Администрация президента США Дональда Трампа нашла юридическое основание для нанесения ударов по Ирану без авторизации со стороны законодательной власти. Ожидают, что помощники американского лидера используют как аргумент предполагаемые связи Ирана с террористической группировкой «Аль-Каида» (запрещена в РФ). В экспертной среде признают существование данных о бегстве ряда командиров террористической организации из Афганистана на территорию Исламской Республики в прошлом, однако в то же время обращают внимание на непростой характер «отношений» главарей «Аль-Каиды» и иранских властей.


После отправки ударной группы ВМС США в район Персидского залива американское руководство занялось поиском юридических аргументов для того, чтобы потенциальная атака на иранские объекты могла быть проведена без запросов в адрес Конгресса. Ожидается, что в случае возможного силового сценария администрация Дональда Трампа может «оправдаться» информацией о предполагаемых связях Ирана и «Аль-Каиды», которые дадут возможность обвинить правительство республики в пособничестве террористическим группировкам. Свою роль, как считается, может сыграть и недавнее решение американского руководства внести влиятельнейшую в стране военно-политическую организацию — Корпус стражей Исламской революции — в национальный список террористических организаций. Последние заявления главы Белого дома о том, что желание Ирана воевать с Америкой может стать «официальным концом» Исламской Республики только усиливают ощущение приближающегося конфликта.

Закон о применении военной силы, как известно, даёт президенту США возможность самостоятельно использовать силовой сценарий в отношении «стран, организаций или лиц, которые, как он определил, планировали, санкционировали, совершали или помогали совершать террористические атаки 11 сентября 2001 года». Укрывательство членов подобных террористических организаций также может стать поводом для военной кампании, гласит американское законодательство, принятое на фоне масштабных террористических атак 2001 года. Власти США неоднократно говорили о том, что Иран покрывал членов «Аль-Каиды» и организовывал для них транзит через свою территорию из Афганистана в Ирак. В частности, именно таким образом на войну с США был «мобилизован» Абу Мусаб аз-Заркави — лидер франшизы «Аль-Каиды» в Ираке и отец-основатель современного «Исламского государства» (организация запрещена в РФ). Тегеран обвиняют и в планировании атак на военнослужащих и дипломатов США в третьих странах — например, в Ираке и в Кувейте, в связи с чем американские сотрудники неэкстренных миссий были недавно эвакуированы с иракской территории. Как считается, в ответ на усиление американского военного присутствия вблизи иранских берегов Тегеран может пустить в ход подконтрольные иррегулярные формирования в других странах. Речь о шиитском ополчении в Ираке и Сирии.

К силовому сценарию готовы региональные соседи Ирана. Саудовская Аравия заявила, что не желает войны в регионе, но готова применить в ответ «всю силу», если на вооружённый конфликт решится другая сторона. Об этом, в частности, сказал в ходе пресс-конференции государственный министр по иностранным делам королевства Адель аль-Джубейр.

Иран угрожал экономическим интересам мира, намереваясь закрыть морские пути, и провёл террористические операции в Саудовской Аравии и регионе, — обратил внимание министр.

Эр-Рияд на фоне обострения вокруг Ирана созывает экстренную встречу лидеров Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. Переговоры должны пройти 30 мая в Мекке. Саудовская сторона считает себя жертвой иранских провокаций. Как известно, 14 мая центральный нефтепровод в Саудовской Аравии, принадлежащий компании SaudiAramco, подвергся нападению беспилотников, которые предположительно принадлежали йеменским повстанцам-хуситам. А 12 мая четыре коммерческих судна под разными флагами подверглись диверсии в территориальных водах ОАЭ.

Отношения между шиитским Ираном и радикально-суннитской «Аль-Каидой» выглядят довольно непростыми. С одной стороны, «Аль-Каида», воспринимающая шиитов как «еретиков», не может испытывать никаких добрых чувств к Тегерану. Как и наоборот. Достаточно сказать, что Исламская Республика внесла «Аль-Каиду» в число запрещённых террористических группировок.

 

С другой стороны, враждебность не исключает определённого нейтралитета или даже тактического, ситуационного взаимодействия, во всяком случае, в прошлом (иногда исходя из принципа «враг моего врага — мой друг»). Есть данные, что после свержения в Афганистане талибского режима («Талибан» запрещён в РФ. — News.ru) ряд членов «Аль-Каиды» бежал в Иран.

 

Впрочем, это не значит, что их там встречали с распростёртыми объятиями. В интересах Тегерана было поскорее избавиться от подобных «гостей» или изолировать их. Так, утверждалось, что сын Усамы бен Ладена, Хамза бен Ладен, которого Госдепартамент США характеризует как одного из ключевых лидеров франшизы «Аль-Каиды», мог находиться в Иране — видимо, под домашним арестом. Некоторые эксперты полагали, что его удерживали иранцы как некий «козырь», чтобы оказывать давление на «Аль-Каиду», заставляя воздерживаться её от антииранских терактов.

 

Тем не менее в целом резкие обвинения в адрес Ирана в сотрудничестве с «Аль-Каидой» выглядят, на мой взгляд, надуманными и призванными способствовать демонизации иранского режима.

Андрей Яшлавский

старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, соавтор книги «Террор во имя веры»