16+

Вспышка турпотока: сможет ли Россия удержать туристов после пандемии

Стало известно, сколько россияне готовы платить за отдых на родине
00:01, 22 августа 2020 35 549
Фото: Unsplash

Несмотря на поздний старт сезона (большинство регионов начали принимать туристов только с конца июня), российские курорты в этом году могут похвастаться небывалым турпотоком. Запрет на выезд за границу, введённый из-за пандемии коронавируса, дал сильнейший импульс для развития внутреннего туризма. Удастся ли сохранить положительную динамику после снятия ограничений, с помощью каких механизмов планируют снижать цены на отдых в России и сколько мы готовы платить за отдых в собственной стране — об этом и многом другом в эксклюзивном интервью NEWS.ru в рамках второго Всероссийского инвестиционного сабантуя «Зауралье-2020» рассказала вице-президент Общенационального союза индустрии гостеприимства Наталья Осипова.


Туризм попал в перечень отраслей, которые правительство признало наиболее пострадавшими от пандемии коронавируса. Насколько ощутима поддержка государства?

Этот туристический сезон нестандартный. Можно сказать, что он вписывается в теорию «чёрных лебедей» (теория американского экономиста Нассима Николаса Талеба, рассматривающая труднопрогнозируемые и редкие события, которые имеют значительные последствия. — NEWS.ru). Это события, которые меняют мир, но их мало кто может спрогнозировать. Действительно, пострадало большое количество компаний. Это относится к гостиницам, средствам размещения, туроператорским компаниям. С другой стороны, эта ситуация дала достаточно серьёзный стимул для развития внутреннего туризма просто потому, что отменили международные рейсы и волей-неволей россиянам приходится путешествовать по родной стране.

Такого толчка для внутреннего туризма не было уже лет 15, наверное. В этом году мы впервые запустили чартерные рейсы в Хакасию, в Республику Алтай, на Байкал. Благодаря этому оптимизировались цены на авиабилеты. Проще говоря, цены упали потому, что появилась конкуренция. Это тоже очень хорошо. Если говорить о государственной поддержке, то сейчас стартует кампания кешбэк (правительство компенсирует часть расходов на отдых гражданам, которые до конца 2020 года отправятся отдыхать на российские курорты. — NEWS.ru). Это масштабный проект, и мы очень надеемся, что она даст результат и поможет туроператорскому сообществу, а также гостиницам.

Сергей Булкин/NEWS.ru

— Получится удержать хотя бы часть турпотока, когда границы снова будут открыты?

— Конечно, нужно понимать, что в сентябре этот колоссальный поток, который пошёл, закончится. Сейчас в первую очередь стоит задача очень быстро создать зимний и межсезонный туристский продукт, а также его продвинуть. Это колоссальная задача для регионов: расширить сезон и сделать его круглогодичным. И главное — успеть к нему подготовиться. Например, Краснодарский край за счёт горнолыжных курортов работает круглогодично, а Крым нет. И таких много регионов. Возьмите Республику Алтай. Там нужно продвинуть горные лыжи, там есть такая возможность.

Ни в коем случае нельзя позволить, чтобы эта вспышка туристского российского потока, появившегося за счёт коронавирусной инфекции, остановилась. Нам нужно идти дальше и пересматривать сервис. У нас очень сильно проседает сервис в отличие от международных туров. Обязательно нужно привлекать профессиональные кадры, соответственно, необходимо повышать квалификации. Это действительно ворох задач, которые сейчас решает российское туристское сообщество, — отметила Осипова.

— Известно, что внутренний туризм порой дороже, чем выездной. Как можно сбалансировать цены, и сколько вообще готовы платить россияне за поездки внутри страны?

— За поездку восемь дней — семь ночей готовы платить до 40 тысяч рублей на одного человека. Это с перелётом, проживанием, трансфером, завтраком и желательно с одной экскурсией. Каким образом сбалансировать? Прежде всего это конкуренция. Я уже затронула вопрос авиаперевозок. Как только заходит конкурирующая авиакомпания на рынок, цена снижается. Это такой инструмент, который даёт рынок, и собственно рынок сам себя регулирует. То же самое происходит у туроператоров и гостиниц. Соответственно, если туроператор начинает продавать правильный продукт, грамотно сформированный, с правильными ценами, то другим операторам невозможно продавать тот же продукт гораздо дороже. Им всё равно приходится идти по цене рынка. Максимум удорожание может быть процентов на пять, но не больше.

То есть нужно, чтобы туроператоры работали правильно, с нормальным ценообразованием, пропагандировали свои регионы — это действительно даст возможность оптимизироваться по ценам. Ещё инструмент — работа с федеральными туроператорами. У больших туроператоров уже заложены стандарты ценообразования. У них достаточно оптимизирована наценка. В первую очередь, они присутствуют во всех системах бронирования. Соответственно, как только региональный туроператор выставляет свой продукт у федерального, буквально в течение полутора дней это становится видно всей стране.

Но есть и другая сторона медали. Одно дело — оптимизация туристского продукта и цен на билеты, другое — недопущение демпинга. Потому что демпинг — это очень плохо для турбизнеса. Нужно соблюсти золотую середину. Продукт не должен быть дорогим, но туроператоры ни в коем случае не должны демпинговать. Например, у нас возникли авиаперевозки Владивосток — Симферополь, порядка 2,5 тысячи человек в один конец. Их сейчас нет, потому что авиакомпании не выдержали демпинга. Понимаете, насколько это должна быть сбалансированная система. Это должен быть цивилизованный туристский рынок, и мы к нему должны прийти.

Сергей Булкин/NEWS.ru

— Насколько охотно инвестируют деньги в российский турбизнес? Какие механизмы по привлечению инвестиций уже есть или должны появиться?

— Работа с инвесторами должна вестись системно и комплексно. С какими проблемами сталкиваются инвесторы? Крайне разрозненная информация относительно инвестиционных площадок по регионам России. То есть у нас нет ресурса, нет банка данных инвестиционных площадок по всей стране. Если инвестор хочет инвестировать небольшую сумму денег, он должен в каждый регион обратиться по отдельности. У нас нет ресурса, который позволяет сравнить инвестиционные площадки в разных регионах в зависимости от объёма инвестиций. Нет ресурса, позволяющего сравнить федеральные и региональные преференции. У разных регионов есть какие-то банковские программы по субсидированию кредитов для инвесторов. И вот эти все условия должны быть где-то собраны.

По этой причине мы сейчас ведём диалог о том, чтобы создать банк данных инвестиционных площадок по всей России. Для того, чтобы действительно упростить этот процесс, чтобы инвестор имел возможность сравнить несколько площадок. Вторая проблема, которая видна сейчас по регионам, — отсутствует диалог между инвесторами и региональными органами исполнительной власти. Я знаю, что действительно в большинстве регионов есть агентства по привлечению инвестиций. Они должны вести диалог с инвесторами, помогать им готовить бизнес-планы, заходить в регионы, но зачастую этого не происходит. К сожалению, очень часто инвертор оказывается один на один со своими запросами. И вот этот диалог тоже комплексно должен быть обеспечен в обязательном порядке.

Существует достаточно серьёзная проблема с архитектурными концепциями в регионах. Если вы приедете в Республику Алтай, вы увидите, насколько хаотично строения соотносятся друг с другом. Нет единой красивой картинки. Поэтому в первую очередь, если подходить комплексно, конечно, должно быть мастер-планирование всего региона: что ты хочешь видеть здесь и в каких концепциях. То есть всё-таки это должна быть регулируемая деятельность. Недостаточно того, чтобы пришёл инвестор и всё — строй что хочешь. Нет. Это всё-таки должно регулироваться со стороны региона, в том числе со стороны каких-то архитектурных предпочтений.

Мы очень часто проигрываем в архитектурных концепциях нашим международным оппонентам. Нам нужно, чтобы Россия представляла в туризме красивые достопримечательности, красивые дестинации. Для этого должен быть определённый контроль со стороны регионов, во-первых, должен быть изначальный мастер-план, сделанный для развития региона именно в туризме. Если подойти к этому комплексно и системно, я думаю, что эту работу можно наладить, — считает Осипова.


Сергей Булкин/NEWS.ru

— Есть ли какая-то оценка нереализованного потенциала России в туристической отрасли?

— Я не знакома с такими исследованиями, но исходя из своего опыта работы с инвесторами могу сказать, что в лучшем случае мы реализуем 10% от тех ёмкостей, которые можем делать. Именно эти 90% необходимо поднимать за счёт комплексного фундаментального взаимодействия с инвесторами. Регионы не должны работать хаотично в развитии туристской инфраструктуры. Это должно быть чёткое понимание, что ты хочешь видеть и почему. Более того очень часто приходится сталкиваться с совершенно неправильными финансовыми и экономическими обоснованиями. Например, пишут, что окупаемость проекта составляет девять лет, и ты думаешь, что имеет в виду человек: это операционная прибыль (прибыль, которую компания получает от основной деятельности. — NEWS.ru) или чистый дисконтированный доход (используемое в инвестиционной среде понятие, которое позволяет потенциальным инвесторам оценить, насколько успешным будет их капиталовложение в проект. — NEWS.ru).

Например, американские инвесторы смотрят только на операционную прибыль, мы смотрим на чисто дисконтированный доход — он должен быть положительным в грамотных проектах на девятый, одиннадцатый год. При этом все эти цифры должны быть погодичными. Это говорит о том, насколько грамотным должен быть подход регионов к планированию вплоть до мельчайших подробностей, и уж тем более финансовых обоснований. Это первое. Второе: когда инвестор приходит, он должен видеть весь расклад, все инвестиционные площадки в России, со всеми субсидиями, преференциями, он должен иметь возможность сравнивать и выбирать. И вот этот механизм должен быть простым и прозрачным, тогда мы эту ёмкость сможем реализовать, она у нас заработает.

Есть ещё один вопрос, на котором я хотела бы акцентировать внимание. В России нет бренд-инвестора, который бы инвестировал в страну. Я с большим уважением отношусь к инвесторам, которые инвестируют в РФ. Я считаю, что это беззаветное служение родине, потому что ты вкладываешь деньги в родную страну, а не в условные Мальдивские острова. То есть ты заведомо понимаешь, что твои дети и внуки будут жить здесь. Так вот этот бренд социально ответственных инвесторов должен пропагандироваться. Мы этого нигде не видим, это тоже проблематика. Я считаю, что должна быть мода на инвестирование в Россию. Это должно быть и модным, и патриотичным.

— Удалось ли за последние годы нарастить въездной турпоток?

— Въездной туризм в России развивается, иностранцев всё больше и больше интересуют путешествия по нашей стране. Прежде всего их привлекает этнический и гастрономический туризм. Например, очень большой потенциал есть у такого региона, как Башкортостан, где широко представлены гастрономическая и этническая стороны. Мы очень надеемся, что не за горами то время, когда границы начнут открываться и к нам снова поедут иностранные туристы.

Telegram

Хотите получать новости быстрее всех? Подписывайтесь на нас в Telegram

Загрузка...
Новости СМИ2