16 марта на турнире Absolute Championship Akhmat (ACA) 93 в Санкт-Петербурге 42-летний боец Марат Балаев будет сражаться за титул чемпиона в полулёгком весе с Салманом Жамалдаевым. В эксклюзивном интервью News.ru он рассказал о значимости предстоящего боя, мотивации для продолжения карьеры, гипотетическом бое с самим собой 26-летним, о жизни без паспорта и об уроках тюрьмы.


— Осетины и чеченцы соперничают в борьбе и многих видах единоборств. Насколько принципиальным будет ваше противостояние с выходцем из соседней республики Жамалдаевым?

— Противостояние, конечно, будет принципиальным и упорным. Потому что это бой за пояс такой солидной организации, как ACA. Что касается национальностей, то это для меня не имеет значения. Я не сужу о людях по нации. Важно лишь, хороший это человек или плохой.

— В Северной Осетии не так много именитых бойцов ММА. Чувствуете себя примером для молодёжи?

— Северная Осетия отстаёт от соседних республик по развитию ММА. Поэтому иногда чувствую себя «локомотивом» смешанных единоборств, ведь многие молодые бойцы пишут мне и просят советов.

— Среди молодёжи ММА оказывают конкуренцию борьбе в сражении за таланты, или большинство мечтает больше об олимпийских медалях?

— Я уже чувствую, что ММА переманивают таланты из борьбы в том же Дагестане. Смешанные единоборства становятся очень популярным видом спорта. Но борьба — это классика, и она не умрёт, тем более на Кавказе.

— В последних боях с вами сражаются базовые борцы, и Жамалдаев не исключение. Не появилось желания проверить себя против ударника?

— Я дрался с ударниками не раз. Разницы для меня нет. С ударником даже легче бывает, если он не развивает свои навыки в борьбе.

— Вас удивила столь быстрая победа над таким опытным бойцом, как Мурад Мачаев, который дрался во многих сильных промоушенах?

— Конечно, удивила. Мачаев — топовый боец, и я не могу назвать его простым соперником для себя. С одной стороны, такой результат — это моя пахота на тренировках. Но это ММА, где много факторов играют роль: весогонка или травмы. Он один знает, в чём дело. Я не питаю иллюзий, потому что понимаю, что если бы не какие-то подобные нюансы, он бы дал мне серьёзный бой.

— Осенью вы получили российский паспорт (до этого у Марата был паспорт частично признанного государства Южная Осетия. — News.ru), насколько это упростит жизнь в стране?

— Конечно, мне теперь будет намного проще. У меня есть ученики, с которыми нужно выезжать и в Китай, и в Европу, и в другие страны. Да и сам я не мог куда-то съездить за границу: ни отдохнуть, ни на сборы в тот же Таиланд. Вообще человек с паспортом — это уже совсем другое дело.

— У вас нет сожаления, что Раисов ушёл в лёгкий вес и вы с ним больше не встретитесь в клетке?

— Конечно, сожаление есть. Хотелось бы с ним ещё раз встретиться. Но при этом я прекрасно знаю себя и понимаю, что 70 кг — это не мой вес. Посмотрим, как дальше сложатся обстоятельства. Сейчас все мои мысли о бое 16 марта.

— В вашем возрасте многие заканчивают карьеру, а вы выступаете, как в расцвете сил. Если удастся вернуть чемпионский титул, как долго готовы его защищать?

— Главное, забрать пояс. Пока я чувствую в себе силы ещё выступать. Но помимо возраста у меня есть ученики, которых нужно продвигать, в которых нужно вкладывать душу. Пока какое-то время я ещё побуду в обойме. А там посмотрим.

— Вы говорите, что чувствуете себя на 26 лет. А сейчас бы выиграли у самого себя 26-летнего? За счёт чего и как?

— В свои 26 лет я был сильнее функционально. Но, психологически я сейчас сильнее, чем я был в 26 лет. Наверное, я сейчас бы выиграл. Всё-таки сейчас у меня больше знаний, как правильно тренироваться и подвести себя к соревнованиям.

— У вас были планы попробовать силы и в легчайшем весе (61 кг). Насколько сложно вам будет сделать этот вес и готовы ли попробовать свои силы там?

— Я хотел выступать в 61 кг, но я и сейчас гоняю немало. К тому же я это делаю исключительно за счёт своих знаний. Если найти хорошего специалиста, который будет помогать мне разбираться в нюансах весогонки, то думаю, что такое возможно.

— Вы получили прозвище Мотиватор, потому что служите примером для других, а где сами черпаете мотивацию?

— У моих родственников и друзей много проблем, и нужно помогать. Если не я, то никто им не поможет, а раз у меня есть такая возможность, то нужно помогать. Кроме того, я немножко зол на то, что когда-то сорвался в жизни, и сейчас должен забрать своё. Моя мотивация именно в этом.

— Насколько ММА изменили вашу жизнь и жизнь вашей семьи за последние шесть лет, в том числе в материальном плане?

— ММА очень серьёзно поменяли мою жизнь. До этого я был человеком без жилья и паспорта, с надзором в течение шести лет и большими проблемами. Сейчас я все эти проблемы закрыл, купил квартиру и машину, получил паспорт и права и помогаю всем родственникам. Не скажу, что я богат, но многие прежние проблемы остались позади. Теперь нужно подумать, куда двигаться дальше.

— Ваши дети тоже занимаются единоборствами. Когда увидим их в ринге или в клетке?

— Один сын занимается боксом, другой — ММА. По поводу детей я скажу словами одного олимпийского чемпиона из Турции: «Когда я занимался, был настолько голоден, что не мог найти кусок хлеба, а у моих детей есть многое». Так же и у меня. Неизвестно пока, что получится из моих сыновей. Чтобы добиться чего-то в ММА, нужно быть голодным.

— Как относитесь к недавнему поступку Александра Емельяненко? Стало ли для вас сюрпризом его возвращение к прежним выходкам?

— Конечно, отношусь к этому отрицательно. Сюрпризом это не стало, потому что последний тяжёлый бой его немножко сбил с толку. Он проявил слабость. Но осуждать кого-то и давать советы у меня нет желания. Чужая душа — потёмки. Просто жалко человека, который оступился.

— Вы после выхода на свободу какие привычки оставили в прошлой жизни и в чём изменились навсегда?

— Из пагубных привычек я через месяц бросил курить. С тех пор я не прикасался к сигарете и не прикоснусь к ней. Но главное, что я понял, что в этой жизни нельзя никогда расслабляться и опускать руки. После десяти лет я переключился в другой режим и сейчас уже больше пяти лет живу по-другому. От такой жизни устаёшь, но, как говорил Майк Тайсон: «Если я всё брошу, легче от этого никому не будет». Опыт многих известных и успешных людей и мой жизненный опыт говорят о том же, поэтому я продолжаю двигаться дальше. Я пока не вижу, где я могу заработать больше, чем в боях, но уже надо думать о другой жизни.