В конце марта в России появился новый вид административного проступка — нарушение режима самоизоляции. В каждом регионе правила по его соблюдению свои, но в основных пунктах они схожи по всей стране: покидать жилище можно, если нужно дойти до продуктового магазина или аптеки, выкинуть мусор или же выгулять собаку, а также в случае необходимости обратиться к врачу. К концу прошлой недели суды начали рассматривать первые дела россиян, нарушивших новые правила. NEWS.ru рассказывает, за что и как наказывают россиян в эпоху пандемии коронавируса.


Правоохранители пока не определились, по какой именно статье привлекать провинившихся. В ход идут обновлённая статья 6.3 КоАП «Нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения при угрозе распространения заболевания, представляющего опасность для окружающих», новая статья 20.6.1. «Невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе её возникновения», а также статьи 19.3 и 19.4 — неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции или должностного лица. Последняя в основном применяется к нарушителям карантина, приехавшим из-за рубежа.

Новые законы вступили в силу 1 апреля, а уже 2 апреля суды выписали первые штрафы. Первые протоколы были составлены на жителей Башкирии и Новороссийска. Житель Уфы был оштрафован по статье 6.3 за то, что вышел во двор перепарковать автомобиль. В Новороссийске первая оштрафованная — женщина, прогуливающаяся по скверу. В Башкирии направлено в суды ещё 15 протоколов, в Новороссийске — ещё четыре.

Самым громким делом стало задержание Иисуса Воробьёва в Москве. Он был доставлен днём в субботу, 4 апреля, в полицейский участок прямо с Патриарших прудов, где гулял со своей собакой. Согласно пресс-релизу МВД, мужчину задержали за то, что он находился на территории Патриарших прудов, посещение которых закрыто на время карантина.

Он долго находился на территории сквера вместе с собакой. Сотрудники полиции неоднократно предупреждали его о нарушении правил режима самоизоляции. На замечания он не реагировал и начал спорить с патрульными, — сообщает пресс-служба МВД по Москве.

В итоге на мужчину составили протокол за неповиновение законному требованию сотрудника полиции.

Сам Воробьёв позже утверждал, что карантинных мер не нарушал, так как Патриаршие пруды не входят в список запрещённых мэрией мест для посещения, а выгул собаки — уважительная причина для выхода из дома.

Внимание СМИ этот инцидент привлёк в том числе и потому, что полицейские не позволили Иисусу отвести собаку домой. Задержанного посадили в полицейскую машину и уехали, а собака осталась без присмотра на улице. Позже выяснилось, что пёс нашёл дорогу домой и с ним всё в порядке.

Пресненский суд 6 апреля признал Воробьёва виновным и назначил штраф в одну тысячу рублей.

Пресс-служба Пресненского суда

NEWS.ru пообщался с адвокатом Воробьёва Олегом Елисеевым. Он заявил, что не согласен с постановлением суда, так как в действиях Иисуса нет состава преступления. По словам адвоката, дело его подзащитного — не срочное, его можно было бы отложить и рассмотреть после завершения режима самоизоляции. Однако административный протокол суд рассмотрел довольно оперативно — спустя два дня после задержания, само заседание проходило по видеосвязи из Пресненского ОВД, в здание суда Воробьёва не доставили.

Кроме того, Елисеев утверждает, что Воробьёв не нарушал режима самоизоляции — указом мэра определён перечень мест, где можно находиться, и Патриаршие пруды входят в их число. Но судья не приняла это во внимание. Вопрос об обжаловании постановления сейчас решается, заключил он.

Проект «Апология протеста» временно перенастроился с защиты участников митингов и пикетов на ведение дел о нарушении карантина. Руководитель проекта Алексей Глухов говорит, что на данный момент в России у полиции нет единой сформулированной позиции по нарушению самоизоляции, карантина и прочего. Происходит это потому, продолжает он, что суды и правоохранительные органы ещё не решили, по какой статье наказывать нарушителей — по статье 6.3 со всеми изменениями и большими штрафами или же по новой статье 20.6.1, которая предусматривает новый минимальный штраф ниже низшего.

Единственное, что они сейчас могут грамотно составлять — это нарушение статьи 19.4 — нарушение предписания Роспотребнадзора, которое было выдано непосредственно гражданину самоизолироваться на 14 дней. Обычно это касается приехавших из зарубежных поездок, это когда им всем выдаются в аэропорту предписания. Полиция принимает решение составлять протокол 19.3 в редких случаях, обычно только в Москве. И в большинстве регионов полиция спокойно относится к гражданам, которые адекватно относятся к их требованиям: им разъясняют, устно предупреждают. Но есть регионы, где запредельное количество привлечений по статье 6.3.

Алексей Глухов

руководитель проекта «Апология протеста»

Так, рекордное количество протоколов по статье 6.3 КоАП составлено в Татарстане. По данным «Апологии протеста», только за апрель в суды поступило 518 дел. Полицейские задерживают граждан за поездки к родителям и походы в магазин и в банк для оплаты кредитов. По словам Глухова, всего по стране ориентировочно около 1000 дел по обновлённой статье за нарушение эпиднорм. В Татарстане так много правонарушений, замечает он, потому что там действует система СМС-пропусков, большинство из которых действует всего один час.

Эксперт рассказывает, что основной вид наказания за эти правонарушения на данный момент — штрафы.

В основном штрафуют. В регионах относительно либеральны. Потому что КоАП предусматривает возможность снизить, дать ниже низшего предела наказание. Получается, по 6.3 минимальное наказание 15 тысяч. Встречается решение судов, когда штраф 7,5–8 тысяч руб. То есть когда суды дают максимально возможную скидку вынужденным нарушителям. Хотя встречаются случаи, когда суды прекращают административные дела за малозначительностью. Это в Татарстане такое было. Суд ограничивался повторным предупреждением, но это единичные случаи, — говорит он.

Однако есть случаи административного ареста — например, в Ивановской области мужчина получил пять суток административного ареста. Его действия квалифицировали как неповиновение сотруднику полиции.

7 апреля «Апология» обратилась в прокуратуру Татарстана — лидера по количеству протоколов по статье 6.3 — с просьбой обжаловать постановления о привлечении к ответственности.

В подготовке материала также участвовала Марина Ягодкина.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен