Премьер-министр Дмитрий Медведев поручил Минобороны России при участии МИДа провести переговоры с правительством Египта и подписать соглашение о «порядке использования воздушного пространства и аэродромной инфраструктуры России и Египта». Текст проекта соглашения, предварительно одобренного правительствами двух стран, был опубликован 30 ноября на официальном портале правовой информации после визита министра Сергея Шойгу в Каир, где накануне он встретился с президентом Абдельфаттахом ас-Сиси.


В соответствии с этим документом, российские и египетские военные самолёты смогут использовать воздушное пространство и аэродромы друг друга при подаче запроса за пять дней. Предполагается, что соглашение будет действовать в течение пяти лет и может быть продлено. Оно не распространяется на самолёты дальнего радиолокационного обнаружения и управления, а также на самолёты, перевозящие опасные грузы.


База или пункт на всякий случай?

Договорённости об упрощённом механизме использования инфраструктуры — это далеко не соглашение о создании базы. В частности, с весны 2014-го вьетнамский аэродром Камрани впервые стал использоваться для обслуживания российских самолётов Ил-78, которые обеспечивают дозаправкой топливом в воздухе стратегические ракетоносцы Ту-95МС, а в ноябре того же года было подписано соглашение об упрощённом порядке захода российских кораблей во вьетнамский порт Камрань. То есть несмотря на слухи и заявления о возможном возвращении России в Камрань, которые пока не нашли практического воплощения, Минобороны РФ уже сейчас имеет возможность обслуживать авиацию и корабли во Вьетнаме в упрощённом порядке. По словам источников News.ru, в дальнейшем это соглашение в условиях сжатого российского бюджета и экономии, возможно, может трансформироваться в договорённости о более продвинутом объекте обслуживания кораблей, докования, пополнения запасов, но никак не в базу.

Но что собой подразумевает проект российско-египетского соглашения — «вьетнамский», «сирийский» варианты или нечто промежуточное между ними, а главное — для каких целей предусматривается использовать воздушное пространство и аэродромную инфраструктуру?

С одной стороны, в 2016 году в Египте впервые в истории прошли совместные учения ВДВ России и парашютно-десантных войск Египта «Защитники дружбы — 2016». В ходе учений отрабатывалось взаимодействие «при подготовке и ведении боевых действий по блокированию и уничтожению незаконных вооружённых формирований в условиях пустыни», а переброска российских «голубых беретов» с вооружением и техникой осуществлялась военно-транспортными Ил-76 с аэродрома Дягилево в Рязанской области. В 2017 году такие учения прошли уже у нас — на Кубани. Таким образом, реализация соглашения позволит облегчить проведение совместных учений ВС двух стран без различных бюрократических проволочек.

С другой стороны, российские базы в Сирии, по меркам современной военной техники, расположены сравнительно недалеко от Суэцкого канала — главного нефтяного трафика, ведущего в Европу. В этом смысле использование объектов с другого фланга от Суэца — хороший шаг для укрепления позиций в регионе.

ТАСС/пресс-служба Министерства обороны РФ


Российский спецназ в Египте

22 июля на северо-западе Египта после реконструкции официально была введена в строй крупнейшая на Ближнем Востоке и в Африке военная база, названная в честь первого президента Египта Мохаммада Нигиба. Её основное назначение — обеспечение безопасности западных границ республики, нефтяных месторождений в этом регионе и проекта по строительству в районе Эд-Дабба первой в стране атомной электростанции, которая будет иметь четыре энергоблока с российскими реакторами ВВЭР-1200. В ноябре 2015 года Россия и Египет подписали соглашение, согласно которому Москва построит и профинансирует проект, подготовит египетский обслуживающий персонал, урегулирует вопросы с отработанным ядерным топливом, а также будет осуществлять помощь в развитии ядерной инфраструктуры страны.

В церемонии открытия базы приняли участие, помимо президента Египта, кронпринц Абу-Даби и заместитель командующего ВС ОАЭ шейх Мохаммад бин Зайд Аль Нахайян, наследный принц и первый заместитель верховного главнокомандующего Бахрейном Салман ибн Хамад ибн Иса Аль Халифа, заместитель премьер-министра и министр обороны Кувейта Мохаммад Халид Аль-Хамад Аль-Сабах, губернатор провинции Мекка Саудовской Аравии принц Халид аль-Фейсал ибн Фейсал Аль Сауд, командующий Ливийской национальной армией Халифа Хафтар.

Кроме того, как отмечалось тогда на странице армии Египта в Facebook, близ границы с Ливией в районе города Сиди-Баррани также был открыт ещё один военный объект, который должен обеспечить охрану границ от проникновения радикалов, нелегальных мигрантов и контрабанды.

Напомним, что в октябре 2016 года бывшая советская авиабаза в Сиди-Баррани уже упоминалась российскими СМИ в контексте того, что Москва и Каир якобы ведут переговоры по поводу аренды ряда военных объектов, в том числе в городе Сиди-Баррани.

Тогда эти сообщения опровергли российская и египетская стороны, включая самого ас-Сиси, который пообещал, что ни одна иностранная держава не сможет разместить военную базу на территории его государства. Позже появились сообщения, что Россия не афишируя могла развернуть Силы специальных операций, применяющие разведывательные беспилотники, как раз на базе Сиди-Баррани. Якобы речь шла о 22 сотрудниках российской военной разведки.

В пресс-службе Минобороны назвали все эти сообщения дезинформацией, однако позже выяснилось, что, во-первых, в самой Ливии представители российской частной военной компании разминировали цементный завод в Бенгази якобы по контракту с его владельцами, но, очевидно, с согласия российских властей. Во-вторых, многие источники в Африке и на Ближнем Востоке отмечали, что Россия, как и Франция — присутствие французских военных в Ливии не является секретом, — вроде как сыграла определённую роль в успешном наступлении сил Хафтара на Бенгази, прежде всего предоставляя Ливийской национальной армии (ЛНА) и союзным ей силам разведывательную информацию. Напомним, что Палата представителей в Тобруке и ЛНА под командованием Хафтара пользуется поддержкой со стороны Египта, ОАЭ и Саудовской Аравии, включая использование египтянами и эмиратцами военной базы в самой Ливии.


Сообщения об использовании Россией египетских баз появились давно, поэтому, если переговоры и ведутся, то уже продолжительное время при одобрении руководства России, Египта и наверняка Саудовской Аравии, как главного спонсора Каира. Не исключено, что эта тема обсуждалась во время визита короля Салмана в Москву. Я думаю, что египетский аналог сирийского Хмеймима может использоваться для ведения разведки Морской авиацией в Средиземноморском регионе, а также — на случай неблагоприятного развития событий в Ливии. Здесь вопрос даже не в пользу кого — правительства нацединства Фаиза Сарраджа в Триполи или Хафтара в Тобруке, — а просто для усиления позиций и, если будет необходимо вмешаться в ливийский конфликт, для подавления радикальных формирований.

Андрей Фролов

научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений»

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен