В систему исполнительной власти внесён ряд ключевых изменений. Министерство образования разделено на Министерство просвещения, в компетенцию которого войдёт средняя школа и специальное образование, и Министерство науки и высшей школы, в которое вольются ФАНО, вузы и различные научные организации. Тем самым Российская Академия наук окончательно понижена до уровня совещательного органа при Миннауки.

Президентский указ даёт новому Министерству науки и высшего образования широчайшие компетенции — не только высшее образование, но и научная и научно-техническая и, что самое важное, инновационная деятельность. Де-факто это «министерство научно-технологического прорыва».

Реализовываться этот прорыв, по идее, должен на пути от Миннауки к Минпромторгу, функционал которого расширили передачей в его ведение зарубежных торгпредств. Ставший суперминистерством Минпромторг остаётся в сфере влияния группы Сергея Чемезова. Таким образом, два эти ведомства должны, в идеале, обеспечить «золотой мост» российских инновациям — от конструкторского кульмана, то бишь ноутбука, к внедрению в отечественное производство, и затем — на зарубежные рынки.

Пока не ясно, как будут обстоять дела с отраслевой наукой. Безусловно, российские отраслевики будут упорно бороться за то, чтобы оставить её в своём ведении. И очень трудно, если вообще возможно, представить себе, чтобы, к примеру, российский газовый монополист отдал контроль над «Газпром ВНИИГАЗ», что называется, на сторону.

Поэтому возложенная на Миннауки сверхзадача преодоления разрыва между инновациями (или, как раньше говорили, изобретателями и рационализаторами) представляется сверхсложной и вряд ли достижимой в ближайшей перспективе. Бенефициаром всех достижений Миннауки, по слухам, будет «группа Ковальчуков — Кириенко», лоббистской структуры, сложившейся вокруг одного из ближайших соратников Владимира Путина, банкира и предпринимателя Юрия Ковальчука.

Григорий Трубников (второй слева) на заседании рабочей группы Государственной комиссии по вопросам развития АрктикиФото: Пресс-служба Минобрнауки РоссииГригорий Трубников (второй слева) на заседании рабочей группы Государственной комиссии по вопросам развития Арктики

Пока остаётся неясным, кто может возглавить Миннауки. Что касается кандидатуры заместителя Ольги Васильевой — доктора физматнаук, академика РАН Григория Трубникова, то он вполне устроил бы и учёных, и ректоров российских вузов, но его минусы — отсутствие опыта работы в госструктурах и имидж учёного, а не мощного лоббиста. Возможно, кандидатура Трубникова устроит всех заинтересованных лиц, если в замы к нему будут подобраны люди, способные компенсировать эти его минусы, а заодно стать исполнительными «офицерами связи» с группами влияния.

Поднят статус Рособрнадзора, руководить деятельностью которого будет правительство. То же самое относится и к Росмолодёжи, которая также перейдёт под правительственный контроль, что в реальности будет означать лишь смену команд политтехнологов, которые будут курировать эту структуру, а также повышение ответственности руководства этого ведомства в борьбе за умы подрастающего поколения. Вообще, системным признаком нового президентского срока Владимира Путина, похоже, становится более жёсткий контроль над исполнительной властью. И в этом смысле назначение жёсткого управленца Алексея Кудрина главой Счётной палаты, органа, контролирующего всё и вся, недооценивать нельзя.

Ключевым вопросом в этом плане становится кандидатура вице-премьера, который будет курировать Миннауки и Минпромторг. То, что курировать научно-технический прорыв должен один вице-премьер, достаточно очевидно, но не факт, что это устроит конкурирующие между собой группы влияния.

Между тем в самое ближайшее время для реализации научно-технических инноваций нужны в первую очередь грамотные инженерные и научные кадры. Не секрет, что внедрение ЕГЭ в средних школах сильно уронило уровень знаний выпускников российских школ, особенно в естественных науках. И столь же очевидно, что тем или иным способом этот уровень придётся поднимать. В этом плане нелишне будет обратиться к опыту Туманного Альбиона, где введён так называемый шестой класс, то есть дополнительные 12-й и 13-й год обучения для углублённой подготовки к поступлению в вузы. Эти проблемы могут достаться Ольге Васильевой, шансы которой остаться во главе ослабленного министерства достаточно велики.

Что касается иных министерств, то радует, что не было принято предложение о разделении Минэнерго путём выделения из него электроэнергетики.

Введённые президентским указом структурные изменения исполнительной власти достаточно скромны. Дмитрий Медведев считает, что в более масштабной трансформации не было нужды, поскольку «действовавшая структура правительства доказала свою работоспособность». Возможно, основанием для этих слов является чётко наметившийся в последнее время повышающий нефтяной тренд. Как бы то ни было, даже если вновь образованный тандем двух мощных министерств, Миннауки и Минпромторга, добьётся научно-технического прорыва, этого будет достаточно, чтобы не побуждать главу государства «отливать в граните» новые указы касательно российской исполнительной власти.