В Международном детском центре «Артек» проходит юбилейный, 30-й Международный кинофестиваль «Алые паруса Артека» имени В. С. Ланового. Более 40 деятелей культуры выступают перед детьми с мастер-классами и кинопремьерами. С одним из основателей фестиваля народным артистом России Всеволодом Шиловским встретился журналист NEWS.ru. Актёр рассказал о своём отношении к происходящему в стране, а также к Чулпан Хаматовой, Кириллу Серебренникову, Константину Хабенскому, Борису Ельцину и Михаилу Горбачеву.

«При мне молодежь ругать нельзя»

— Вы сегодня проводили мастер-класс для старших, 16—17-летних артековцев. О чём с ними говорили?

— Я им рассказывал об истории старого МХАТа; о том, что такое предназначение и выбор профессии на всю жизнь; что такое думать о будущем. Рассказывал, показывал на своём примере. Я 65 лет занимаюсь своим ремеслом: это педагогика, режиссура и актёрство.

— Увидели заинтересованность в глазах детей?

— Увидел. А ведь это строгая публика, жёстче молодёжи нет на свете людей. Если ты им интересен — будут слушать, не интересен — уйдут. Это громадная ответственность — мастер-классы. И они главное предназначение фестиваля.

— Ребята задавали вопросы?

— Да, конечно. И личного порядка, и профессионального, и общественного. Я им честно сказал: вы обездоленные, вас и ругать-то нельзя. При мне ругать молодежь нельзя. Потому что они никогда ни в чём не виноваты.

Государство показывает по «ящику» то, что воспитывает молодое поколение. И когда молодые утыкаются в телефоны — в автобусах, в метро, на скамейке, а до книг руки не доходят, — кто виноват? Дети? Никогда!

Всеволод ШиловскийФото: Anatoly Lomohov/Russian Look/Global Look PressВсеволод Шиловский

И несмотря на это, наша молодёжь прорывается на мировую арену. В живописи, изобретениях, музыке, вокале, спорте. На мировом уровне! Это какая же внутренняя культура народа — несмотря ни на что, рождаются потрясающие молодые люди.

— Сейчас много говорят об идеологии. В чём, по-вашему, должна быть наша национальная идея?

— Государство без идеологии существовать не может. Я сегодня привёл пример на мастер-классе: когда я был маленьким (а я дитя войны), 13—14-летние мальчики выстраивались в длинные очереди в военкомат. Они просились на фронт! Это ведь государство воспитало их такими.

Или, скажем, 1943 год. Идёт война, а в Москве создаётся Школа-студия при Московском художественном театре. На экраны выходит фильм «В шесть часов вечера после войны». В тяжелейшее время. Вот что такое отношение к искусству! А «Концерты фронту» — грандиозные исполнители выступали перед нашими бойцами. Сейчас тоже, к счастью, есть артисты, которые выступают в госпиталях у ребят (военнослужащих, раненных в ходе специальной военной операции. — NEWS.ru). Я преклоняюсь перед этими артистами. Едут по собственному желанию. И это — поступок.

Я давно не верю в слова. Верю в поступки. Сейчас очень мало поступков идеологического порядка. А слов лишних много, в том числе на государственном, к сожалению, уровне.

— В культуре?

— В том числе. Был такой советский министр культуры Луначарский — драматург, он болел за искусство. То, что сейчас происходит по линии искусства, для меня запретная тема. Я сейчас строю маленький театр для своих учеников.

Когда мы, моё поколение, оканчивали институт, нас ждали пять-шесть театров на выбор, приходите. А сейчас студент диплом получил — и иди на все четыре стороны. Кроме того, мы получали стипендию — а сейчас студенты, наоборот, сами платят дикие деньги за учебу. Это для меня нонсенс.

Когда учеба стоит миллионы, учиться идут что, талантливые молодые? Нет. Идут дяденьки и тетеньки, которые имеют возможность платить за учебу. А мне нужны талантливые.

Всеволод ШиловскийФото: Екатерина Чеснокова/РИА НовостиВсеволод Шиловский

В середине 1940-х во ВГИК приходили парни прямо с фронта — жили в общежитии, кроме сапог и гимнастерки у них ничего не было. Сергей Бондарчук, Петр Тодоровский и другие грандиозные фигуры. Государство их поддерживало. А сейчас нужно чуть ли не два миллиона рублей за четыре года обучения во ВГИКе... Колоссальная задача стоит перед государством — понять, какими руками надо дотрагиваться до искусства и до будущего нашей страны, до детей.

«Говорю деятелям искусства: не лезьте в политику — ваш вшивенький голосок ни на что не влияет»

— Осуждаете Чулпан Хаматову, которая переехала в Латвию и заявила о своей готовности отказаться от звания народной артистки?

— Для меня это называется плюнуть на мать, на отца. Да, бывают такие у нашей Родины периоды, когда ты здесь должен приносить пользу поступками. А не воплями.

Я говорю деятелям искусства: не лезьте в политику. От вас там ничего не зависит. Ваш маленький вшивенький голосок не повлияет на президента в решении вопроса. Занимайтесь искусством — ставьте спектакли, воспитывайте молодежь. Не лезьте туда, куда не надо, — это аморально, я считаю.

Причем для меня самое главное, что государство финансирует деятелей искусства. Клавдия Ивановна Шульженко или Аркадий Исаакович Райкин никогда не имели ни вилл, ни миллионов. А это были гении. Сейчас государство обеспечивает и дает зарабатывать колоссальные деньги деятелям культуры. А они еще имеют наглость давать советы государству. Ты ответь сначала своим трудом, в госпиталях. Такое у нас сейчас время.

— Артистическая карьера Чулпан Хаматовой все-таки может сложиться удачно за границей, на ваш взгляд?

— Да плевать уже. Я о ней не думаю. Это настолько мелкотравчато для меня. Самое главное — чем она занималась, какой фонд был! Помощи детям! Это же самое святое.

Маленькая моя, что же ты делаешь — ты же боролась за этот фонд и за детей. И ты их бросила. Хаматова не одна такая, есть и другие. Почему так поступили? От отсутствия внутренней культуры.

Очень важная штука — какому богу ты молишься. Есть такой режиссер Звягинцев, у которого все работы о «плохой России». Или Серебренников — сука, снял фильм «Жена Чайковского». Ему даже на Западе сказали: ну что же вы так не любите Чайковского? Или Хабенский... Предыдущий худрук МХТ им. Чехова (Сергей Женовач. — NEWS.ru) выгнал — и правильно сделал — Богомолова и Серебренникова, а Хабенский их опять вернул в репертуар. Это как называется? Большое художественное начало? Хабенский — хороший артист. Но руководитель — это другая психология.

«Горбачев и Ельцин — два чудовища»

— Вы играли Михаила Горбачева. Он, на ваш взгляд, положительный герой или отрицательный?

— Чудовище! Два чудовища — Ельцин и Горбачев. Горбачев допустил распад СССР, а Ельцин просто страну пропил. Я помню гастроли МХАТа в Свердловске, Ельцин был первым секретарем Свердловского обкома. Помню, как его после банкета пьяного выносили, молодого еще. В таком же, видимо, состоянии, и Крым отписал Украине. Крым! Где каждая пядь земли полита русской кровью!

Всеволод Шиловский: сегодня главное — не стать предателем и не продать себяФото: Юрий Абрамочкин/РИА Новости

Но я могу изменить ситуацию? Нет. Значит, я должен заниматься своим ремеслом. Не продавая себя. И главное, не предавая своих учеников. Потому и строю театр для них, будет Театр-студия Всеволода Шиловского. В репертуаре уже 12 спектаклей.

Глава департамента культуры Москвы Александр Кибовский сказал мне: «У Олега Ефремова (1927–2000), когда он создавал „Современник“, был один спектакль, у Юрия Любимова (1917–2014), когда открывал театр на Таганке, тоже один. А у вас 12». Причем это и Булгаков, и Чехов, и Ильф и Петров, и потрясающие современные драматурги. И главное, что играют мои ученики.

— Вам уже дали помещение?

— Дали. И деньги дали. Как я могу быть неблагодарным? Мне-то лично ничего не надо — я делаю это для своих учеников.

Вот это для меня — предназначение: чтобы мои студенты имели свой дом и репертуар. Попробуй кто-то их тронуть — я порву. У меня плохой характер. Об этом думаешь в 84 года — не продать бы себя, друзей и учеников. Самое главное — не напакостить. Надо уметь создавать микроклимат вокруг себя, чтобы уцелеть человечески. Не сукой стать, не предателем. Беречь друзей своих. Круг должен быть очень плотным. Иначе — труба.

— Что будет дальше с российским кино, по вашим прогнозам?

— В СССР выпускали в год по 300 фильмов — из них 15 кассовых. Но кассовые были потрясающими — собирали 90–100 миллионов зрителей. Мой фильм «Миллион в брачной корзине» 30 миллионов собрал. Про любовь. Как Наташа Ширвиндт говорит своему мужу (народному артисту России Александру Ширвиндту. — NEWS.ru): «Сашка, у тебя одна хорошая роль — у Севки в „Миллион в брачной корзине“».

В Америке кино — это индустрия, и в Индии. У нас тоже должна быть индустрия. Был Комитет кинематографии, но его объединили со всей остальной культурой. Ребят, вы что, такие гении, что можете и музеями заниматься, и выставками, и кино снимать? Чтобы это изменить, должно быть политическое решение.