Пандемия коронавируса стала проверкой на прочность для многих. В числе тех, кому сейчас приходится особенно трудно, подростки из неблагополучных семей. Обычно в работе с ними помогают волонтёры, но в период самоизоляции трудные дети оказались предоставлены сами себе. Чем это может обернуться для таких несовершеннолетних, разбирался NEWS.ru.


17-летний житель города Березники Пермского края Антон П. никогда не знал родного отца. Родитель ушёл из семьи, когда парень был младенцем. Безработная мама осталась одна. От скуки и одиночества она спасалась, выпивая крепкие спиртные напитки. Чуть позже женщина пристрастилась и к наркотикам. Ребёнок оказался заброшен и предоставлен сам себе. Антон плохо учился и ничем не интересовался. Знакомые предполагали, что ещё пара лет — и мальчик сам пойдёт по наклонной, но вовремя сработала служба опеки. Мать лишили родительских прав, а сына сначала отправили в приют, чтобы потом передать в приёмную семью, а затем — в другую. Всего мальчик сменил трёх «мам». Сейчас он живёт у женщины, с которой ему удалось найти общий язык.

Как рассказывает сам Антон, в среде, из которой он родом, легко «ступить на скользкую дорожку» с малых лет. Некоторые приютские и детдомовские дети рано взрослеют. В 10 лет они уже пробуют пиво и сигареты, в 12–13 — вступают в первые сексуальные контакты. Часто незащищённые. Но самое главное, многие из них никуда не стремятся и совершенно не интересуются учёбой. Он сам таким был, пока не познакомился с волонтёрами из проекта «Ветер перемен — детям», который в прошлом году становился финалистом всероссийского конкурса «Доброволец России».Он направлен на социальную адаптацию подростков. Антон бросил все вредные привычки, занялся спортом, сам стал участвовать в волонтёрских акциях.

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

В Березниках, как и во многих провинциальных городах, существует социальная группа, как будто застрявшая в лихих 90-х, рассказывает Дмитрий Максюта. Они разговаривают на уголовном жаргоне и исповедуют ценности преступного мира. Среди подростков массово распространена особая субкультура — АУЕ (одна из версий расшифровки — «арестантский уклад един»). С такими детьми сложно работать, их внутренние законы отличаются от общечеловеческих.

О маргинальной философии не понаслышке знает 17-летняя Елена Т., она уже год живёт в воспитательном учреждении города Березники. Её маму и папу лишили родительских прав. В казённом учреждении девушке пришлось вступить в контакт с местными хулиганами, она чётко усвоила их порядки.

Считается крутым ходить толпой по магазинам и обворовывать их. А ещё толпой избивать стариков на улице. В самом детском доме также драки случаются между группировками, — живописует Елена.

Как правило, дети начинают вести асоциальный образ жизни из-за пьющих родителей. Часто их единственными воспитателями становятся старшие товарищи по двору, рассказал руководитель проекта и директор некоммерческой организации «Ветер перемен — детям» Дмитрий Максюта.

В обычное время волонтёры организуют для подопечных встречи с людьми, которые могут стать примером для подрастающего поколения. Например, перед детьми выступают спортсмены, психологи, медицинские работники. Также распространена практика общения с бывшими трудными подростками, которые сумели направить свою жизнь в нужное русло. Детей из неблагополучных семей самих вовлекают в волонтёрство.

Но сейчас из-за пандемии и запрета на массовые мероприятия деятельность организации «Ветер перемен — детям» почти приостановлена. Случился серьёзный откат назад. С трудными подростками пытаются наладить коммуникацию в режиме онлайн. Один из последних экспериментов — встречи с использованием мобильного приложения Zoom. По словам Дмитрия Максюты, в них участвуют не более 10% подопечных. В основном это те, кто живёт в родительских семьях. Воспитанники детских домов закрыты на карантине и полностью отрезаны от окружающего мира. Если раньше на них можно было повлиять с помощью воспитателей, то сейчас это сделать невозможно.

Сергей Булкин/NEWS.ru

Несколько его подопечных уже перестали выходить на связь: меняют номера телефонов и страницы в социальных сетях. Руководитель проекта предполагает, что они вновь пристрастились к наркотикам, от которых зависели раньше. Волонтёрская деятельность отвлекала молодых людей от пагубной привычки, но сейчас они взялись за старое.

С похожими историями столкнулись и сотрудники социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних «Алтуфьево». Трудные подростки без внимания со стороны волонтёров опять пустились во все тяжкие. Сейчас все занятия с социальными педагогами и психологами переведены в режим онлайн. Но такой формат, по мнению директора центра Виталия Мусиенко, неэффективен.

Мы пытались проводить дистанционные занятия по наркологии и алкоголизму, но принятие такой информации очень тяжело происходит. Малое количество наших воспитанников участвуют в таких мероприятиях.

Виталий Мусиенко

директор социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних «Алтуфьево

По словам Мусиенко, во время реабилитации трудных подростков очень важен личный контакт специалиста и ребёнка. Чтобы решить его проблему, человека нужно раскрыть, а сделать это по видеосвязи почти невозможно. Сотрудники центра ждут окончания режима самоизоляции, чтобы возобновить полноценную работу.

Добавьте наши новости в избранные источники