Предложение Национальной мясной ассоциации ввести запрет на ввоз частными лицами из-за рубежа мясной и молочной продукции наделало немало шума. «Примитивным лоббизмом» назвал его первый зампред комитета Государственной думы по образованию и науке Геннадий Онищенко. Некоторые из опрошенных News.ru экспертов разделяют мнение заслуженного врача РФ.

Если бы наши производители были в состоянии выпускать продукцию такого же качества, как та, которую они хотят запретить ввозить в Россию даже для личных целей, то никаких подобных запретов не возникало бы, — заявил Онищенко, добавив, что в борьбе с конкурентами отечественные компании идут на любые ухищрения, включая банальный лоббизм.

Не столь категоричен первый зампред комитета Совфеда по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Сергей Лисовский. Он согласен с главным доводом Национальной мясной ассоциации: вместе с пармезаном и хамоном россияне могут привезти из-за границы африканскую чуму свиней (АЧС). Зарубежные мясо и «молочка» — потенциально опасные продукты, а для борьбы с АЧС нужно использовать все методы, считает Лисовский. Впрочем, сенатор не исключает, что после введения новых правил таможенники намеренно начнут «кошмарить» граждан. А вот первый зампред комитета Госдумы по аграрным вопросам Владимир Плотников призвал производителей мяса «не перегибать», избегать крайностей в стремлении защищать рынок.

Минсельхоз и Россельхознадзор не против

Фото: hutchison/Global Look Press

Вопрос прорабатывает Минсельхоз, сообщил представитель вице-премьера Алексея Гордеева, на чьё имя поступило письмо от крупнейших отечественных производителей мяса, включая «Мираторг», «Черкизово», «Ремит» и «Велком». Авторы документа предлагают усилить контроль за багажом и ручной кладью на границе, повысить ответственность за незаконный ввоз продукции животного происхождения. Помимо Минсельхоза инициативу поддерживает Россельхознадзор. Их общий тезис: растут риски заноса через границу вместе с едой возбудителей опасных болезней животных.

Как пишет руководитель Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин, в 2018 году 14 стран сообщили во Всемирную организацию охраны здоровья животных (МЭБ) о регистрации почти 5 тысяч очагов африканской чумы свиней (АЧС). Почти половина из них пришлась на Польшу, свыше 1200 — на Румынию, более 600 — на Латвию. В этом году уже зафиксировано почти 2 тысячи очагов. Вирус стремительно распространяется в Китае, крупнейшем в мире производителе и потребителе свинины, цитируют Юшина «Ведомости».

Эта инициатива очень похожа на проявление лоббизма со стороны российских производителей мясной продукции. Они не в состоянии конкурировать с иностранными коллегами даже в условиях закрытых границ и из-за этого придумывают новые ограничения личных свобод потребителя, — говорит старший аналитик информационно-аналитического центра «Альпари» Анна Бодрова.

Личное право каждого

Фото: ImageStockArt/face to face/Global Look Press

Во-первых, отмечает она, та продукция, которую привозят россияне из-за рубежа для личного использования (сейчас разрешён ввоз до 5 кг готовых продуктов животного происхождения в заводской упаковке), не должна никого волновать. Это личное право каждого, причём оно, как-никак, охраняется конституцией. Если вдруг объём ввозимого превышает подналоговый уровень, таможенные органы с радостью этим займутся.

Во-вторых, если Национальную мясную ассоциацию беспокоит положение дел с ввозимыми сырами и хамоном, может, стоит заняться оптимизацией своего производства? Но поскольку в России номинально существует программа импортозамещения, бредовая идея производителей вполне может получить путёвку в жизнь, предполагает эксперт.

Тут есть один скользкий момент. Стремительную экспансию одного из крупнейших российских производителей мяса и мясной продукции не раз связывали с личными интересами членов правительства РФ. Вскоре выяснится, кто именно из чиновников поддержит инициативу — это и будет ответом на все вопросы, — рассуждает Бодрова.

А вот первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал поддерживает Национальную мясную ассоциацию, напоминая, что эпидемии скота наносят российскому АПК колоссальный ущерб и что единственной эффективной формой борьбы с заражением остаётся полное уничтожение инфицированного поголовья.

Запрет на ввоз мясных и молочных продуктов для личного пользования вполне оправдан. Хотя бы потому, что нельзя точно сказать, где ввозимая продукция была приобретена, имеются ли на неё сертификаты качества и не является ли она контрафактом. Быть уверенным в товаре можно, если его ввозят юридические лица с целью распространения, при этом есть все соответствующие документы, — говорит Сигал.

Наши делают не хуже

Фото: Сергей Киселев/АГН "Москва"

По его мнению, запрет не приведёт к полному исчезновению хамона или пармезана с российских прилавков: за годы после введения продовольственного эмбарго стало ясно, что отечественные производители способны в полном объёме закрыть спрос на этот вид продуктов. Причин переживать за их качество сегодня явно меньше.

Между тем в отношении молочной продукции всё ещё сложнее. Сергей Юшин считает, что она тоже может быть опасна: не каждый сыр готовится из пастеризованного молока, соответственно, возбудители болезней также могут попасть через «молочку» в Россию. Исполнительный директор Союзмолока Артём Белов возражает: 99% продуктов из молока, по его словам, проходят термическую обработку, в результате которой вирусы гибнут. А срок созревания некоторых видов твёрдых сыров (тот же пармезан) начинается от девяти месяцев, и такая продукция ветеринарных рисков не несёт. Как отмечает Белов, проблема в другом — в разобщённости ветеринарных служб, в их слабом материальном финансовом обеспечении. Это не может не отражаться на эффективности борьбы с опасными болезнями животных.