Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) опубликовал данные опроса «об отношении россиян к возможности для подростков получить первый опыт работы до достижения совершеннолетия». Как оказалось, подавляющее большинство жителей страны готовы поддержать своих детей в случае, если они решат начать трудовую карьеру ещё в школе или на первых курсах вузов. Результаты исследования опубликованы 17 июня на сайте центра.

«Рынок труда готов принять несовершеннолетних»Фото: imago stock&people/Global Look Press

Как уже сообщал News.ru, исследователи обнаружили, что 83% опрошенных ратуют за то, чтобы несовершеннолетние приобщались к труду и выходили на оплачиваемую работу. При этом 80% россиян одобрили бы желание собственных детей получить такой опыт работы в возрасте до 18 лет. Большинство респондентов (74%) когда-то и сами начали зарабатывать свои первые деньги именно в подростковом возрасте, при этом мужчин в этой когорте больше (86%).

Первый настоящий заработок наши сограждане получали в среднем в 16 лет, говорится в описании результатов исследования. Чаще всего это была работа в колхозах и совхозах (14%), на заводах и производствах (8%), а также в сфере торговли (7%).

Россияне перечислили преимущества раннего выхода на рынок труда. К ним относятся возможность заработать, быть финансово независимым (37%), приобщаться к труду, уважать чужой труд (25%), «не сидеть без дела в смартфоне и не бродить по улице» (18%). Что касается негативной стороны раннего выхода на работу, то почти треть опрошенных (31%) считает, что недостатков нет; ещё 16% упоминают о возможных нарушениях законодательства работодателями и тяжёлых условиях труда. И только 11% считают «противопоказанием» к раннему трудоустройству нехватку времени на учёбу.

«Рынок труда готов принять несовершеннолетних»Фото: A24/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Исследование по просьбе News.ru прокомментировали эксперты.

Александр Щербаков, профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления (ИГСУ):

Александр Щербаков, профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления Александр Щербаков, профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления
Рынок труда готов принять несовершеннолетних. Уровень нехватки кадров вполне ощутимый — рынку в настоящий момент требуется примерно 4 млн человек. Большое число рабочих мест занято гастарбайтерами. Однако надо иметь в виду, что подростки и их труд обладают большой спецификой. Далеко не каждый работодатель, выбирая между несовершеннолетним кандидатом на рабочее место и гастарбайтером, отдаст предпочтение первому. Чтобы работодатель был заинтересован в подростках, нужно найти некие варианты стимулирования, а это довольно сложно. Но сделать это необходимо, потому что было бы очень хорошо, если бы на рынок труда вышли подростки. В настоящий момент проще найти вакансии в большом городе, но можно трудоустроиться подростку и в маленьком городке, и в деревне. Но это будет, в основном, неквалифицированный труд. Массовость одобрения труда несовершеннолетних, которую выявил опрос ВЦИОМа, я бы объяснил материальными проблемами в семьях. Здесь нет приоритета моральной стороны вопроса. Движущая сила — нехватка реальных доходов.

Дмитрий Рогозин, заведующий лабораторией методологии федеративных исследований ИнСАП РАНХиГС:

Дмитрий Рогозин, заведующий лабораторией методологии федеративных исследований ИнСАП РАНХиГСДмитрий Рогозин, заведующий лабораторией методологии федеративных исследований ИнСАП РАНХиГС
Поддерживаю 83% опрошенных. Я бы ответил также. Это нормально — трудоустраиваться до того, как исполнилось 18 лет. И это всегда считалось нормой, во всех странах, не только у нас. Как правило, первый трудовой опыт случается до 18 лет. Это трудовая социализация, крайне полезная вещь. Самое главное здесь — получение представления о ценности труда. Учёбе это никак не должно помешать, поскольку речь идёт о подработках, о неполной занятости, поскольку законодательство строго регулирует такие вещи. И современные подростки, хоть они и сидят в смартфонах, но при возможности заработать деньги и потратить их на новый смартфон вряд ли откажутся от подработки. Другое дело, что работа работе рознь. Главное, чтобы это не смахивало на эксплуатацию детского труда.

Кристина Иваненко, доцент кафедры акмеологии и психологии профессиональной деятельности факультета психологии Института общественных наук (ИОН):

Кристина Иваненко, доцент кафедры акмеологии и психологии профессиональной деятельности факультета психологии Институт общественных наук (ИОН)Кристина Иваненко, доцент кафедры акмеологии и психологии профессиональной деятельности факультета психологии Институт общественных наук (ИОН)
Работа до совершеннолетия, в 16, 17, 18 лет сейчас во всём мире очень распространённая практика. Здесь много бонусов. Во-первых, подростки могут определиться, в какой сфере деятельности им бы хотелось работать. Это сильно влияет на выбор института, потому что некоторые сферы он уже испытал изнутри. Но это касается свободного и осознанного выбора работы, например, на фестивале, на концерте, в книжном магазине или в музее. Такая работа повышает тот самый социальный интеллект, о котором так много твердят. Если говорить о работе ради заработка — курьером, расклейщиком объявлений, уборщиком и так далее, — то здесь бонусов меньше, но в любом случае речь будет идти о большей самостоятельности. Будет развиваться внутренний локус контроля, когда человек чувствует, что способен регулировать большую часть своей жизни и всё, что он делает, приносит те или иные результаты. Раннее трудоустройство способствует развитию локуса контроля. Единственный минус трудоустройства несовершеннолетних возникает в тех случаях, когда работа мешает учёбе. Подростковый возраст — возраст долгосрочных инвестиций сил, энергии, времени в своё будущее. Чтобы карьера потом удалась, в юности надо усердно потрудиться и всё время посвящать развитию. Если этот период забить работой типа уборки, то это в конечном счёте пойдёт в минус.