15 июня 1898 года в Бостоне, штат Массачусетс, была учреждена общественная организация, получившая название Американская антиимперская лига. Сегодня нам кажется, что Соединенные Штаты и империализм — это почти синонимы, но так было не всегда. Долгое время в США конкурировали две силы: империалисты и сторонники идеи, что страна не должна вмешиваться в процессы за рубежом. NEWS.ru рассказывает, как Америка шла к своей империи и как её граждане боролись с этой политикой.

В конце XVIII века в мире образовалось новое государство — Соединенные Штаты Америки. Одним из первых принципов, заложенных в фундамент США отцами-основателями, было невмешательство в международные дела. Американцы как будто отгородились от всего мира и объявили, что их совершенно не интересует то, что происходит за пределами их границ. Европейцы (а Европа была тогда единственным регионом, оказывающим влияние на весь мир) могли творить что хотят — воевать, исследовать белые пятна на карте Земли, захватывать новые колонии, делить Индию, Китай, слабеющую Османскую империю — все что угодно, только не лезть в дела американцев.

Первые приобретения и доктрина Монро

Такая позиция была вполне объяснима. Тринадцать колоний, которые первыми вошли в состав США, окружали бесконечные пространства неосвоенной земли. Конечно же, там жили индейцы, но колонистов это совершенно не беспокоило. «Было ваше — стало наше», — такой подход к аборигенам считался у американцев справедливым и не казался им аморальным. Поэтому главной задачей страны колонисты считали освоение южных и западных земель до испанской Мексики и Тихого океана. Это была на редкость масштабная задача, на выполнение которой ушло несколько десятилетий.

По ходу дела пришлось решать задачи поменьше. В 1803 году США купили у Франции Луизиану. Эти владения были куда больше, чем современный штат, носящий такое имя. Французские колонии простирались от устья Миссисипи на юге до Великих Озер на севере. Они могли бы остановить продвижение США на запад, но тут американцам очень повезло. В 1803 году власть в Париже принадлежала Наполеону Бонапарту, который почти не интересовался заморскими территориями, обращая гораздо больше внимания на войну в Европе.

Французская армия требовала очень много денег. Поэтому, когда администрация президента Томаса Джефферсона предложила французам сделку, те охотно согласились. Так США получили крупный город и важный порт Новый Орлеан и выход к индейским территориям и Великим равнинам, что впоследствии станут прославленным в вестернах «Диким Западом».

Поднятие флага на площади Армии в Новом Орлеане, знаменующее передачу суверенитета над французской Луизианой Соединенным ШтатамФото: wikipedia.orgПоднятие флага на площади Армии в Новом Орлеане, знаменующее передачу суверенитета над французской Луизианой Соединенным Штатам

Джефферсон отличился еще и тем, что дополнил доктрину изоляционизма простым правилом — «никаких союзов». Вплоть до Второй мировой войны Америка строго следовала этому правилу.

Для округления границ в 1819 году у Испании купили Флориду — цветущий полуостров, находящийся между Атлантикой и Мексиканским заливом, ныне, наверное, самое популярное курортное место Америки. Испанцы долго не хотели расставаться с Флоридой, но война испанских колоний за независимость истощала казну. Правительство в Мадриде прекрасно понимало, что не сможет удержать Флориду, если США соберутся ее захватить, поэтому согласилось на сделку.

Президентом США тогда был Джеймс Монро. Через четыре года он обнародует внешнеполитическую доктрину, которая получит его имя. В доктрине Монро говорилось, что Америка по-прежнему не вмешивается в дела других стран, но объявляет весь Американский континент зоной своих интересов и будет препятствовать попыткам любой европейской державы распространить свое влияние на Американский континент.

Поначалу это была не более чем декларация. В Европе знали, что армия и флот США ничтожны, отчего лишь посмеялись над великодержавными потугами американцев. Но чем сильнее становились США, тем тверже они проводили политику доктрины Монро. Так что к концу XIX века все великие державы Европы смирились с тем, что в Америку лучше не лезть.

Бросок на юг и запад

В 1820–1830-е годы американские поселенцы медленно, но верно обживали новые земли, изгоняя оттуда индейцев. Но более всего их интересовали уже освоенные территории Техаса и Калифорнии, которые ранее принадлежали Испании, а теперь оказались под властью Мексики. Слабость Мексики и решила судьбу этих земель. Сначала в 1835 году восстали американские колонисты в Техасе. К тому моменту их там было уже куда больше, чем испаноязычных мексиканцев, поэтому они считали Техас своим.

«Свобода на штыках». Как в США боролись с империализмом и проигралиФото: Cosmos/Impact Photos/Global Look Press

Причиной конфликта стало рабство. В Мексике его отменили, а вот у американцев имелось множество рабов-негров, которые трудились на ранчо и хлопковых плантациях. Рабы стоили дорого, и такого удара по кошельку американцы не перенесли. Восстание увенчалось успехом, так как мексиканская армия дурно управлялась, а военный бюджет разворовывался коррумпированными генералами.

Так появилась Республика Техас, которая сразу же попросилась в состав Соединенных Штатов. Поначалу им отказали, чтобы не нагнетать международную напряженность, но при этом совершенно не мешали вербовать добровольцев, закупать оружие, вообще рассматривали Техас как «почти США». Сыграло свою роль и то, что Техас был рабовладельческой республикой, а принятие такой территории в состав США означало, что рабовладельцы получат преимущество, а это нарушало существовавший хрупкий баланс в политике.

Выждав десять лет, в 1845 году в Вашингтоне все же решились присоединить Техас, что стало одной из причин войны с Мексикой, которая все еще считала Техас своей мятежной провинцией. Эта война в очередной раз продемонстрировала слабость Мексики и подтвердила: даже не обладая мощной постоянной армией и флотом, Соединенные Штаты, опираясь на свою сильную экономику и демографический потенциал, способны в короткий срок мобилизовать достаточно сил для победы над врагом.

Флот США обеспечил десант в мексиканский порт Веракрус, а американская армия победным маршем дошла до Мехико. Разгром был полным и безоговорочным. В американском общественном мнении даже появилась идея аннексировать Мексику целиком, но политическая элита страны сомневалась, что США смогут «переварить» столь крупную добычу, поэтому в Вашингтоне ограничились тем, что отобрали у Мексики почти половину ее территории. США получили семь новых штатов и вышли к Тихому океану.

Столь необыкновенный военный и внешнеполитический успех породил новую доктрину, которую назвали «Предначертание судьбы». Окрыленные победами американцы поверили, что США — это необыкновенная страна, предназначение которой нести свет цивилизации, свободу и демократию в пустынные земли на западе своего континента. Позднее эта идеология будет обращена на весь мир, но пока еще американцы не задумывались об империализме такого масштаба и считали себя убежденными изоляционистами.

Осадная батарея Скотта под ВеракрусомФото: wikipedia.orgОсадная батарея Скотта под Веракрусом

Казалось бы, перед Соединенными Штатами открывается эпоха экспансии, но ситуация резко изменилась. Сначала начались споры о том, какими должны стать новые штаты — свободными или рабовладельческими. Затем в 1861 году началась Гражданская война, а после ее завершения — эпоха реконструкции. Так что к мыслям об отказе от изоляционизма вернулись лишь на рубеже 1870-х.

Отказ от изоляционизма

В 1869 году президент Уллис Грант, генерал и герой Гражданской войны, поручил разработать секретный договор об аннексии Доминиканской Республики. Забавно, что основным мотивом президента было желание переселить на этот Карибский остров значительную часть бывших рабов-негров, наличие которых раздражало белых американцев. Вторым основанием являлось стремление американского флота получить военно-морскую базу в Карибском море.

Доминиканская Республика была к тому моменту типичным несостоявшимся государством, его раздирали на части военные командиры, а власть президента была фикцией. Поэтому договор об аннексии получил на острове полное одобрение. Но вот в Вашингтоне дело совершенно не задалось. Большая часть конгрессменов уперлась и отказалась пожертвовать принципом изоляционизма даже ради возможности избавиться от чернокожих сограждан.

Американский империализм вновь поднял голову после того, как в 1895 году против испанской власти восстала Куба. Причиной тому стала испано-американская торговая война, в которой главной жертвой оказалось кубинское сельское хозяйство. Сначала испанцы повысили пошлины на ввозимые из США товары, чтобы защитить интересы собственной промышленности, а когда Вашингтон в ответ повысил пошлины на табак и сахар, Куба начала стремительно нищать.

Кубинцы лишались работы и наконец пришли к выводу, что имеет смысл убрать испанцев и самостоятельно наладить отношения с великим северным соседом. Американцы немедленно поддержали «восстание свободолюбивых кубинцев против тирании». Но плохо обученные и вооруженные повстанцы не могли сравниться с регулярной армией Испании. Поэтому спустя всего несколько месяцев боевых действий восстание было почти полностью подавлено, а значительная часть его лидеров уничтожена.

Американские солдаты после капитуляции испанских войск в Сантьяго-де-КубаФото: wikipedia.orgАмериканские солдаты после капитуляции испанских войск в Сантьяго-де-Куба

И тут очень кстати на рейде Гаваны неожиданно взорвался броненосец американского флота «Мэн». Общественное мнение США немедленно обвинило испанцев в этом преступлении (как потом выяснилось в ходе следствия, испанцы были совершенно ни при чем, но дело уже было сделано). По стране прокатилась волна манифестаций с требованием отомстить Испании за «Мэн». Правительство тут же отреагировало, и война началась.

Это было настоящее избиение. Бедная и слабая Испания ничего не могла противопоставить Соединенным Штатам. Боевые действия продолжались всего два с половиной месяца, после чего Мадрид запросил мира. По итогам мирных переговоров впервые в своей истории США обзавелись колониями: Филиппинами, Пуэрто-Рико и Гуамом. Куба стала территорией, временно управляемой США (в 1902 году ей дали фиктивную независимость). В Америке торжествовали сторонники «Предначертания судьбы». Газеты в экстазе писали, что в мире наступает эра американского господства.

Рождение Антиимперской лиги

Но с империалистами были согласны отнюдь не все граждане США. Осенью 1898 года была учреждена Антиимперская лига, в руководство которой вошли многие влиятельные люди — от бывшего президента Гровера Кливленда до богатейшего бизнесмена Эндрю Карнеги и знаменитого писателя Марка Твена. Идеологи организации говорили: Америка не должна воевать за порабощение других народов, вместо этого надо наводить порядок на своей земле.

К протестам за мир и против империализма парадоксальным образом присоединились расисты и сторонники расовой сегрегации. Они не без оснований опасались, что появление в США территорий, населенных многочисленным «цветным» населением, приведет к уменьшению влияния белого большинства и его постепенному вытеснению (как выяснилось уже в ХХ веке, они оказались абсолютно правы).

Тогда в партийных кругах Америки сложилась такая картина: Демократическая партия — изоляционисты и антиимпериалисты, а республиканцы — интервенционисты и империалисты. В наши дни все куда более запутанно. Почти все современные либеральные и левые демократы готовы нести «американскую свободу» на штыках, в то время как немалая часть консерваторов и популистов из Республиканской партии (как, например, Дональд Трамп) выступает за сворачивание американского участия во внешней политике и приоритет во внутренних делах.

На рубеже XIХ–XX веков главными империалистами были президенты-республиканцы Уильям Мак-Кинли и Теодор Рузвельт. Рузвельт прославился еще в годы испано-американской войны, когда громче всех выступал за военное вмешательство. Когда война началась, он стал полковником Первого добровольческого кавалерийского полка, отличившегося в боях на Кубе.

С другой стороны, врагами войн и колониализма выступали не менее влиятельные люди. Первым президентом Антиимперской лиги стал бывший губернатор Массачусетса Джордж Бутвелл, а вице-президентом стал экс-президент США демократ Гровер Кливленд. Общественное движение быстро набрало популярность и уже в 1899 году располагало 100 региональными отделениями и 25 тысячами членов.

Джордж БутвеллФото: wikipedia.orgДжордж Бутвелл

Очень сильную помощь лиге оказало начало военных действий на Филиппинах. Ведь как только оттуда ушли испанцы, американской армии пришлось с редкостной жестокостью подавлять антиколониальное восстание местного населения. Антивоенные памфлеты писал Марк Твен. Лига собирала и публиковала факты о зверствах армии США и смогла организовать распространение антивоенных брошюр даже среди солдат, служащих на Филиппинах.

Империалисты побеждают

Тогда империалисты, находившиеся у власти, дали понять «денежному мешку» Эндрю Карнеги, который финансировал Антиимперскую лигу, что в его бизнесе скоро начнутся серьезные проблемы. Карнеги сдался, и лига лишилась заметной части финансирования.

Антиимпериалисты собирали многочисленные митинги, на которых говорили: не надо тратить силы на Филиппины и другие заморские владения. Они предлагали или немедленно предоставить им независимость, или отдать острова под управление небольшой и нейтральной европейской державе вроде Бельгии. Но перспектива контролировать морские пути через Тихий океан и иметь там военные базы ослепляла сторонников создания Американской империи. Позднее это приведет США к военному столкновению с Японией.

В 1900 году состоялся самый значимый бой, который дала Антиимперская лига всему американскому истеблишменту. На выборы от Демократической партии пошел кандидат Уильям Брайан, старый сторонник Антиимперской лиги, имевший прозвище Великий Простолюдин, популист и человек левых, почти социалистических убеждений.

Уильям Брайан выступает на Национальном съезде Демократической партии 1908 годаФото: wikipedia.orgУильям Брайан выступает на Национальном съезде Демократической партии 1908 года

В предвыборных речах Брайан говорил, что Республиканская партия стремится «подражать европейским империалистическим державам». Приняв на вооружение европейскую идею об империалистической экспансии, республиканцы, по его словам, уподобляются англичанам, воюющим с бурами, и на деле полностью разделяют веру в принципы монархии. Следовательно, заключал он, империалисты — это «чужаки в стране американизма». Это были очень привлекательные для простых американцев слова. Ведь в США хватало собственных проблем.

Но республиканцы пустили в ход всю мощь пропаганды. Они говорили о славной победе над внешними врагами Америки, о невиданном росте ее могущества, об экономических успехах президентства Мак-Кинли и называли Брайана предателем национальных интересов США.

В итоге с небольшим перевесом Мак-Кинли выиграл. Поражение на президентских выборах стало началом конца Антиимперской лиги. Она потеряла большую часть денежных поступлений и множество членов, но продолжала работу. К моменту вступления США в Первую мировую войну лига оказалась столь слаба, что поддержала вмешательство США, а в 1920 году самораспустилась, так и не достигнув своих целей.

Америка же уверенно вступила на путь построения своей новой всемирной империи. Более в США никогда не возникало столь мощного движения изоляционистов и антиимпериалистов, сравнимого с тем, что действовало на рубеже XIX–ХХ веков. Но, кто знает, возможно, скоро все изменится...