Мусульмане Китая опасаются потерять свою веру. Правящая компартия ставит перед ними однозначный выбор: получить все материальные блага строящегося «социализма с китайской спецификой» и отказаться от убеждений, либо подвергнуться репрессиям, но сохранить надежду на достойное воздаяние в загробной жизни. Для проведения в жизнь политики ассимиляции Пекин использует самые различные методы, далёкие от европейских норм соблюдения прав человека.


Кто такие мусульмане Китая?

Ислам появился на территории современного Китая ещё в VII веке. В разные времена мусульмане занимали важные должности при дворах императоров, становились государственными чиновниками, прославляли Поднебесную своим литературным творчеством. Ислам в современной КНР исповедуют свыше десятка национальностей, проживающих в различных провинциях. Среди наиболее многочисленных народов можно выделить уйгуров, таджиков, киргизов, казахов и узбеков, проживающих в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, и общину хуэй — этнических ханьцев, испокон веков исповедующих ислам. В основном они проживают в Нинся-Хуэйском автономном районе.

Мечеть Синин Дунгуань на северо-западе КитаяGlobal Look Press/ZUMAPRESS.com/Feng Zi

Мечеть Синин Дунгуань на северо-западе Китая

Китайское правительство гордится этническим разнообразием страны и всячески поддерживает национальные культуры. Например, внутри Синьцзян-Уйгурского автономного округа есть уйгурские, казахские, киргизские и таджикские национальные территориальные образования. В школах там преподают местные языки, на них издаются газеты. При назначении кадров используется опыт Советского Союза, когда главой административной единицы назначается представитель титульной нации, а его заместителем — ханец.

Китайская пресса постоянно рассказывает гражданам, как представители разных народов совместно строят светлое будущее, каких результатов на этом пути уже смогли добиться и какие задачи на годы вперёд ставит руководство Коммунистической партии Китая (КПК). В эту парадигму плохо вписывается желание китайских мусульман сохранить традиционный для себя уклад жизни. Китайское правительство не может смириться с тем, что женщины носят паранджу и тем самым «развивают в своих мужьях собственническое чувство», или молятся по пять раз в день и потому отвлекаются от работы. Партийное руководство считает, что залог успеха интеграции мусульман в общегосударственные проекты — это их отказ от религии.

Экономические стимулы

Около двух столетий назад единый регион с уникальной культурой под названием Туркестан был разделён: западная часть отошла России и стала называться Средней Азией, а над восточной частью, которая теперь называется Синьцзян-Уйгурским автономным районом, был провозглашён суверенитет Пекина. Автономный район, населённый преимущественно мусульманами, считается наиболее проблемной территорией для центрального китайского руководства. Уйгуры с 1759 года, как к ним пришли китайские войска, поднимали восстание около четырёхсот раз, в наши дни в регионе случаются теракты, организованные сепаратистами и исламскими радикалами.

Мечеть Синин Дунгуань на северо-западе КитаяGlobal Look Press/ZUMAPRESS.com/Feng Zi

Мечеть Синин Дунгуань на северо-западе Китая

С приходом коммунистов к власти в Китае центральное правительство проводит политику активного заселения национальных округов этническими ханьцами. Сейчас в Синьцзян-Уйгурском районе они составляют около половины населения. В последние годы помимо миграции Пекин стал использовать и экономические стимулы. В район были сделаны значительные инвестиции, отреставрированы памятники архитектуры, построены заводы, фабрики и новые дороги. Сегодня район позиционируется как отличное место для туристов, в городах возведены комфортабельные гостиницы. Некоторые местные жители открыли для туристов кафе с национальной кухней, экскурсионные бюро и гостевые дома. Но немало и тех, кто недоволен нововведениями и продолжает соблюдать религиозные предписания, поэтому с недавних пор китайское правительство решило бороться с верой более жёсткими методами.

Подселение агитаторов

С начала 2017 года в Синьцзян-Уйгурском автономном районе ужесточены правила отправления религиозных обрядов. Вначале женщинам строго запретили носить паранджу. В городах региона китайские полицейские и военные стали проводить парады, которые должны наглядно продемонстрировать силу государства. Первый состоялся в феврале прошлого года в городе Хотан. «При помощи неусыпной бдительности и постоянного нажима на террористов мы загнали их в угол, и теперь они в отчаянии бьются без надежды на спасение», — прокомментировал парад зампредседателя местного партийного комитета Чжу Хайлунь.

В октябре 2017 года китайские власти предписали всем уйгурам отдать государству все хранящиеся в домах экземпляры Корана и коврики для молитвы. Как пояснили в местных партийных комитетах, священные книги отныне приравнены к предметам для совершения терактов наравне со взрывчатыми веществами и огнестрельным оружием. В январе 2018 года вышло постановление, запрещающее школьникам ходить в мечети в провинции Ганьсу, где проживают исповедующие ислам общины хуэй и дунсян. Одновременно в Синьцзян-Уйгурском районе запретили детям давать при рождении мусульманские имена. Детей с такими именами власти просто отказались регистрировать, лишая их в будущем права на образование, получение медицинской помощи и социальные гарантии. Под запрет попали также слишком длинные бороды у мужчин.

Народные  гуляния у мечети в Кашгаре, КитайGlobal Look Press/Xinhua/Cen Yunpeng

Народные гуляния у мечети в Кашгаре, Китай

Одновременно около 120 тысяч мужчин-уйгуров отправили в специально открытые воспитательные лагеря. На протяжении месяца все попавшие в лагерь уйгуры должны были с раннего утра до позднего вечера слушать лекции о роли партии в строительстве социализма и разучивать наизусть революционные песни вроде известной «Без Коммунистической партии нет нового Китая». Перед каждым приёмом пищи всем приказывали кричать хором «Спасибо, партия! Спасибо, родина! Спасибо, председатель Си!». Ослушавшихся тут же отправляли в изолятор и сутки заставляли стоять лицом к стене. У всех этнических уйгуров от 15 до 69 лет стали брать образцы ДНК, повесили GPS-датчики на их транспортные средства, а по улицам городов и сёл развесили камеры видеонаблюдения. Всех государственных чиновников и школьных учителей обязали раз в два месяца посещать дома мусульман в деревнях. За пять дней, которые отводятся на жизнь в религиозной семье, госслужащие должны собрать сведения о политических взглядах мусульман, их родственных связях, друзьях и знакомых. Также чиновники и учителя проверяют знание китайского языка и умение наизусть петь национальный гимн КНР. Перед паломничеством в Мекку все китайские мусульмане должны дать клятву на верность КПК.

Однако и такие меры показались китайскому правительству недостаточными для перевоспитания. В мае 2018-го было принято решение отправить в дома уйгуров-мусульман миллион членов партии. Минимум неделю каждый месяц мусульмане должны жить под одной крышей с присланными коммунистами, рассказать им все подробности частной жизни и внимательно прослушать курс политического ликбеза.

«Синьцзян — полицейское государство, организованное по принципу расы. Существует уровень слежки, который соперничает с имеющимся в Северной Корее, но осуществляется она по принципу расы, как когда-то в Южной Африке», — говорит преподаватель Университета Лойолы в американском Новом Орлеане Райан Там.

Китайские партийные деятели объясняют свои действия борьбой с терроризмом и говорят, что ими движет забота о людях. Тем более, по словам партийцев, любой мусульманин может отказаться от своей религии и в любой момент стать полноправным гражданином, получить необходимое образование, начать жить как призывает партия и получить все блага от стремительного развивающейся экономики Китая.