Президент России Владимир Путин вновь обратился к нации в связи с пандемией коронавируса. Однако он пока не пошёл на официальное объявление жёстких мер противодействия. Глава государства продлил нерабочую неделю до 30 апреля. Граждан всех возрастов он призвал оставаться под крышей дома своего, избегая ненужных контактов. Но вот механизма соблюдения таких правил объявлено не было, а всю ответственность за обеспечение самоизоляции и других мер российский лидер возложил на губернаторов.


Сначала столичный градоначальник, а потом вслед за Москвой и в Санкт-Петербурге, Тюмени, Ростове-на-Дону и других регионах стали вводить собственными губернаторскими распоряжениями разного рода запреты типа ограничения на покидание собственного дома, на перемещение по городам и на выезды за их пределы. Проблема, однако, заключалась в том, что с формальной точки зрения все эти распоряжения оказывались эффективными, правильными, но незаконными. Поскольку выходили за пределы компетенции местных властителей. После сегодняшнего выступления президент дал им такое право.

Владимир ПутинВладимир ПутинСергей Лантюхов/NEWS.ru
}

Но факт остаётся фактом. Сам Владимир Путин как бы отстраняется от подобных инициатив, хотя на недавнем совещании с полпредами говорил о необходимости эффективных и оперативных мер по борьбе с распространением эпидемии. Между тем президент явно не хочет, чтобы с его именем связывали введение по всей стране ЧС. Видимо, не в последнюю очередь над ним тяготеет комплекс «августа 1991 года» с тогдашним ГКЧП. Ведь и ныне разного рода остряки вспоминают о том демарше Янаева и Крючкова, сравнивая ту «чрезвычайку» с формируемыми ныне «антивирусными» комитетами и комиссиями при Госсовете и правительстве.

Во-вторых, такое введение ЧС по всей стране, да ещё по распоряжению президента, явно усилило бы позиции ведущих силовиков, поскольку вводимые меры пришлось бы осуществлять с помощью не только полиции и Росгвардии, но не исключено, что и армии. Тех же кантемировцев и таманцев. Вспомним, какой переполох несколько дней назад вызвали появившиеся в соцсетях фотографии с колонами автобусов с росгвардейцами, которые-де спешно направлялись в Москву. На деле выяснилось, что это просто разъезжаются участники продолжающихся репетиций парада в Алабино. Но, как говорится, осадочек остался.

А президент у нас чутко маневрирует между двумя условными центрами власти — силовиками и гражданскими чиновниками. И потому идти на ЧС — значит ослабить гражданскую составляющую баланса сил, отвечающую за главное ныне — за экономику. Не говоря уже о том, что введение ЧС — пугало для оставшихся инвесторов, и так готовых выйти из развивающихся экономик.

Впрочем, дальнейшие действия президента зависят от положения на вирусном фронте. Если пик эпидемии действительно через пару недель будет пройден, то ничего экстренного, вводимого от лица Путина, просто не понадобится. И, как отметил сам глава государства, введённый режим может быть скорректирован в сторону сокращения, если позволит обстановка.

Добавьте наши новости в избранные источники