Как мы знаем из физики, сила действия должна быть равна силе противодействия. К тому же любые объявляемые санкции особенно действенны в двух случаях. Во-первых, когда их грозят применить, шантажируя противника таким образом и требуя от него определённых уступок. Во-вторых, когда уже применяемые рестрикции обещают отменить, опять-таки в обмен на определённые уступки, а то и капитуляцию. Эти санкционные инструменты давно и не без успеха используют Соединённые Штаты, которые уже поспешили пообещать отменить последние антироссийские «карательные меры» в случае прекращения Россией её силовой операции на Украине.

В этом смысле некую паузу в объявлении Кремлём шагов в ответ на введённые против России «адские санкции» можно рассматривать в качестве дополнительного приглашения к переговорам. Но сейчас явно не та ситуация, когда можно ограничиться выражением озабоченности. Нет, первые меры уже приняты. Самолёты западных авиакомпаний летят в обход нашего воздушного пространства, тратя излишки всё более дорогого керосина. Перестраивается либеральная финансовая система страны, которая при профицитном бюджете упорно финансировала западную экономику. К слову, необходимо разобраться, кто конкретно распорядился вывести и разместить на счетах в «свободном мире» средства ФНБ. И кто ответственен за вывоз в Лондон практически всего добытого в 2021 в стране золота. Хотя, как казалось, именно на накопление активов Центробанка в жёлтом металле и должна была делаться ставка перед лицом прогнозируемых ограничений.

Наконец вводятся ограничения на вывод валютных средств за границу и жёсткие нормативы для продажи валюты нашими, прежде всего сырьевыми экспортёрами. Не исключены первые случаи национализации предприятий и финансово-промышленных групп, если те попытаются по старым лекалам обходить закон. Нерезиденты из стран, признанных недружественными, будут получать расчёт за кредиты в рублях и на спецсчета.

Почему Россия медлит с ответным ударомФото: Евгения Смолянская/NEWS.ru

Россия пока сосредотачивается, и наиболее болезненные меры, способные причинить коллективному Западу неприемлемый ущерб, только обсуждаются. Вот и министр энергетики Александр Новак рисует печальные перспективы мирового углеводородного рынка без наших поставок.

Нет, контуры таких разнообразных контрмер просматриваются. Ещё до начала силовой операции заговорили о возможности использования формул жизненно важных лекарственных препаратов, в случае если правообладатели отказываются их поставлять или предоставлять лицензию. Теперь уже допускают отмену санкций за использование пиратского софта.

Но в условиях абсолютного правового западного беспредела можно было бы вообще временно отменить действие у нас патентного права, западной интеллектуальной собственности. Опять-таки в отношении недружественных стран. И если не во всей стране пойти на такой шаг, то хотя бы в Крыму, принадлежность которого России в Вашингтоне и Брюсселе признавать отказываются. Появился бы такой патентный офшор.

Конечно, главный прогнозируемый удар по западным экономикам — это отказ не только от углеводородных поставок, но и от экспорта чистого никеля, урана, платины, редкоземельных металлов. Особая статья — эмбарго на поставки наших чистейших азотных удобрений. Тем более что из-за скачка цен на газ в Европе немало предприятий, некогда производивших неорганические удобрения, обанкротились. Отказ от таких поставок способен качественно снизить продуктивность западного сельского хозяйства. Как говорится, если они просто хотят нас уничтожить, прежде всего экономически, стоит ли с ними миндальничать.

Автопогрузчик перевозит партию мелкогабаритных алюминиевых слитков в литейном цехе Хакасского алюминиевого завода (ХАЗ) объединённой компании РУСАЛ в окрестностях города СаяногорскаФото: Илья Наймушин/РИА НовостиАвтопогрузчик перевозит партию мелкогабаритных алюминиевых слитков в литейном цехе Хакасского алюминиевого завода (ХАЗ) объединённой компании РУСАЛ в окрестностях города Саяногорска

Впрочем, не исключено. что пауза с введением жёстких контрсанкций, которые рикошетом ударят и по российским интересам в условиях валютного дефицита, держится Кремлём в надежде на завершение силового этапа операции на Украине и на переход к политическому урегулированию, которое позволит определить комплекс новых взаимоотношений.

Фактически Москва даёт «партнёрам» время оценить последствия, к примеру, холодных домов накануне серии грядущих выборов во многих странах Европы. И возросшая активность разного рода посредников в этой связи отнюдь не случайна. А контрсанкции — они как топор под лавкой. Всегда под рукой.