Международный день отказчика от военной службы по убеждениям совести отмечается 15 мая. Альтернативная гражданская служба (АГС) существует в России уже больше 15 лет, однако в военкоматах желающих пройти её призывников по-прежнему воспринимают как уклонистов. News.ru поговорил с Максимом Бардадимом, которому потребовалось несколько лет, чтобы получить право на прохождение АГС. Он рассказал, что подтолкнуло его на отказ от военной службы по призыву и с какими сложностями ему пришлось столкнуться на пути к тому, чтобы добиться положительного решения по своему заявлению.


— Почему вы решили подать заявление о замене военной службы по призыву?

— Все началось с того, что я поступил в Московский автомобильно-дорожный государственный технический университет (МАДИ) на факультет автомобильного транспорта. Я выбрал именно это учебное заведение во многом потому, что в нём есть военная кафедра с офицерской программой. То есть по сути данная программа приравнивается к военному училищу и по ее окончанию я мог получить звание лейтенанта и, соответственно, уже не проходить военную службу по призыву. В моём роду целая династия офицеров, в том числе и мой папа, возможно, именно поэтому военная служба казалась мне в чем-то привлекательной, она ассоциировалась скорее с честью, достоинством и сдержанностью. Однако, когда я поступил на военную кафедру, которая начинается со второго курса, и увидел, как военная служба выглядит изнутри, у меня категорически изменилось мнение о ней. Полгода, которые я проучился на военной кафедре, выглядели следующим образом: к нам в аудиторию приходил офицер, раздавал книги с уставом внутренней службы, после чего уходил. Далее мы должны были читать эти книги целый день, но по факту каждый занимался своими делами. Иногда нам говорили, что в качестве наказания за что-либо нас отправят маршировать, хотя я как раз-таки и хотел проходить строевую подготовку, я за этим и пришёл. Спустя полгода обучения командир взвода принёс нам журнал, в котором был список оценок учащихся. Несмотря на то, что во время обучения мы не открывали ни один учебник, в журнале был указан перечень предметов и оценки по ним для каждого из учащихся. Здесь сразу выяснилось, что сдача экзаменов честным путём будет практически невозможна. Эта ситуация произвела на меня большое впечатление. Суть заключается в том, что мы получали погоны лейтенанта, по завершении обучения я мог продолжить офицерскую службу, однако за время обучения я ничего, кроме устава, в глаза не видел. Я даже маршировать не умел. После этого у меня появились первые сомнения касательно того, что из себя представляет военная служба. Когда я проанализировал то, что написано в присяге, я понял, что не хочу её принимать. В ней написано то, что офицер обязан защищать государство и флаг РФ. А я понимал, что я пришёл на военную кафедру, потому что в первую очередь хочу защищать людей и работать над человеческими качествами. Я, к примеру, вижу глубокую мораль и смысл в том, чтобы отдать честь умершим солдатам. Однако на военной кафедре меня учили сугубо националистическим и милитаризированным столпам. После того, как я понял, что это не то, чему я хочу научиться и военная служба кардинально расходится с моими идеалами, я отчислился по собственному желанию и подал заявление на прохождение АГС. Также я осознавал, что меня как призывника могут направить в Росгвардию и мне придётся разгонять митинги, в которых я сам же и участвую.

личный архив

— Сколько времени вы потратили на то, чтобы добиться альтернативной службы?

— С момента подачи моего первого заявления до момента, когда призывная комиссия вынесла положительное решение, прошло 2,5 года.

— Какие инстанции вы посещали?

— Было четыре судебных дела. В каждое из них входит несколько инстанций. Я посещал Подольский суд, Московский областной суд и Верховный суд. Второй из них в своём апелляционном определении заключил, что «несение военной службы само по себе не противоречит принципам гуманизма и сохранению всего живого на Земле, не диссонирует с познанием химии, биологии, психологии, увлечением туризмом и активной жизненной позицией». С первым делом я дошёл и до Европейского суда по правам человека. ЕСПЧ зарегистрировал мою жалобу, однако рассмотреть её ещё не успели. По трём делам я также обжаловал решения призывной комиссии. Одно дело связано с её бездействием — комиссия отказалась выносить какое-либо решение, пока я не пройду медицинскую комиссию.

личный архив

— Расскажите о том, как вам одобрили прохождение АГС.

— После четвёртого судебного дела, когда Московский областной суд мне вновь отказал, я подал новое заявление на АГС, и неожиданно призывная комиссия вынесла положительное решение. По всей видимости, она просто от меня устала и поняла, что я буду стоять до конца. Интересно то, что на одном из заседаний призывная комиссия единогласно отказала мне в прохождении альтернативной службы, а уже на следующем заседании единогласно дала на неё право. У них есть военный комиссар, который, как я понимаю, влияет на то, какое решение должна вынести призывная комиссия. Сама призывная комиссия, кстати, даже ни разу мне не представилась, несмотря на мои просьбы, и я не знал, кто конкретно передо мной сидит.

— С какими наибольшими сложностями вы сталкивались на пути к альтернативной службе?

— Самое сложное — психологическое давление. Нигде оно не ощущается так, как в военкомате. В суде, к примеру, ты как-никак, но чувствуешь свои права и понимаешь, что ты можешь спокойно подать любую жалобу и с тобой считаются. В военкомате же тебя считают ни за кого. Придя в него, тебе нужно разбираться не только в юридическом аспекте вопроса, но и быть стойким психологически, так как там тебя могут дезинформировать или оскорбить. Однажды, используя нецензурную лексику, на меня наорал один из членов призывной комиссии. На призывной комиссии, к примеру, я стоял, а перед мной сидели 7–8 человек, которые разговаривали с мной так, будто у меня вообще нет прав. Также в такого рода инстанциях очень важно не поддаться влиянию. Меня, например, как я уже рассказывал, направляли проходить медицинскую комиссию. И если бы я послушался, меня бы по её итогам отправили в армию.

личный архив

— Поступали ли вам угрозы из-за вашей настойчивости?

— Один инцидент произошел после того, как в прохождении альтернативной службы мне отказал Московский областной суд. По тому адресу, где я прописан и где проживают мои родители, приехал УАЗик, в котором было четверо или пятеро полицейских. Они, по всей видимости, хотели меня доставить в военкомат. Как я предполагаю, после того, как военком узнал, что суд мне отказал, он позвонил в отделение полиции с просьбой доставить меня, так как я якобы уклоняюсь от прохождения службы. Хотя по факту это было не так.

— Как на вашу идею смотрят родители и друзья? Относится ли кто-то к вашей идее с негативом?

— Все мои близкие знакомые и друзья относятся к моей позиции с пониманием, обычно они меня только поддерживают. Если говорить о тех, кто меня не поддерживает, то это в основном те люди, которые либо просто не понимают, зачем нужно так сильно усложнять себе жизнь, либо просто отрицательно относятся к характеру моих убеждений. У некоторых людей, видимо, складывается впечатление, что я борюсь не за свои права, а просто ненавижу военкомат. Что касается родителей, то, когда я отчислился с военной кафедры и подал заявление в военкомат на альтернативную службу, они относились к моим действиям с большим непониманием и воспринимали это скорее, как проявление юношеского максимализма. Мой отец – офицер в отставке, поэтому ему было сложно принять характер моих убеждений. Примерно полгода назад родители более или менее приняли мою позицию.

— Начали ли вы уже проходить АГС? Чем будете на ней заниматься, и сколько по времени она будет длиться?

— На данный момент я ожидаю, когда Роструд определит место прохождения службы. Сейчас я прохожу дополнительное медицинское освидетельствование, после чего приду в военкомат, где призывная комиссия сообщит мне, где я буду проходить альтернативную службу. Пока я не знаю, куда именно меня направят, но могу примерно представить возможные сферы моей деятельности, так как на сайте Роструда публикуется список должностей, на которые могут направить альтернативнослужащего. Самые популярные места прохождения АГС – это больница и почта, но в этом списке еще много разнообразных профессий: от артиста балета и театра до программиста и кондитера. Альтернативная служба длится 21 месяц, но это с учётом отпусков и выходных. Если посчитать рабочие дни, то выходит 365 дней. Человек может брать больничные и уходить, к примеру, в оплачиваемый учебный отпуск. В этом плане альтернативная служба ничем не отличается от обычной работы по трудовому договору. Альтернативнослужащему также, как и обычному работнику, платят зарплату. Обычно ее размер сопоставим с размером зарплаты других сотрудников на такой же должности в этой организации. Но зарплата в обязательном порядке не должна быть ниже прожиточного минимума в данном регионе. Также стоит отметить, что призывника не могут просто так уволить, как обычного работника. Если он уклоняется от работы, на него могут завести дело, но уволить просто так, потому что он не нравится работодателю, его не могут.