Ливийская национальная армия под командованием Халифы Хафтара развернула наступление на Триполи вопреки позиции международного сообщества и заключённым ранее договорённостям. Тлеющее противостояние грозит разгореться с новой силой. Портал News.ru проанализировал соотношение сил противоборствующих сторон и спросил у экспертов о возможных мотивах Хафтара.


Вопреки всем договорённостям

5 апреля генеральный секретарь ООН Антонио Гутерреш встретился в Бенгази с командующим ЛНА Халифой Хафтаром, чтобы предотвратить возобновление гражданской войны в Ливии, сообщило агентство Reuters. Ранее Гутерреш провёл переговоры с представителями правительства национального единства (ПНЕ) в Триполи и призвал все силы в Ливии к примирению и диалогу. В этот же день по инициативе Великобритании было созвано экстренное заседание Совбеза ООН по ливийскому вопросу.

В свою очередь в Триполи заявили, что остановили наступление Хафтара. Силы, лояльные ПНЕ, сообщили о пленении 150 бойцов ЛНА и десятках единиц техники, захваченных в окрестностях Эз-Завии — к западу от ливийской столицы. Видео с военнопленными хафтаровцами было выложено в Интернет. Локальные столкновения продолжаются на южных и западных подступах к Триполи.

Хафтар объявил о наступлении на Триполи 3 апреля, пообещал «уничтожить террористов» и призвал находящиеся в ливийской столице силы не оказывать сопротивления.

Тот, кто остаётся дома — в безопасности, тот, кто сдаёт своё оружие — в безопасности, тот, кто поднимает белый флаг — в безопасности, — красноречиво заявлял военачальник.

Эскалация произошла на фоне ожидаемой 14–16 апреля в городе Гадамес ливийской национальной конференции, посвящённой формированию нового кабинета министров. О её проведении Хафтар и Сарадж договорились на прошедших в конце февраля переговорах в Абу-Даби. Было анонсировано, что на конференции будет достигнуто соглашение об объединении государственных структур востока и запада Ливии и о проведении выборов до конца 2019 года. Таким образом, начав вооружённое противостояние, Хафтар не только пошёл вразрез с резолюциями Совбеза ООН, призывавшими к перемирию, но и поставил под угрозу достигнутые им же договорённости.

Силы Тобрука

Ливийская национальная армия, сформировавшаяся вокруг временного правительства в Тобруке, по приблизительным оценкам, насчитывает до 25 тысяч бойцов. ЛНА не является единой структурой, условно её можно разделить на три компонента: «регулярные» войска, независимые ливийские группировки (зачастую подконтрольные Тобруку лишь формально) и иностранные наёмники.

Общая численность регулярного компонента ЛНА составляет около семи тысяч человек и включает две механизированные пехотные, одну танковую и три артиллерийские бригады, а также бригаду спецназа. Различные ливийские группировки, входящие в состав сил Хафтара, формально объединяют около сотни подразделений: это как племенные формирования, так и группы, созданные на религиозной основе — пользующиеся поддержкой Саудовской Аравии радикальные салафиты. Наёмники представлены выходцами из Чада и Судана.

Военную и финансовую поддержку Хафтару оказывают Франция, Египет, ОАЭ и Саудовская Аравия. В январе наблюдатели сообщали о присутствии в Ливии российских наёмников из связанной с Кремлём ЧВК Вагнера. Предположительно, бойцы оказывали поддержку в планировании операций по захвату нефтяных месторождений в Феццане (юго-запад страны). В то же время, как отмечали News.ru эксперты, россияне, скорее всего, оказывали ЛНА лишь консультационные услуги и не участвовали в боевых действиях. Кроме того, официальная Москва старается поддерживать равноудалённые отношения со всеми противоборствующими сторонами в Ливии, не ограничиваясь контактами исключительно с Хафтаром.

Халифа Хафтар (второй справа) Халифа Хафтар (второй справа) AP/ТАСС

Силы Триполи

Правительство нацединства в Триполи защищают в первую очередь силы так называемой ливийской четвёрки. В неё входят: состоящие в основном из ливийских салафитов Специальные силы сдерживания; близкая им по религиозному мировоззрению Бригада «Наваси»; наиболее многочисленная и боеспособная Бригада революционеров Триполи, придерживающаяся умеренных взглядов; центральные силы безопасности «Абу Салим».

Средняя численность этих групп не превышает 1000 человек. Они охраняют непосредственно центр столицы и резиденцию Сараджа. Однако надо иметь в виду, что лояльность ПНЕ также сохраняют многочисленные религиозные и племенные группы в пригородах столицы, городах Бенгази, Мисрата, Эз-Зинтан. В этом смысле примерная численность всех групп, поддерживающих Триполи, равна численности хафтаровцев. Кроме того, ПНЕ пользуется поддержкой и покровительством США, с начала 2019 года усиливших своё присутствие в регионе.

Пока сложно говорить, насколько далеко зайдёт наступление Хафтара, — не ясно, какие конкретно цели он ставит. Возможно, Хафтар решил уничтожить ПНЕ и установить в стране военную диктатуру, исключающую какое-либо гражданское управление. Но большой вопрос, хватит ли у него сил на Триполи. В случае действительно масштабного наступления Хафтару надо также брать Мисрату и другие крупные города. А у ЛНА немного сил для того, чтобы держать сразу несколько направлений: сконцентрировав удар в направлении Триполи, Хафтар может «пропустить» атаку на других участках.

 

Если силы западной Ливии, например, часть бригад Зинтана во главе с Усамой аль-Джуваили и «большая четвёрка» выступят одним фронтом, Хафтару придётся тяжело. Возможно, ЛНА рассчитывает переманить кого-то на свою сторону. В пользу этой гипотезы говорят недавние боевые действия в Феццане, где основные победы были достигнуты посредством соглашений, а против ЛНА воевали племена тубу и ещё несколько небольших племён.

 

Не исключено, что Хафтар просто пытается надавить на Триполи, чтобы добиться каких-либо преференций. Но странно, что Хафтар начал наступление до конференции в Гадамесе, где ему обещали существенные уступки, вплоть до поста министра обороны. Видимо, его не устраивает даже такое положение и он накануне выборов хочет получить всю власть в Ливии.

 

Поддержка Хафтара Москвой, которую многие на Западе считают чрезмерной, сейчас стала опасной для России. Этот игрок сорвал все договорённости, заключённые с Сараджем, пошёл против ООН, снова поступил как мятежник. В данной ситуации прямая поддержка Хафтара невозможна. С другой стороны, мировое сообщество ведёт себя слишком мягко, призывает стороны сесть за стол переговоров. Но пока никто чётко не указал Хафтару на недопустимость военной операции, хотя очевидно, что он повёл себя слишком жёстко.

Кирилл Семёнов

руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития, эксперт Российского совета по международным делам