В отношениях России и Белоруссии настал «момент истины». Об этом заявил белорусский президент Александр Лукашенко в преддверии встречи со своим российским коллегой Владимиром Путиным. С прошлого года риторика Минска относительно взаимодействия с Москвой ощутимо ужесточилась, и пока ничто не предвещает снижения напряжённости. Вполне вероятно, что Лукашенко при отсутствии прогресса всерьёз настроен на заморозку двусторонних связей.


По словам белорусского лидера, с Путиным он планирует встретиться 7 февраля. Предыдущие двусторонние переговоры президентов состоялись 20 декабря в Санкт-Петербурге, а им предшествовала пятичасовая встреча в Сочи 7 декабря. Приуроченная к 20-летию подписания договора о Союзном государстве, она давала надежду на прорывы в сотрудничестве двух стран, но их не последовало. Более того, с начала текущего года напряжённость между Москвой и Минском лишь нарастает.

Некий момент истины наступил, — заявил 4 февраля Лукашенко. — <...> Мы хотим честных, чистых, прозрачных отношений. Не хотите — пусть скажут нам об этом. И не кричат: «Ах, Помпео (госсекретарь США, посетивший Минск. — NEWS.ru) приехал».

Российские власти, впрочем, весьма сдержанно оценивают действия Белоруссии по сближению с западными странами. Однако Лукашенко, очевидно, пытается использовать их именно для того, чтобы продемонстрировать Москве: Минск готов пересмотреть свой внешнеполитический курс, если РФ не пойдёт на уступки. Прежде всего — в вопросе обеспечения республики энергоресурсами. Ранее белорусский лидер уже заявлял о намерениях закупать нефть у других государств, в конце января в страну прибыла пробная партия сырья — 80 000 т — из Норвегии. А Помпео в ходе недавнего визита заявил о готовности США полностью обеспечить республику топливом.

Майк Помпео и Александр ЛукашенкоМайк Помпео и Александр Лукашенкоpresident.gov.by

Как отметил в разговоре с NEWS.ru белорусский политолог Алексей Дзермант, сами по себе противоречия между Москвой и Минском по вопросу энергоресурсов показывают, что в этой сфере интеграционный союз двух стран просто не работает. И этот фактор — критический для Союзного государства.

Очевидно, говоря о «моменте истины», Лукашенко хотел подчеркнуть, что сейчас обе страны находятся у развилки в плане двусторонних отношений. Либо они нормализуются и войдут в предсказуемую колею, либо же мы станем свидетелями деградации связей или их заморозки. Если вопросы нефтепоставок, противоречия по которым обострились, не будут решены, то, очевидно, Белоруссия продолжит искать альтернативные источники энергоресурсов, хотя всем понятно, что такой сценарий повлечёт потери и для белорусской, и для российской стороны.

Алексей Дзермант

белорусский политолог

События конца прошлого года и начала 2020-го продемонстрировали, что ни белорусское, ни российское руководство, похоже, уже не делают серьёзных ставок на экономическое сближение. Владимир Путин, говоря о Союзном государстве, подчеркнул, что в его рамках интеграционные процессы протекают медленнее, чем, например, в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). При этом он дал понять, что идти на любые уступки ради удержания Минска в своей орбите Кремль также не намерен. Лукашенко же, почувствовав потепление со стороны Запада, очевидно, будет использовать этот фактор для торга и на российские условия не согласится уже, как минимум, из принципиальных соображений.

Тем не менее,для России и Белоруссии вопрос сохранения хотя бы видимости интеграции остаётся крайне важным — в идеологическом и имиджевом смысле. Это косвенно подтвердил 4 февраля и Лукашенко, заявивший, что «надо передать новому поколению то, что мы сделали (в двусторонних отношениях. — NEWS.ru), притом в достойном виде». С учётом этого едва ли стоит ожидать, что будущие переговоры приведут к более серьёзным результатам, чем декабрьские встречи. Скорее, они станут очередной демонстрацией того, что обе стороны по-прежнему привержены идее Союзного государства. В то же время отсутствие реального прогресса наверняка спровоцирует Минск на дальнейшее сближение с западными державами, для которых вовлечение Белоруссии в свою сферу влияния — один из элементов противостояния с Россией.

Добавьте наши новости в избранные источники