Почти иссяк поток россиян, стремящихся скрыться в Монголии от частичной мобилизации. По сообщениям местных СМИ, заметно опустели автобусы на маршрутах между приграничными городами двух стран. Точных данных об уехавших с 21 сентября в Монголию россиян нет, но, судя по сообщениям из Улан-Батора, их оказалось чуть более шести тысяч человек. Основной массе эмигрантов, согласно их многочисленным рассказам, пришлось трудно — деньги стали быстро заканчиваться, приемлемого заработка не найти. Но способ выживания некоторым из них в Монголии всё же отыскать удалось. Россияне вспомнили о челночестве. На родину они стали поставлять товары повседневного спроса — запчасти, косметику. Достаточно ли этого, чтобы прожить в чужой стране ещё неопределённое время, — в материале NEWS.ru.

Основной поток уезжающих из России в Монголию после 21 сентября проходил через забайкальский пункт пропуска «Кяхта — Алтанбулаг». Как утверждают пограничники, ежедневно таких «туристов» было в три раза больше, чем до объявления частичной мобилизации. На российско-монгольской границе функционируют ещё несколько «менее популярных» пунктов пропуска, но движение на них в эти дни не отличалось повышенной интенсивностью. Улететь в Монголию на самолёте можно было из Улан-Удэ. С 23 по 28 сентября были введены дополнительные рейсы, цены на билеты подскочили чуть ли не в 10 раз, но в начале октября они вернулись к прежним показателям. Обычный ритм пересечения границы уже несколько дней наблюдается на всех автомобильных пунктах пропуска.

Более того, как утверждают местные жители, усилился поток в обратную строну, из Монголии в Россию. Спустя две недели после объявления частичной мобилизации некоторые жители приграничного Забайкалья стали возвращаться домой. К этому шагу их подтолкнули заявления военкоматов о выполнении планов по мобилизации в Бурятии и Туве, а также нелёгкие условия жизни «на чужбине».

Многие убегали в Монголию с 10 тысячами рублей в кармане, без знания языка и востребованной там специальности, — рассказала NEWS.ru лидер бурятского отделения партии «Яблоко» Наталья Семёнова. — Работать на животноводческой ферме или в овощеводстве в этой стране очень тяжело. Мне, например, молодой парень, уехавший из Улан-Удэ в Монголию после 21 сентября, рассказал, что попробовал поработать там на свиноферме, но не выдержал, вернулся домой и на свою прежнюю работу официанта в ресторане. Даже в Казахстане жители Бурятии не смогли «много и тяжело работать за копейки». Не возвращаются лишь пока IT-специалисты, имеющие возможность трудиться в прежних своих фирмах на удалёнке.

В Монголии можно найти работу, например, на свинофермах, но этот труд не самый легкий и при этом низкооплачиваемыйФото: ShutterstockВ Монголии можно найти работу, например, на свинофермах, но этот труд не самый легкий и при этом низкооплачиваемый

Наталья Семёнова рассказала ещё об одной, но уже более удачливой категории эмигрантов в Монголии. Некоторым из них удалось войти в бизнес-цепочки, организованные ещё прежде предпринимателями в Бурятии и Туве.

Я знаю пример, когда человек, уехав от мобилизации, изучил в Монголии рынок, связался с крупным бизнесменом из Бурятии. Он фактически устроился на работу к этому бизнесмену и сообщает ему, какие товары и по каким ценам есть в Монголии, а также занимается их отправкой. Это, что называется, воспользовался ситуацией. Так и другие наши земляки подрабатывают, хотя серьёзным бизнесом такую деятельность назвать сложно. Например, уехали в Монголию люди из Бурятии на автомобилях. Там они купили зимние шины, поставили их на свой автомобиль и поехали домой. Пошлину таможенную они никакую за шины не платят, дома снимают их и продают. Мелкая торговля. Но те, кто занимается крупной торговлей, тот сейчас станет процветать. Из Монголии и без того везли шерсть, трикотаж, мясные продукты. После объявления санкций оттуда пошли к нам европейские товары, — рассказала собеседница NEWS.ru.

Определённую уверенность россиянам в Монголии добавило решение властей страны выдавать вид на жительство всем подавшим заявление россиянам. Уже есть немало желающих его получить, утверждают эксперты. На их взгляд, с конца октября следует ожидать увеличения таких обращений, поскольку в иммиграционные службы пойдут те, кто приехал в Монголию после 21 сентября, так как у них закончится безвизовый срок пребывания.

Востоковед, член российского Общества друзей Монголии Анастасия Цеденбал прогнозирует увеличение в ближайшее время интенсивности передвижения через пограничные пункты пропуска в обе стороны.

Наши граждане, обживаясь постепенно в Монголии, активно начинают осваивать разные каналы двусторонней связи. Увы, не всегда легальные. В четверг Федеральная таможенная служба сообщила о задержании на границе граждан, которые пытались вывезти из Монголии более 15 килограмм нефрита, что запрещено законом. Но активизируется и легальный обмен товарами. Стало известно, что россияне, уехавшие в Монголию, постепенно налаживают каналы поставки в Россию различной продукции: косметики, электроники, автозапчастей, то есть того, что разрешено к ввозу для личного пользования без дополнительной документации. В условиях санкций это актуально и экономически выгодно для обеих сторон. Можно найти в Telegram-каналах объявления о сборах в Бурятии обмундирования для мобилизованных, которое привозят из Монголии, — рассказала Цеденбал.

Международный пропускной пункт «Забайкальск»Фото: Евгений Епанчинцев/ТАССМеждународный пропускной пункт «Забайкальск»

По словам Цеденбал, предпринимательство между двумя странами затруднено санкционным запретом на проводку банковских платежей в РФ, но бизнесменов, как правило, такие препятствия не останавливают — они всё равно найдут альтернативу с помощью специальных каналов оборота электронных денежных средств. Не исключено, что при больших масштабах торговли Монголия придумает какой-то оптимальный с точки зрения легальности и удобства способ движения денежных средств по примеру Турции, предположила специалист по Монголии.

Жизнь в приграничье всегда отличалась своей спецификой. Здесь на вполне легальных основаниях свою нишу могут отыскать как крупные, так и мелкие бизнесмены, вплоть до «челноков». Даже экстремальная ситуация типа частичной мобилизации не смогла в корне изменить этот порядок вещей.