28 апреля Мосгорсуд рассмотрел сразу шесть исков к мэру Москвы о незаконности введённых в связи с коронавирусом ограничений на передвижение и обязательства получать цифровые пропуска. Все они были рассмотрены в один день, в удовлетворении заявлений было отказано. Как прошёл процесс и какой ответ на претензии дала мэрия — в материале NEWS.ru.


Муниципальный депутат Денис Шендерович представлял в суде заявителей сразу по двум коллективным искам: первый касался указа Сергея Собянина о введении так называемого режима самоизоляции, второй — о введении пропусков на передвижение по городу. Авторы заявления в суд считают, что принятые городскими властями меры серьёзно ограничивают права и свободы граждан. Изначально предварительные заседания по искам должны были состояться 30 апреля, причём пройти отдельно, однако суд решил объединить производство по этим искам в одно. Мало того, к нему присоединили ещё четыре иска от других заявителей и рассмотрели в одном заседании 28 апреля.

Шендерович говорит, что судья очень торопилась разобраться с заявлениями. За восемь часов процесс прервался всего один раз — на 30 минут для ознакомления с делом. По мнению депутата, спешка обусловлена политическими причинами — недавно было анонсировано предложение Собянина распространить московский опыт с пропусками на другие регионы, поэтому с оспаривающими это решение исками хотели закончить побыстрее.

Сильно торопились. В том числе потому, что пренебрегли надлежащим уведомлением. То, что я сегодня был в суде, — это чистая случайность, об этом я узнал от других истцов. Спешили и делали кучу ошибок.

Денис Шендерович

муниципальный депутат округа Кунцево в Москве

Формально, продолжает мундеп, иски можно объединить в одно производство, если, например, требования всех истцов совпадают. Однако в этом случае всё было не совсем так: истцы Ашаевы обратились в суд с требованием защитить интересы прав детей в условиях режима повышенной готовности, а заявитель ещё по одному иску настаивал на отдельном рассмотрении. Общим знаменателем в заявлениях была ссылка на указы Собянина, что и позволило суду объединить их и рассмотреть одним днём — это существенно сократило процессуальное время.

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Все ходатайства истцов, говорит Шендерович, были отклонены. К примеру, заявители просили вызвать в суд Владимира Путина, Собянина, главу Роспотребнадзора Анну Попову и других должностных лиц. У президента они хотели узнать, что конкретно он имел в виду, подписав указ от 2 апреля, в котором наделил губернаторов правом определять особый порядок передвижения граждан.

Поэтому мы и пытались вызвать в суд Путина, чтобы он нам сказал, что значит формулировка в его указе номер 239 «установление особого режима передвижения». На этот указ постоянно ссылалась мэрия. Подразумевает ли эта формулировка ограничение прав и свобод или нет? Эта фраза очень расплывчатая, — говорит депутат.

Также истцы просили суд отменить на время судебного разбирательства действие указа мэра. И в том, и в другом было отказано. К слову, вместо Собянина в качестве ответчика в суд пришли двое его представителей. В заседании также участвовал и прокурор — обязательное лицо в таких категориях дел.

За несколько дней до рассмотрения иска мэрия подготовила официальный ответ — возражения. В нём Собянин просит суд отказать в удовлетворении требований истцов и обращает внимание на ряд моментов. Ответчик приводит в качестве аргумента закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», который обязывает граждан не нарушать права других людей на охрану здоровья.

Вопреки ошибочному мнению административных истцов, оспариваемыми положениями указов не нарушаются права граждан (в том числе права на передвижение, неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны), а возлагаются на граждан особые обязанности публично-правового характера, включающие в себя также и ограничения их свободного перемещения, — говорится в документе.

Кроме того, ответчик утверждает, что третьи лица не смогут получить персональные данные москвичей — их необходимо предоставить при оформлении пропуска. Это исключено, говорится в возражениях, так как личных сведений не содержится в самом пропуске, который представляет собой буквенно-числовой код.

Денис Шендерович подготовил отзыв на возражения мэрии (есть в распоряжении NEWS.ru). Он утверждает, что существует высокая вероятность передачи персональных данных москвичей третьим лицам, поскольку люди не подписывают соглашения о неразглашении сведений, а операторы обработки данных не несут никакой ответственности за их неудаление после прекращения режима повышенной готовности, который сейчас действует в Москве. Также депутат опровергает доводы ответчика о добровольности передачи своих данных: по его словам, это принудительная процедура, ведь при передвижении без пропуска гражданам грозит штраф. Возражения мэрии он назвал юридическим бредом, но отметил, что составлены они грамотно.

Между тем адвокату Зелимхану Бициеву ответ мэрии, наоборот, показался не только грамотно составленным, но и обоснованным.

Коллеги Собянина при подготовке ответа на иск, на мой взгляд, проявили ответственность и показали свою компетентность. Иск был разобран детально мэрией Москвы, ответ дан содержательный, обоснованный. В своём ответе мэрия подчеркнула, что указы Собянина не нарушают права граждан, а возлагают на них особые обязанности публично-правового характера.

Зелимхан Бициев

адвокат, бывший следователь по особо тяжким преступлениям

При этом адвокат отмечает, что даже если бы возражения не были содержательными и хорошо составленными, то иск, скорее всего, всё равно не был бы удовлетворён.

В подготовке материала также участвовала Марина Ягодкина.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен