили 9 и 6 лет колонии общего режима соответственно. Всего они получили 86 лет лишения свободы на семерых.

Суд постановил передать в Росгвардию вещественные доказательства по делу — оружие и взрывчатку — для принятия решения об их использовании или уничтожению, а также уничтожить изъятые учебник спецназа ГРУ, ​учебное пособие по стрелковому делу, шесть справочников по анатомии, «Капитал» Карла Маркса, книгу «Грядущее восстание» и анархистскую литературу.

Участникам дела были предъявлены разные обвинения — от хранения оружия и покушения на сбыт наркотиков (трём фигурантам), до организации террористического сообщества и участия в нём. Кроме того, Пчелинцеву инкриминировалось, что ночью 23 февраля 2011 года он, с помощью «коктейля Молотова», пытался поджечь здание военкомата Октябрьского и Железнодорожного районов Пензы.

Виновными в экстремизме никто из них не признался.Оружие и взрывчатку, по их словам, им подбросили сотрудники ФСБ.

В своём последнем слове, произнесённом 17 января, один из обвиняемых Михаил Кульков раскаялся в том, что имел дело с наркотиками, но отрицал причастность к террористическому сообществу.

За свои поступки нужно отвечать. Да, я виноват в распространении наркотиков, искренне раскаиваюсь. Но по «Сети» все обвинения — это ложь. Все всё понимают. У прокурора была задача — показать суть этого дела. Он великолепно справился с ней. Надеемся на справедливость и смелость суда, на оправдательный приговор и конец дела «Сети». Главное приобретение человечества — не ядерная бомба и не полет на Луну. Главное приобретение человечества — презумпция невиновности, — говорил он.

Врут взрослые люди, которым я гожусь в сыновья, и я не знаю, как к этому относиться. И мы наблюдаем ложь, от которой зависит жизнь человека, — охарактеризовал другой обвиняемый, Илья Шакурский, версию следствия.

Нас учат помнить своих предков, героев, которые защитили нас от всемирного зла под названием «фашизм». Мы все это осознаём, впитываем в себя. И после этого я нахожусь здесь, являясь убежденным антифашистом, выслушивая показания закрытого свидетеля, который является откровенным нацистом. И знаете, стоит, конечно, отдать ему должное, что он нашел более гуманный способ решения... точнее, более гуманный способ борьбы с антифашистами: теперь они уже не стреляют в затылок нам в подъезде, они дают на нас лживые показания, спрятавшись за масками и стенами, говоря другим голосом, — продолжил Шакурский.

Мы виновны все. Потому что допустили такое, что у нас в стране теперь возможно. Куда-то двигались и пришли не туда. Мы делали что-то не так. Всей страной. И не делали того, что должны были делать, — сказал в последнем слове Пчелинцев, получивший в итоге больше всех.

Незарегистрированная команда страйкболистов

Перед этим гособвинитель в прениях заявил, что вину подсудимых доказывают изъятое оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества, проведённые экспертизы и показания свидетелей, личности пяти из которых были засекречены. По словам прокурора, обвиняемые приобрели «у неустановленных лиц в неустановленное время и при неустановленных следствием обстоятельствах» оружие, которое было обнаружено у них во время обысков. По версии следствия, Шакурский купил пистолет Макарова с восемью патронами и «самодельное взрывное устройство», а Пчелинцев незаконно хранил две боевые гранаты Ф-1 и два запала к ним модели УЗРГМ, Иванкин — оружие «Сайга», Куксов — пистолет Макарова. Сагынбаев, как следует из обвинения, приобрёл компоненты для изготовления взрывного устройства: алюминиевую пудру, аммиачную селитру, электронные будильники.

 Фигуранты дела террористического сообщества Сеть во время оглашения приговора в Приволжском окружном военном суде Фигуранты дела террористического сообщества Сеть во время оглашения приговора в Приволжском окружном военном суде Александр Поляков/ТАСС

Как зачитал гособвинитель, организаторы «Сети» распределили между участниками сообщества роли «тактика», «разведчика», «сапера», «связиста» и «медика». Затем они «обучали членов группировки навыками ведения боевых действий», для чего «участвовали в полевых выходах» в лесах и заброшенных пионерлагерях под Пензой. По поводу слов обвиняемых о том, что на самом деле они занимались игрой в страйкбол, прокурор заявил, что они «нигде официально не зарегистрировали свои команды»

В марте 2017 года, как заявил прокурор, в Санкт-Петербурге на съёмной квартире прошёл съезд «Сети», где обсуждались планы по «насильственной смене конституционного строя РФ путём нападения на сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих, здания полиции, склады с вооружением, военные комиссариаты, офисы партии „Единой России“, государственные учреждения с целью дестабилизации деятельности органов государственной власти РФ».

Прокурор сказал, что заявления подсудимых в том, что изобличающие себя показания они дали под пытками, подтверждений не нашли. По его словам, член Общественной наблюдательной комиссии и уполномоченный по правам человека в Пензе не нашли свидетельств применения недозволенных методов следствия.

Строгость итогового приговора в целом почти соответствует тому, что просило обвинение — самый большой запрошенный срок составлял 18 лет.

Признания под укусами клопов

Первые аресты по делу были проведены в октябре 2017 года в Пензе. Несколько недель фигуранты дела и их родственники не обращались в прессу и препятствовали распространению информации о деле. Это делалось по совету местных адвокатов, некоторые из которых, предположительно, могли работать на ФСБ. По версии обвинения, в 2015 году у Дмитрия Пчелинцева и неустановленного лица по имени Тимофей — дело в отношении него выделено в отдельное производство — возник «умысел на создание межрегионального террористического сообщества».

С начала активного следствия обвиняемые и даже свидетели жаловались на применение к ним пыток и угроз. Среди них фигурант из Санкт-Петербурга Игорь Шишкин, чьи признательные показания во многом легли в основу дела. Он получил 3,5 года лишения свободы. Однако в период следствия у него были диагностированы перелом нижней стенки глазницы, многочисленные гематомы и ссадины. Свидетель по «делу Сети» Илья Капустин рассказывал прессе, что сотрудники ФСБ били его электрошокером, выбивая показания, а также угрожали вывезти в лес и переломать ноги. В Следственном комитете провели проверку и указали, что следы на теле Капустина — не от электрошока, а от укусов клопов. В августе 2019 года Капустин получил политическое убежище в Финляндии. Он также написал жалобу в Европейский суд по правам человека. Как утверждается в ней, «заявитель был подвергнут пыткам, бесчеловечному и унижающему достоинство обращению со стороны должностных лиц УФСБ». Капустин утверждает, что при во время его перевозки, сотрудники ФСБ встали на него ногами, раздели и начали наносить удары разрядами электрошокера в область живота, бедра и паха, а также несколько раз в область полового члена (всего нанесли не менее 40 ударов), писал «Коммерсантъ». К жалобе приложены акты медицинского освидетельствования

Кроме того, 22 мая 2019 года на заседании суда в Пензе обвиняемый Дмитрий Пчелинцев подробно рассказал о пытках, которые, по его словам, он перенёс.

Мне сказали: «Садись на лавочку». Я сел на лавочку и после того, как мне начали приматывать к лавочке ноги скотчем, я понял, что... ну, как бы пиши пропало. Достали из сумки динамо-машину, поставили её на стол. Все сотрудники были в балаклавах и медицинских перчатках. Мне замотали руки за спиной, я был в одних трусах, примотали ноги к лавочке скотчем. Сотрудник, которого зовут Александр, зачистил канцелярским ножом провода и примотал мне их к большим пальцам ног, — говорил Пчелинцев.

Всего об издевательствах заявляли шесть фигурантов дела, включая свидетеля Капустина. Ни одна из жалоб на пытки ход не получила.

На данный момент приговора ожидают также фигуранты «дела Сети» из Санкт-Петербурга — Юлий Бояршинов и Виктор Филинков, процесс над которыми ведёт на выездном заседании Московский окружной военный суд. Бояршинов признал вину и попросил рассматривать его дело в особом порядке, в чем суд отказал. Филинков отрицает предъявленные ему обвинения. Основанием для привлечения их к делу стала «явка с повинной» некоего Егора Зорина, сокурсника Ильи Шакурского, который проходит свидетелем.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен