USD  57.3392 EUR  67.4596
GOLD1.279 $   Brent58.26 $ Bitcoin5,351.13 $
МОСКВА13°C14:21

Немцы становятся меньшинством

Впервые за современную историю финансовой столицы Германии процент коренных жителей составил 48,8% globallookpress

В мире
Впервые за современную историю финансовой столицы Германии процент коренных жителей составил 48,8%

Впервые за современную историю Франкфурта-на-Майне его коренные жители — немцы — стали меньшинством, 11 октября сообщили ряд российских СМИ со ссылкой на влиятельную газету Frankfurter Allgemeine Zeitung (FAZ). Отмечалось, что, по последним данным переписи населения, количество лиц с иностранными корнями, постоянно проживающих в финансовой столице Германии, составило 51,2%. Крупнейшие по численности диаспоры — турецкая, хорватская, итальянская и польская.

В действительности оказалось, что журналисты отечественных изданий при написании статей (с явным пропагандистским оттенком) использовали не вполне свежие данные — материал, на который они ссылались, вышел на страницах FAZ в конце июня. Но вряд ли кто-нибудь станет утверждать, что миграционная политика Ангелы Меркель и исповедуемая до некоторых пор правительством культура гостеприимства были успешными в условиях миграционного взрыва, когда способности государства «переварить» мигрантов однозначно отстают от того количества, которое направляется в Европу каждый год. В итоге власти Германии пытаются, например, «адаптировать ислам к европейской действительности». Так, в немецких школах преподают уроки ислама специально подготовленные, лицензированные государством учителя, причём, как правило, из числа диаспоры — для того, что выбить почву из-под ног радикальных проповедников и взять под контроль процесс религиозного образования.

Globallookpress

Однако такие меры — лишь борьба с симптомами. Это с некоторых пор признают и в самой Германии: как отмечает издание Deutsche Welle, за политическими дискуссиями о прекращении притока в страну беженцев последовало закрытие «балканского маршрута». А после террористических атак в Вюрцбурге, Ансбахе и Берлине главной темой выборов в бундестаг, которые состоялись 24 сентября, стала внутренняя безопасность. В августе Федеральное ведомство по статистике (Destatis) опубликовало пресс-релиз, из которого следовало, что в Германии за последние годы резко увеличилось количество мигрантов первой и второй волны: их доля составила 22,5% от общего числа населения страны.

Но замещение коренного населения мигрантами — это, увы, европейский тренд. В настоящее время Европа, ещё совсем недавно принимавшая мигрантов с распростёртыми объятиями и пытавшаяся их адаптировать к «европейским ценностям», потихоньку уже отправляет их обратно на родину. Причина ясна — психологически, как правило, адаптируется слабый под сильного, а не наоборот, а мусульмане-беженцы, например, себя слабыми отнюдь не считают. В своих собственных глазах они выглядят гораздо сильнее европейцев: они сплочённее и жёстче в каких-то моментах...

По словам члена городского совета Сильвии Вебер, представляющей Социал-демократическую партию Германии, Франкфурт-на-Майне превратился в «город без большинства», поскольку «состоит из более или менее больших меньшинств». Однако в случае с Франкфуртом-на-Майне ситуация всё же иная — процесс перемещения турецкой диаспоры в Германию начался очень давно. Германия не была колониальной державой, поэтому мигранты направлялись туда из стран, с которыми были достигнуты двусторонние договорённости. Объективно это вряд ли можно назвать негативной тенденцией, ведь тогда Германии катастрофически не хватало рабочих рук. Первое такое соглашение было подписано как раз с Турцией в 1961 году. И, по мнению историков, немцы тогда допустили стратегическую ошибку — они обговорили временный статус и ротацию «работников-гостей», но чётко не сформулировали механизм, который бы регулировал их возвращение на родину и запрещал бы «воссоединение семей». Правда, понятие «турки» здесь достаточно условное, поскольку власти в своей статистике не отделяют турок от курдов, черкесов и т.д.

Другое дело, что сама по себе интеграция турок в немецкое общество, о которой так много говорят немецкие политики, — довольно утопичная идея. Из трёх миллионов человек, проживающих в Германии и имеющих турецкое гражданство, право голосовать имеют 1,4 миллиона. В ходе апрельского референдума в Турции за поправки в конституцию Эрдоган добился в Германии большего успеха, чем в самой Турции. Там его реформы, по официальным данным, поддержали 51,4% избирателей, в ФРГ — 63,07% , то есть почти две трети. Как отметил председатель Турецкой общины в Германии Гёкай Софуоглу (Gökay Sofouglu), не может не вызывать обеспокоенность, что представители второго и даже третьего поколения бывших турецких гастарбайтеров, живущие сейчас в Германии, «делают выбор в пользу системы, топчущей ногами все демократические права».


Заместитель руководителя Центра германских исследований Института Европы РАН Екатерина Тимошенкова, специально для News.ru:

— Результаты выборов в бундестаг показали, что за ультраправую партию «Альтернатива для Германии», выступающую против приёма мигрантов и занявшую по итогам третье место, проголосовало в основном протестное население. Если бы не было миграционного кризиса, то партия не показала бы такой результат. С другой стороны, когда анализируешь, как голосовал народ, то видно, что больше страхов перед мигрантами испытывают жители тех городов, в которых как раз мало мигрантов. За «Альтернативу для Германии» голосуют больше социально незащищённые слои. Или, например, так называемые новые земли бывшей ГДР, где не так много мигрантов, но где население чувствует неуверенность в завтрашнем дне.

Вопрос о мигрантах действительно расколол немецкое общество. В настоящее время он не стоит так остро, как в 2015–2016 годах, но если смотреть на результаты голосования, то ясно, что после проблем во внешней политике этот вопрос всё ещё на втором месте.

Партии Христианско-демократический союз (ХДС) и Христианско-социальный союз (ХСС) достигли компромисса для того, чтобы вступить в коалиционные переговоры, и определили верхний предел по приёму беженцев в год — 200 тысяч человек. Эта мера даёт населению страны сигнал к тому, что ситуация 2014 года не повторится, что правительство будет жёстко контролировать следующие волны мигрантов. Хотя, конечно, в этом компромиссном соглашении содержится ряд исключений, а значит, барьер в 200 тысяч всё-таки может быть превышен. Тем не менее сейчас партии расходятся во мнении, как относиться к мигрантам, как их интегрировать, но все, кроме левых, сходятся на том, что приток нужно ограничивать.

Вообще, если сравнивать с ситуацией 2016 года, то немцы много сделали для того, чтобы расселить мигрантов и сгладить социальную напряжённость, которая всё равно присутствует. В то же время беженцев начали отправлять обратно, расселять по провинциям, в том числе в сельской местности. Но крупные города всегда были мультикультурными, в том числе Берлин, Кёльн, Франкфурт-на-Майне. Если проанализировать процентное соотношение в Берлине, то там также много исключительно турецких районов.


Top