Члены общественных наблюдательных комиссий (ОНК) решили обратиться в Конституционный суд с требованием изменить утверждённый в апреле 2021 года кодекс этики ОНК, который закрепляет многие спорные требования к правозащитникам. Научно-консультативное заключение для КС подготовила член президентского Совета по правам человека (СПЧ) Мара Полякова. С этим документом (есть в распоряжении NEWS.ru) ознакомлен в том числе председатель СПЧ Валерий Фадеев. При этом собеседники NEWS.ru рассказывают, что действующий созыв ОНК превратился в бюрократическую структуру, свободы в которой значительно меньше, чем было раньше.


Кодекс этики членов ОНК был принят Общественной палатой 14 апреля 2021 года. В документе, помимо стандартных требований о соблюдении регламентов и законов, а также норм о проявлении корректности и недопустимости дискриминации, есть более спорные положения. О них говорится в научно-консультативном заключении, подготовленном в СПЧ.

Так, кодекс запрещает членам ОНК публично оценивать деятельность коллег, высказываться при конфликтных ситуациях с администрацией мест принудительного содержания. разглашать информацию об осуждённых без их согласия, а также использовать полученные сведения «в своих профессиональных интересах либо интересах третьих лиц». В СПЧ считают, что эти положения нужно изменить.

В заключении указано, что конфликтные ситуации иногда требуют срочного реагирования, а закон напрямую указывает, что члены ОНК активно взаимодействуют по результатам своей работы не только с госструктурами, но и с общественными организациями и СМИ. Также вопросы вызывает необходимость получать согласие заключённого, если речь не идёт о разглашении его персональных данных, медицинской или следственной тайн.

«Лишь бы работать»: в ОНК решили отстаивать свободу в Конституционном судеsovetONK/facebook.com

Непонятен и запрет членам ОНК на использование информации, полученной по результатам проведения общественного контроля, в своих профессиональных интересах. В <...> [этом же кодексе] указано, что: «признание, соблюдение и защита прав человека определяют основной смысл и содержание деятельности членов ОНК». Из этого подпункта мы делаем вывод, что профессиональными интересами членов ОНК как раз и являются соблюдение и защита прав человека в местах принудительного содержания, — отмечается в заключении Поляковой.

О сложностях с получением согласия заключённых рассказывала NEWS.ru член ОНК Любовь Волкова. По её словам, правозащитники пытаются уговорить зэков подписать письменное согласие. В этом контексте она рассказала историю о мужчине, который «много раз сидел, выбили все зубы и не может есть», — ему требовалась протёртая пища, но администрация учреждения не давала её.

Я говорю — напишите мне, что вы разрешаете [об этом сообщить]. А он заключённый «тёртый», у них свой кодекс этики, и он говорит: «Я никогда ничего не подписываю вообще». И я об этом случае уже ничего не могу сказать. И таких людей много, у них свои понятия, — делилась правозащитница.

Из-за разглашения информации весной 2021 года из ОНК Москвы исключили ярую правозащитницу Марину Литвинович. Ей предъявлялось распространение информации следствия по делу соратницы Алексея Навального Любови Соболь (активистку обвиняют в незаконном проникновении в жилище тёщи Константина Кудрявцева — человека, которого Навальный называет одним из своих отравителей). Литвинович посещала Соболь в СИЗО и рассказывала в СМИ и в Facebook, что обвиняемую допрашивали ночью, а очную ставку проводили в запрещённое время поздно вечером.

Волкова говорила, что именно «размытые» формулировки кодекса этики позволили исключить Литвинович. Сама правозащитница считает, что причиной её исключения на самом деле была активная деятельность и публикация информации о том, что происходит в СИЗО. Близкий к ОНК Москвы источник NEWS.ru тоже считает, что Литвинович исключили за посещение спецприёмника в Сахарово, где содержались задержанные на акциях протеста в поддержку Навального в феврале 2021 года. Собеседник отметил, что сейчас все действия членов ОНК должны быть согласованы с руководством, и предположил, что Литвинович свои посещения Сахарово ни с кем не согласовывала.

Там всего несколько [активных] человек, которые молчат, лишь бы работать. Это какая-то ОНК на казарменном положении, — рассказал источник, объясняя, почему члены ОНК стали мало говорить с журналистами.

«Лишь бы работать»: в ОНК решили отстаивать свободу в Конституционном судеsovetONK/facebok.com

По его словам, комиссия сейчас «забюрократизировалась» и превратилась в замкнутую структуру. Так, ещё при прошлом созыве ОНК Москвы её члены могли приходить в СИЗО на несколько часов, говорить начальнику изолятора, какие камеры или этажи они хотят посмотреть, и несколько часов изучать условия содержания. Сейчас же они проходят к начальнику и тот вызывает к себе заключённых, которые интересуют правозащитников. На посещение СИЗО, таким образом, уходит меньше часа.

О закрытии системы наблюдения за пенитенциарной системой говорит и недавнее обновление Общественного совета при ФСИН. В списке наблюдателей больше нет известных правозащитниц Евы Меркачёвой и Анны Карентинковой, зато в него включили журналистов, ветеранов уголовно-исправительной системы, представителей религиозных организаций и даже известного жалобами на СМИ Александра Ионова.

Такие изменения происходят на фоне скандала с пытками в системе ФСИН. Правозащитный проект Gulagu.net получил от бывшего арестанта-программиста фото- и видеоархив объёмом 40 гигабайт. На обнародованных кадрах запечатлены пытки и изнасилования людей, находящихся в местах лишения свободы. Видеозаписи постепенно публикуются в Сети и СМИ, их появление приводит к реакции со стороны правоохранительных органов и общественности.

Так, после появления ролика из Саратовской области силовики начали проверку, по результатам которой было уволено 18 сотрудников, включая главу УФСИН по региону и начальника областной туберкулёзной больницы № 1 УФСИН.

На встрече президента Владимира Путина с членами СПЧ о пытках говорила Ева Меркачёва, которую позднее исключили из Общественного совета при ФСИН. Она просила главу государства поддержать предложение о появлении в УК РФ отдельной статьи «Пытки», а также поинтересовалась у него отношением к данному преступлению. В ответ глава государства заявил, что с проблемой системного насилия в местах лишения свободы «нужно внимательно разобраться», добавив, что вопрос находится на контроле СК. Также он признал, что «нужны системные меры, которые бы ситуацию меняли».

Позднее о пытках в учреждениях ФСИН президенту говорила Ксения Собчак. В ходе большой пресс-конференции Путин подчеркнул, что эта проблема касается не только России. В то же время правительство направило в Госдуму положительный отзыв на законопроект, ужесточающий наказание за пытки.

При этом в ноябре МВД объявило основателя опубликовавшего видео проекта Gulagu.net Владимира Осечкина в розыск. Ему предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершённое группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба). Сам он называет происходящее «репрессиями спецслужб».