В последнее время российские суды, кажется, решили переплюнуть «Алису в Стране чудес». В Екатеринбурге сначала у женщины отобрали детей, а потом признали её... мужчиной.

Вот такой менталитет

Речь, напомним, идёт о екатеринбурженке Юлии Савиновских, чью историю обсуждают в России уже почти полгода. С той поры, как в прошлом году женщина с седьмым размером груди решила себе её уменьшить, а после этого 27 августа 2017 года органы опеки изъяли у неё двоих приёмных детей. Сотрудникам опеки не понравилось, что приёмная мама отрезала себе грудь, впечатление усилил блог, который Юлия вела в Интернете от мужского лица. В качестве причины для изъятия детей на суде было названо «расхождение интересов в воспитании детей с личными интересами опекуна».

Трое родных детей остались в семье, однако уже почти полгода Юлия Савиновских не сдаётся и продолжает оспаривать в судах решение опеки — бьётся с системой, чтобы вернуть домой своих приёмных детей. Казалось бы, само рвение уже выглядит убедительно: не станет человек бороться за то, на что ему плевать. Для нашего российского суда, однако, это не аргумент. На очередном судебном заседании, которое прошло на днях, вернуть детей Юлии опять отказались. Причём общественности стала известна мотивировка суда — её опубликовал в Интернете адвокат Юлии Алексей Бушмаков. И она весьма впечатляет.

«Идентификация Савиновских Ю. В. себя в качестве представителя мужского пола с учетом состояния ее в браке с мужчиной, стремление к принятию социальной роли, свойственной мужскому полу, по своей сути противоречит принципам семейного законодательства нашей страны, традициям и менталитету нашего общества», — сказано в судебном решении.

И это при том, что Юлия Савиновских уже неоднократно объясняла: никакую смену пола никогда она не планировала, блог от мужского лица вела, потому что наподобие Жорж Санд или Зинаиды Гиппиус примеряла на себя творческий образ; а грудь уменьшила потому, что она была слишком тяжёлой — просто устала её «носить».

Однако, нет. Ни аргументы Юлии, ни сам факт её отчаянной борьбы не убеждают российский суд. «Менталитет нашего общества», как себе его представляют екатеринбургские судьи, видимо, куда важнее.

Важнее в том числе факта травмирования детей, у которых отняли дом и мать.

И помнит об этом, видимо, только Юлия, которая снова не сдаётся и собирается опять обжаловать данное решение в суде. С какого раза он всё это поймёт и услышит?!

Психолог фонда «Измени одну жизнь», приёмная мама Елена Мачинская, специально для News.ru:

Фото: Фото: Наталья Короткова

— Елена, что вы можете сказать о таком судебном решении?

— Это очень странное судебное решение. И особенно — формулировка «социальная роль мужчины». Это сильно, конечно. Потому что стремление и факт — это разные вещи. В нашей жизни много чего происходит. Мужчины некоторые стремятся быть более женственными, некоторые женщины стремятся быть более мужественными. Сейчас вообще очень размыты гендерные роли. Если же говорить о том, кто такой мужчина с социальной точки зрения, то это тот, кто традиционно заботится о семье, обеспечивает, берёт на себя ответственность, готов защищать. Ну а если это так и если женщина к этому стремится, чего же тут плохого? По-моему, ничего плохого, только хорошее. При этом Юлия не отказывается ведь от традиционной женской роли. Она прекрасно чувствует себя и в роли матери, и в роли жены. Об этом свидетельствуют и её дети, и её муж. Он не раз говорил, что прежде всего видит в ней женщину, жену, испытывает к ней чувства, как к женщине. Она не раз говорила, что не собирается менять пол. А раз так — чего в этом плохого? И почему Юлия не может совмещать в себе эти две роли? И уж тем более стремление к какой-либо роли не может быть основанием для изъятия детей из семьи. Потому что в первую очередь надо смотреть на то, как дети чувствовали себя в этой семье. Оказывалось ли им необходимое лечение, обучение, были ли дети накормлены, ухожены, существовала ли привязанность? А вот это всё было. И изъять из семьи, нанести детям глубочайшую, серьёзнейшую травму только на основании того, что кто-то стремится к какой-то там роли, это, на мой взгляд, просто категорически неправильно.

Фото: vk.com/Типичный Екатеринбург

— Вы были в составе комиссии от Общественной палаты, которая ездила по поводу данной ситуации в Екатеринбург. Расскажите, пожалуйста, ваши личные впечатления о Юлии.

— На меня она произвела абсолютно адекватное впечатление. У меня среди подруг похожих женщин очень много. Активные, весёлые, позитивные, сильные, предприимчивые. Одним словом, прекрасные. Я ни слова не могу сказать про неё плохого! У нас многие женщины делают стрижку под мальчика — ну и что? Играют с подростками в футбол — и что теперь? Никто и нигде не лишает за это женщин родительских прав. Ну, отрезала грудь. Но это, извините, её решение. И это ну никак не может быть основанием для сверхвыводов. Тем более для того, чтобы подозревать психиатрический диагноз, с которым нельзя растить ребёнка. И уж тем более, что в российском законодательстве подобного закона просто нет. Есть закон о том, что человек, стоящий на психиатрическом учёте, ребёнка не может взять. Но вот если ребёнок уже взят, а у приёмного родителя, например, началась депрессия, юридически это не является поводом изымать ребёнка из семьи. Отправить человека к доктору, проконтролировать процесс — да. Но если ребёнок уже взят в семью, имеет привязанность, хорошо себя чувствует, изымать его нельзя. И с юридической точки зрения, и по моральным соображениям. Единственное, из-за чего можно изъять ребёнка из семьи, — это угроза его жизни и здоровью.

— А что-то подобное заподозрили в семье Юлии Савиновских? Была такая угроза?

— Нет, это очевидно! И ролевая гендерная идентификация Юлии никаким образом не грозила ни жизни, ни здоровью, ни психическому, ни физическому развитию детей. Они себя отлично чувствовали с этой мамой, у них были прекрасные изменения в плане здоровья. У этих приёмных деток было хорошее развитие, и никаких жалоб ни со стороны опеки, ни со стороны каких-либо других органов за весь период её приёмного родительства не было никогда. Поэтому я считаю, что если речь идёт о судьбе ребёнка и о том, чтобы нанести ему травму только на основании того, что кому-то что-то не нравится, это неправильное решение.

Кстати...

В защиту Юлии Савиновских уже высказались мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман и Общественная палата РФ, которая после проверки рекомендовала вернуть приёмных детей матери.