Избранный президент Колумбии Густаво Петро в первой же своей речи после вступления в должность показал, что под его руководством в этой латиноамериканской стране будет как минимум нескучно. Левоцентрист Петро не только полностью оправдал ожидания тех, кто поддержал его в борьбе за этот пост, но местами и превзошел их, пусть и на словах. NEWS.ru выясняет, каким способом новый колумбийский лидер хочет сделать жизнь сограждан легче, а главное, веселее.

Густаво Петро (он победил на выборах 9 июня 2022 года и вступил в должность два месяца спустя) стал первым в истории современной Колумбии президентом, представляющим крайний левый спектр политической радуги этой страны, которая наряду с Афганистаном снискала себе дурную славу всемирного производителя наркотиков.

Производители этой «монокультуры» десятилетиями, по сути, управляли Колумбией, и тамошние наркобароны обладали властью, делавшей их государством в государстве: они имели собственные армии и безраздельно контролировали территории, куда правительственные силы не рисковали вторгаться. В результате Колумбия живет в состоянии гражданской войны и фактического двоевластия с 1948 года: президенты во Дворце имени Боливара в Боготе менялись, но на могуществе наркокартелей это никак не отражалось. В колумбийской историографии этот период даже именуется говорящим термином violenсia — «насилие».

Деятельность в должности главы государства 62-летний Петро начал решительно и без долгой раскачки, что было ожидаемо от человека, который избрался на высшую государственную должность хоть и не напрямую, но так или иначе из рядов подпольной революционной группировки М-19 (одного из автономных подразделений в так называемой FARС — Fuerzas Armadas Revolucionarios de Colombia, Революционных вооруженных сил Колумбии).

От всех своих предшественников Густаво Петро отличает, помимо необычного для официального политика «опыта предшествующей работы», и то, что он пытается выйти из традиционной парадигмы своих предшественников, которые боролись с наркокартелями (или делали вид, что боролись) силовыми методами.

Понимая, что военно-полицейские инструменты не работают, Петро выдвинул креативную для Колумбии идею: декриминализировать употребление кокаина и его производных, тем самым лишив наркомафию преимущества монопольного обладания сладким запретным плодом.

Чтобы в Колумбии воцарился гражданский мир, нам необходимы диалог и взаимопонимание. Нам надо искать общие подходы и добиваться перемен. Одним из путей восстановления мира является, например, изменение антинаркотической политики, —заявил президент.

По скользкой белой дорожке: новый лидер Колумбии хочет легализовать кокаинФото: Bodo Marks/dpa/Global Look Press

Говоря об установлении гражданского мира, Петро вовсе не теоретизирует. Партизанская группировка М-19 имеет опыт перевода вооруженной борьбы с правительством в политическое русло: в 2016 году она подписала перемирие с тогдашним национальным руководством в Боготе. Тогда же группировка переформатировала себя в легальную политическую партию под названием Movimiento 19 de Abril Alianza Democrática («Демократический Альянс 19 апреля»).

Петро в своей инаугурационной речи открыто намекнул, что препятствием к реализации его политики по «нахождению общего языка с наркомафией» может быть позиция тех ведущих стран, в первую очередь США, которые сохраняют прогибиционистский (запретительский) подход к наркотикам, и тем самым обеспечивают их производителям и торговцам рынки сбыта.

Настало время заключить международную конвенцию, которая признает факт того, что война с наркомафией проиграна. Надо заключать мир. Но заключение такой конвенции зависит от принятия в развитых странах решительной политики, которая бы сократила потребление там наркотиков, —призвал Петро.

Правды ради надо напомнить, что идея декриминализации и легализации употребления наркотиков Густаво Петро не принадлежит. Во многих странах власти сегодня пришли к пониманию, что запрет на наркотики (во всяком случае, на лёгкие и для личного употребления) только играет на руку их производителям и дилерам, а также является мощнейшим коррупциогенным фактором для государственного аппарата, в первую очередь полиции.

Собаки-ищейки и подразделения колумбийской полиции по борьбе с наркотикамиФото: Sebastian Barros/Keystone Press Agency/Global Look PressСобаки-ищейки и подразделения колумбийской полиции по борьбе с наркотиками

Антипрогибиционизм официально введен в Нидерландах, канадской провинции Онтарио и ряде других стран и территорий. Никакого обвального ухода населения этих местностей «под кайф», как опасались сторонники пунитивного подхода к наркопроблеме, нигде не произошло, число наркоманов не выросло. Это, кстати, даёт основания антипрогибиционистам обвинять «прогибиционистов» в том, что те только изображают из себя борцов с наркомафий, а не деле представляют её интересы (впрочем, вторые обвиняют первых ровно в том же).

Заявление Густаво Петро вызывает ощущение, что он еще не вышел из настроя предвыборной кампании, когда пытался понравиться всем — и левым, и правым, говорит NEWS.ru специалист по странам Латинской Америки Владимир Сударев.

Не вполне понятно, каким образом Петро хочет помириться с наркомафией, если он в самом деле попробует легализовать потребление наркотиков: ведь этим он как раз подорвет экономическое могущество наркокланов, и те вряд ли будут ему за такое «примирение» благодарны. Петро по многим вопросам вообще занимает двойственную позицию, которую сложно объяснить. Возможно, ему представляется, что таким образом он сплотит нацию, которая находится в состоянии violenсia едва ли не с момента обретения независимости.

Владимир Сударев главный научный сотрудник Института стран Латинской Америки РАН

По скользкой белой дорожке: новый лидер Колумбии хочет легализовать кокаинФото: Mauricio Valenzuela/Xinhua/Global Look Press

Наличие ненасыщаемых рынков сбыта в развитых странах Нового и Старого Света поддерживает питательную почву для непрекращающихся гражданских войн в латиноамериканских странах (не только в Колумбии). Этот же фактор приводит к тому, что в обширных районах латиноамериканских стран, где произрастает кока, местное население занимается преимущественно её культивированием, что отнимает земли и человеческие ресурсы от выращивания каких-то полезных культур. При этом непосредственные производители коки вовсе не жируют: 40% населения Колумбии имеет доход ниже $100 в месяц.

Призвав к миру с «классовым врагом», с которым его группировка сражалась многие десятилетия, Петро не гарантирует своему правительству и народу, что это найдет горячий отклик со стороны тех, кому он протянул руку. В отличие от политиков наркомафия не поддаётся сантиментам, и задачи возрождения национальной экономики волнуют её капитанов в самую последнюю очередь. А вот врагов Петро себе может нажить очень легко, причем в стане своих же товарищей по оружию, которые могут воспринять пацифистские призывы бывшего соратника как ренегатство и предательство, сказал NEWS.ru эксперт по Латинской Америке Лазарь Хейфец.

Надо понимать, что в Колумбии наркоторговлей промышляют не только те, кого называют «реакционерами», но часто и сами же «революционеры». К примеру, группировка Clan del Golfo давно известна тем, что финансируется из тех же источников, из которых черпает свое могущество наркомафия.

Виктор Хейфец профессор кафедры теории и истории международных отношений СПбГУ

Ряд левацких партизанских группировок Колумбии, входящих в FARС, в четверг уже объявили, что намерены продолжать вооруженную борьбу с наркокартелями вопреки призывам вышедшего из революционных рядов президента. Кроме того, ультралевым бывшим соратникам президента может не понравиться, что некоторые члены его кабинета говорят об установлении в Колумбии «справедливого капитализма», что с точки зрения марксистских (а еще больше маоистских) ортодоксов является оголтелым оппортунизмом, ведь лидеры FARС некогда обещали в случае прихода к власти «повесить капиталистов на их собственных кишках».