Тупиковой ситуацией в переговорах между Россией и Турцией по сирийской провинции Идлиб воспользовался Иран. Третий участник астанинского формата официально предложил урегулировать конфликт между Анкарой и Дамаском, который 10 февраля привёл снова к гибели турецких военнослужащих. На этом фоне Москва пытается втянуть курдские формирования в переговорный процесс с сирийским правительством, что явно противоречит планам Анкары.


О том, что Тегеран готов выступить посредником между сирийским правительством и турецким руководством, заявил шеф иранской дипломатии Мохаммад Джавад Зариф. В своём Twitter глава МИД Ирана подтвердил готовность государства содействовать диалогу между «братскими» странами.

Эскалация напряжённости служит только интересам террористов и их спонсоров. Необходимо избегать кровопролития и уважать суверенитет и принцип территориальной целостности, — отметил Зариф.

Заявление прозвучало на фоне безуспешных попыток Анкары и Москвы согласовать режим прекращения огня. 10 февраля российская делегация во главе с замминистра иностранных дел Сергеем Вершининым и спецпредставителем президента по Сирии Александром Лаврентьевым прибыла в Анкару. Однако попытка договориться окончилась ничем: по словам наблюдателей, беседа подошла к концу в 14:00 по местному времени. Но позже делегаты были вынуждены начать разговор уже лично с представителем турецкого лидера Реджепа Тайипа Эрдогана. Печальным поводом стал обстрел сирийской правительственной армией наблюдательного поста в районе Тафтаназа (Идлиб), который принадлежал Турции. В результате погибли военнослужащие ВС Турецкой Республики, что поставило под вопрос не только российско-турецкие договорённости в Сочи, но и результативность контактов между Москвой и Анкарой вообще.

Мохаммад Джавад Зариф и Мевлют ЧавушоглуМохаммад Джавад Зариф и Мевлют ЧавушоглуMFA Russia/Global Look Press

Интерес Ирана к ситуации в Идлибе понятен. В конце января британская Telegraph опубликовала расшифровку переговоров боевиков из шиитских формирований «Фатимиюн», которая указывает на их прямое участие в боях за мятежную провинцию. По данным издания, предполагаемое количество этих сил на территории Идлиба может составлять от 400 до 800 человек. Ранее в январе уже появлялись сообщения со ссылкой на турецкую разведку о том, что несколько группировок, поддерживаемых Ираном, были развёрнуты на фронтах Идлиба и Алеппо. Наблюдатели приписывают их переброску напрямую Ирану и считают это важным событием: по их мнению, таким образом Исламская Республика посылает сообщение всем задействованным в Сирии игрокам о том, что её сила и влияние в этом театре боевых действий остались прежними.

Тем временем сирийская правительственная армия 10 февраля уверенно взяла под контроль большую часть шоссе Хама — Алеппо, которое по факту является последним отрезком стратегической автострады юг — север, идущей из сирийской столицы. Силы президента Башара Асада вышли к посёлку Эль-Кумария, откуда можно наносить удары по группировкам, обороняющимся в микрорайоне Рашидин-4 (запад Алеппо). Очевидно, что войска сирийской армии не готовы поставить на паузу бои за стратегически важные транспортные артерии — даже если они ведутся в условиях переговоров между РФ и Турцией. В совокупности с заявлениями Ирана действия армии Асада оставляют впечатление, что ситуация становится неподконтрольной российской стороне.

Stringer/Xinhua/Global Look Press

Москва ведёт ещё одну кампанию, которая вряд ли понравится официальной Анкаре. Сопредседательница исполнительного совета Ассамблеи демократической Сирии Ильхам Ахмед официально подтвердила, что Россия дала импульс для диалога между официальным Дамаском и курдскими структурами на северо-востоке Сирии. По словам Ахмед, пока стороны находятся на очень раннем этапе переговоров с сирийским правительством: переход к серьёзным дискуссиям требует повестки дня и плана, контроль над которыми должен соблюдаться через специальные комитеты. Представительница сирийских курдов заявила, что российская сторона «серьёзно» относится к роли посредника и гаранта в политическом процессе. Москва, как следует из слов Ахмед, согласилась оказывать давление на Дамаск с целью достигнуть всеобъемлющего урегулирования.

Не секрет, что ситуацию в северо-восточных районах хотела бы разрешить сама Турция — при участии США. Однако с учётом происходящего в Идлибе пока непонятно, что случится с этими территориями: ведь обострение в одном районе может откликнуться и в другом. Кроме того, вопросом остаётся то, как далеко может зайти желание Ирана показать свою силу.

Добавьте наши новости в избранные источники