Дипломатические контакты России и Зимбабве на фоне тяжёлой экономической ситуации в африканской республике выглядят неоднозначно. Россия не обладает экономической мощью СССР, решает собственные внутренние проблемы непопулярными мерами — повышением НДС, проведением пенсионной реформы, а потому, по идее, не может позволить себе активные инвестиции в развитие «банановых республик», как было во времена холодной войны. По всей видимости, Кремль пытается включиться в гонку за Африку и выгодно использовать связи со столицей Зимбабве Хараре: отечественные компании интересуются месторождениями полезных ископаемых и активами госпредприятий страны, при этом Москву не смущает даже нестабильная политическая ситуация в государстве. Несмотря на протесты, режим президента Мнангагвы, кажется, держится достаточно уверенно, в том числе благодаря поддержке российских теневых силовых инструментов.

В Москве проходит трёхдневный официальный визит президента Зимбабве Эммерсона Мнангагвы. Он стал первым главой государства, с которым российский лидер Владимир Путин встретился в 2019 году — переговоры прошли 15 января в Кремле. В делегацию Мнангагвы вошли министры горнодобывающей промышленности, сельского хозяйства, финансов и глава Национального резервного банка. Накануне переговоров в Кремле в интервью РИА Новости президент Зимбабве рассказал, что главными темами диалога станут сотрудничество в сфере разработки алмазных, золотых и платиновых месторождений, взаимодействие в области туризма, сельского хозяйства, модернизации армии. Также, по словам Мнангагвы, Хараре заинтересован в предоставлении Москвой кредитов. Этот визит открыл турне президента Зимбабве по постсоветскому пространству: далее он планирует посетить Белоруссию, Азербайджан и Казахстан, после чего направится на экономический форум в Давос.

Накануне переговоров с президентом России Мнангагва встретился с гендиректором компании АЛРОСА Сергеем Ивановым. Весной Иванов прилетал с деловым визитом в Хараре, и ещё по результатам прошлых консультаций было принято решение об открытии в стране российской компанией «дочки» для реализации проектов по разведке, поиску и добыче полезных ископаемых с перспективой создания совместных алмазодобывающих и других горнорудных предприятий, сообщил сайт АЛРОСА.

«Мы поняли, что у нас [госпредприятий Зимбабве] ограниченные возможности как в задействовании мощностей, так и в управлении современными технологиями для максимизации добычи алмазов в нашей стране. Я не сомневаюсь, что завтра на встрече с моим коллегой Путиным он примет это приглашение», — заявил Эммерсон Мнангагва 14 января.

Компания АЛРОСА уже вела работы по исследованию алмазных месторождений в Зимбабве с 2013 года, но в 2017 году прекратила свою деятельность. По некоторым данным, причиной этому стали введённые против режима предшественника Мнангагвы Роберта Мугабе западные санкции «за нарушение демократии» и репрессии в отношении оппозиции.

Впрочем, приход к власти Мнангагвы ситуацию не исправил — с момента выборов в стране перманентно проходят акции протеста. Симптоматично, что после отъезда президента в турне по странам бывшего СССР митинги усилились — они вылились в беспорядки и столкновения с полицией в Хараре и южном городе Булавайо, передаёт The Guardian. 14 января к акциям присоединились профсоюзы Зимбабве — активисты объявили забастовку. Протестующие перекрывают ключевые автомагистрали, нападают на продолжающие работать предприятия, вынуждая их присоединиться к всеобщей стачке, атакуют госучреждения.

Правоохранители применяют резиновые пули и слезоточивый газ. Причина волнений — тяжёлая экономическая ситуация в стране, рост цен (в первую очередь на хлеб и бензин) и безработица. Это самые масштабные антиправительственные выступления со времён президентских и парламентских выборов 30 июля 2018 года, когда в ходе беспорядков военные и полиция убили шесть человек. Тогда Мнангагве и его сторонники смогли на время стабилизировать ситуацию — портал News.ru подробно разбирал политическую и экономическую ситуацию в республике на тот момент.

По некоторым данным, летние парламентские и президентские выборы в Зимбабве прошли не без российского участия. Кандидат от оппозиционного Движения за демократические перемены (MDC) и главный оппонент Мнангагвы Нельсон Чамиза заявлял, что находящиеся в стране российские политтехнологи якобы помогают правящей партии «Зимбабвийский африканский национальный союз — Патриотический фронт» (ZANU-PF) фальсифицировать результаты выборов, и призывал международное сообщество вмешаться. По информации Bloomberg, российские специалисты были связаны с ЧВК Вагнера, также ведущей активную деятельность в других странах Чёрного континента: Центральноафриканской республике, Судане и других. При этом, как и в других странах Африки, присутствие «ихтамнет» опирается на официальные договорённости о военном двустороннем сотрудничестве и возможной помощи инструкторов.

Усиливая военное, экономическое и политическое влияние в африканских странах Россия идёт в фарватере мировой внешней политики. Так, согласно открытым документам Пентагона, за 2018 год Соединённые Штаты провели на Чёрном континенте больше военных операций, чем на Ближнем Востоке. Существенно усилили свою экономическую и политическую активность в африканских странах Турция и ОАЭ.

Из-за того, что Зимбабве долгое время оставалась под санкциями, многие отрасли её экономики не осваивались иностранным капиталом, за исключением китайского и индийского, отмечает News.ru научный сотрудник Института Африки РАН Альберт Хаматшин. Это делает страну привлекательной для российского бизнеса — там есть что развивать. Зимбабве может выступать как импортёром, так и территорией, где можно начинать перспективные проекты. Её потенциал с точки зрения геологоразведки очень высок, могут быть обнаружены новые месторождения алмазов, урана, других полезных ископаемых, считает эксперт.

Эммерсон Мнангагва и Владимир ПутинФото: kremlin.ruЭммерсон Мнангагва и Владимир Путин

Россия, напоминает Хаматшин, уже реализует некоторые проекты — в частности, российские компании ведут разработки платиновых месторождений. Кроме того, к Зимбабве проявляют большой интерес группы компаний «Уралсиб» и «Уралкалий».

«Ещё один важный момент: в стране очень велика доля госсобственности, а сейчас правительство Зимбабве, чтобы повысить эффективность экономики, планирует приватизацию части государственных предприятий. Российские компании заинтересованы в приобретении госактивов республики», — отмечает он, при этом добавляя, что последствия протестных волн труднопрогнозируемы.

Несмотря на это, по мнению аналитика, смена режима в стране сейчас вряд ли возможна — позиции Мнангагвы достаточно прочные, а демонстрации имеют конкретные экономические проблемы, в частности, повышение цен на бензин и нехватка наличных денег у населения. С тех пор как в результате гиперинфляции была отменена национальная валюта, Зимбабве использует исключительно доллары США и другие иностранные денежные единицы, знает Хаматшин.

«Всё это приводит к недовольству населения и критике Мнангагвы за то, что он, управляя страной де-факто с 2017 года, не смог изменить к лучшему ситуацию в экономике, не привлёк внешних инвесторов, не смог убедить иностранный бизнес в надёжности и демократичности нового режима. Ожидалось, что новый президент сформирует коалиционное правительство, куда будут приглашены представители оппозиции, но этого не произошло», — указывает африканист.

В краткосрочной перспективе Москва не рискует, налаживая экономические и политические связи с Хараре. В будущем также маловероятно, что любой другой режим, если допустить смену власти, будет возражать против того, чтобы Россия развивала в Зимбабве выгодные экономические проекты, прогнозирует Хаматшин. Самый неприятный сценарий — перерастание политической напряжённости в стране в затяжной конфликт, но его вероятность мала.