Глава Сбербанка Герман Греф привлёк внимание своим прогнозом по курсу отечественной валюты — «рубль будет в пределах плюс-минус 60 к доллару». Греф — не просто один из банкиров, а возглавляет крупнейшее кредитное учреждение страны, он давний соратник Владимира Путина, знакомый ему ещё по питерскому периоду, один из авторов экономических реформ начала столетия, которые и легли в основу правительственной политики до сегодняшнего дня. Поэтому к его словам — особое отношение.


Начнём с того, что Греф не просто дал прогноз от себя, но сослался на мнение специалиста: «Я доверяю одному из старых и опытных аналитиков Генри Гроубу. Он называет на конец года $60–62 за баррель». Однако ни один из опрошенных журналистов-экономистов о таком «аналитике» не слышал, поиск в Интернете также не дал положительных результатов. Поэтому есть подозрение, что Греф либо выдумал такового, либо неправильно назвал его фамилию (или перепутал интервьюер, а Греф (его пресс-служба) не вычитал). Это вполне может быть, потому что в том же интервью Греф говорит: «Ходорковский, совладелец ЮКОСа, являлся председателем налогового подкомитета бюджетного комитета Думы». А Ходорковский никогда не являлся депутатом в Госдуме.

Что касается собственно прогноза, то он может базироваться (помимо мнения «аналитика») и на собственном опыте Грефа, и на разработках специалистов Сбербанка. Напомним, хотя Греф и не экономист по образованию, а юрист, он с 1991 года работал в госорганах, занимавшихся приватизацией, после в Минэкономики, и уже более 12 лет — в Сбербанке. Так что за это время у него должна была быть выработана некая интуиция, умение предвидеть тенденции.

Сразу отметим, что из этого интервью ТАСС вовсе не вырисовывается образ Грефа как глубокого аналитика. В глаза бросается желание создавать видимость — бесконечное злоупотребление совершенно ненужными англицизмами («...перешли к таргетированию инфляции, перестав таргетировать курс. Конечно, экономика сегодня значительно более флексибильная к таким шокам... когнитивной флексибильной гибкостью... Коммуникация в обществе: коллаборативность...»), которые в итоге затрудняют понимание, и даже интервьюер взмолился: «Мы уже много лет живём в agile. Переведите на русский». Обычно использование такого «рашн пиджин» означает, помимо пускания пыли в глаза, неумение чётко и ясно выражать свои мысли, доморощенную вторичность. Последнее подтверждается постоянными ссылками на каких-то американских гуру как на великих авторитетов — тоже комплекс человека из страны третьего мира.

Тем не менее статус Грефа таков, что игнорировать его прогноз нельзя, и он является важным для многих игроков на финансовом рынке. Итак, какие предпосылки имеются для укрепления рубля? Да, экономический кризис в связи с коронавирусом охватил весь мир, никто не смог его избежать — ни Европа, ни Америка, ни Китай. Но можно ли сказать, что Россия легче перенесла его, чтобы ситуация играла на повышение стоимости рубля по отношению к иным валютам? Внутренний рынок того же Евросоюза куда больше — и в нём уже открыли внутреннее сообщение, которое для России закрыто. Таким образом, например, туристическая сфера там получает преимущество.

Hauke-Christian Dittrich/dpa/Global Look Press

При этом зависимость и евро, и доллара от цены на нефть куда меньше чем рубля, для которого данный фактор является определяющим. В нынешнем году ещё до ковида наметилась тенденция на снижение цены. В пик эпидемии она резко упала, сейчас идёт отскок, но не такой резкий, как падение, что вполне объяснимо — ибо восстановление мировой экономики (а в цене на чёрное золото важен именно глобальный спрос) происходит медленно, она открывается неравномерно по разным странам. К тому же цена на нефть вообще слишком многофакторный феномен, чтобы быть связанным с одной переменной. Поэтому возвращение рубля к курсу прошлого года — о чём говорит Греф, — разумеется, исключать нельзя, но оно слишком маловероятно и больше походит на выдачу желаемого за действительное.

Если посмотреть на прогнозы, которые в разное время на протяжении своей карьеры давал Греф, они сбывались далеко не всегда.

Возьмём, например, его предсказание цены на нефть, которое он делал в 2005 году, в бытность министром. По его словам, она должна была стоить $43 за баррель, а в реальности цена составила почти $80. В 2006 году она достигала почти $95 в отдельные месяцы, Греф же говорил о $35.

Откуда же такой сверхоптимистичный прогноз? Ведь высокий курс рубля, по мнению иных экспертов, невыгоден самому Сбербанку.

Думается, в данном случае Герману Грефу было важно, во-первых, привлечь внимание к себе, создать некий информационный шум, конечно, не ради личных потребностей в славе, а для укрепления имиджа Сбербанка, усиления доверия к нему клиентов и партнёров — мол, его руководитель твёрдо держит руль управления в своих руках и уверенно смотрит в будущее. Во-вторых, нелишним было подчеркнуть свою лояльность и новому правительству во главе с Михаилом Мишустиным, и лично президенту Путину. Они, разумеется, ждут от Грефа положительных новостей. А выражаемая уверенность в крепком рубле и является таковой.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен