Впечатляющее событие произошло 10 мая в сирийском городе Тадмур, провинция Хомс. Боевики ИГ (организация признана террористической и запрещена в РФ), которых в Сирии не видели с 2017 года, неожиданно ворвались в город, проехали его насквозь на двух машинах и нескольких мотоциклах, размахивая черными флагами. Это стало первым публичным появлением членов организации в Сирии с 2017 года. Некоторые арабские СМИ расценили шаг исламистов как знак возрождения организации.


В тот же день игиловцы опубликовали видео с записью казни более десяти христиан из Нигерии. Это вызвало мрачные ассоциации с действиями ИГ на Ближнем Востоке в 2012–2016 годах.

Согласно отчету Global Terrorism Index 2022, опубликованному Институтом экономики и мира, на данный момент в рядах Исламского государства в Африке числится более 5 тысяч боевиков в Нигерии, Нигере и Камеруне, еще около 2200 террористов ИГ присутствуют в Гвинее, Мозамбике, Ливии и Сомали.

Мама-Африка примет всех

Хотя ИГ последние годы находится в кризисе, в том числе из-за последовательных смертей трех лидеров группировки, организация все еще представляет серьезную угрозу. В последнее время боевики ИГ стали все чаще мелькать в Ираке, Сирии и Афганистане. В апреле они даже призвали своих сторонников организовать теракты по всему миру, «пока весь мир находится на раскаленной сковороде из-за Украины». Новая военная кампания исламистов должна была стать ответом организации на убийства своих лидеров. Правда, пока неясно, насколько они смогут выполнить угрозу. Правда, 7 мая в Египте игиловская группа атаковала водонасосную станцию к востоку от Суэцкого канала, в результате чего погибли минимум 10 военнослужащих, еще пятеро получили ранения. Но никаких по-настоящему крупных террористических операций со стороны группировки пока, к счастью, зафиксировано не было. Есть надежда, что говорить о реальном возрождении Исламского государства в Ираке и Сирии вряд ли приходится. В Ираке с начала апреля иракская армия ведет операцию «Железный молот». Чтобы окончательно выдворить исламистов их страны, Ирак задействовал контртеррористические службы, спецназ, армию и даже авиацию. В Сирии армия, а также оппозиция тоже борются с радикальными исламистами.

Handout/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

В этих условиях ИГ перемещается в Африку, где простора для их деятельности значительно больше, чем на относительно небольшом Ближнем Востоке. Эта миграция террористов вызывает серьезную озабоченность как у властей африканских стран, так и у США. Министр иностранных дел Марокко Насер Бурита и госсекретарь США Энтони Блинкен даже организовали на этой неделе встречу Международной коалиции против ИГ в городе Марракеш в королевстве Марокко. Коалиция была создана в сентябре 2014 года, в нее входят более 80 стран и международных организаций. Целью встречи стало обсуждение растущей угрозы, исходящей от ИГ на Африканском континенте, где в последнее время зафиксирован рост активности исламистов. О растущей угрозе ИГ в Африке коалиция отрыто заявляла еще в прошлом году, и последние события подтверждают ее прогнозы.

Программа-максимум коалиции ставит целью полностью ликвидировать ИГ и уничтожить все ячейки радикальной организации. Всего на мероприятии присутствовали представители 76 стран и нескольких организаций, включая ЕС, НАТО, Лигу арабских государств (ЛАГ) и Интерпол.

Филиалы и ячейки ИГ в странах Африки к югу от Сахары угрожают безопасности и стабильности мира, особенно в Сахеле (полупустынная полоса земли в Африке к югу от Сахары, протянувшаяся от Атлантики до Красного моря. — NEWS.ru) и Восточной Африке. Коалиция работает с пострадавшими странами для устранения угроз, исходящих от ИГ в Африке, стремясь обеспечить ликвидацию этой организации во всем мире, — сказано на официальном сайте коалиции.

Глава марокканского МИД Насер Бурита отметил возросшую активность ИГ в Африке и подчеркнул, что более 48% смертей, так или иначе связанных с терроризмом в 2021 году, произошли именно в странах африканского континента. По его словам, западные страны Африки — оплот не только для ИГ, но и для других наиболее быстро развивающихся террористических организаций в мире, таких как «Аль-Каида в исламском Магрибе» (организация признана террористической и запрещена в РФ). Всего же на данный момент в Африке находится по крайней мере 27 организаций, которые по классификации ООН являются террористическими.

Как было заявлено в ходе встречи в Марокко, в декабре прошлого года была создана оперативная группа по отслеживанию активности ИГ в Африке.

Под эгидой глобальной коалиции по разгрому ИГ, африканская оперативная группа будет укреплять возможности гражданской борьбы с терроризмом африканских членов коалиции, опираясь на опыт, полученный в Ираке и Сирии, — сказано в заявлении Коалиции.

Учитывая сложности с которыми сталкивается ИГ на Ближнем Востоке, неудивительно, что организация сместила свою активность в Африку. Теперь там ежегодный экономический ущерб от терроризма оценивается в $171 млрд.

Chen Binjie/XinHua/Global Look Press

На пригоршню долларов больше

Изначально террористические группировки в Африке преследовали, скорее, материальные цели и ограничивались набегами на местные деревни. Но после того как Исламское государство начало набирать обороны в Сирии (2013–2014 годы), африканские террористические формирования, близкие по идеологии к ИГ, поспешили провозгласить халифа ИГ своим сюзереном. После присяги на верность «амир аль-му'иминин» («повелителю правоверных» — один из титулов халифа ИГ) у африканских бандитов появлялась не только мнимая высшая цель распространения знамя ислама, но и финансовая помощь от одной из крупнейших террористических организаций.

Под знамена ИГ перешел «Альянс демократических сил» — повстанческая группировка из Уганды (организация признана террористической и запрещена в РФ), джихадистская организация из Нигерии «Боко харам» (признана террористической и запрещена в РФ) и часть боевиков и «Харакат аш-Шабаб» с террористами из Сомали (организация признана террористической и запрещена в РФ) .Используя новые ресурсы, африканские ветви ИГ сумели дойти до атлантического побережья западной Африки, где теперь угрожают морскому сообщению в Гвинейском заливе, прибирая под свой контроль старинный промысел грабежа судов, стоящих на рейде.

При этом роль ислама в деятельности африканских ветвей Исламского государства минимальна. Обычно к группировке присоединяются в надежде получать ежемесячно около $50 долларов вознаграждения. Либо же потенциальный член ИГ может просто хотеть отомстить тем, кто украл у него скот или убил семью, а под знаменем халифата это сделать значительно проще.

О том, как работает система вербовки среди африканцев, говорил заместитель представителя Государственного департамента США при коалиции Дуглас Хойт в 2019 году.

Боевики ИГ анализируют, чем недовольно местное население, и начинают вербовку, обещая все исправить. Таким образом внезапно жители какой-нибудь деревни становятся частью великого халифата. Это очень серьезная угроза. Мы говорим о тысячах боевиков, — заявил Хойт.

Несмотря на, казалось бы, малую численность террористов, журнал Foreign Policy пишет, что мировому сообщество пока не удалось успешно противостоять росту ИГ в Африке. Эффективность антитеррористических кампаний в Африке осложняется логистическими проблемами в регионе, а также разногласиями между европейскими странами и местными правительствами.