Как узнал из первых уст NEWS.ru, группа берлинских политиков (в основном — из «Альтернативы для Германии») основала Союз по защите от дискриминации и изоляции русских немцев и русскоязычных жителей Германии. Организация собирается на общественных началах помогать гражданам ФРГ с русскими корнями, которые после 24 февраля сталкиваются с негативным отношением. Кто и как обижает русских (в широком смысле) в Германии, в интервью NEWS.ru рассказал немецкий адвокат МИХАЭЛЬ АДАМ, спикер по делам христиан в центральном отделении АдГ и глава районного арбитражного суда Берлина. Доктор Адам вошел в руководство Союза как советник по юридическим вопросам и обещает отстаивать интересы русскоговорящих соотечественников.

— Инициатива заняться защитой русскоязычных жителей исходила от вашей партии «Альтернатива для Германии»?

— Не совсем так. Я бы не сказал, что это сугубо партийная инициатива. Да, идея действительно родилась в недрах «Альтернативы», но для участия в работе Союза вовсе не обязательно быть ее членом. И не все, кто стоял у истоков Союза и вошел в его правление, состоит в АдГ. Пока нас восемь единомышленников, но уже немало желающих к нам присоединиться. Меня пригласили войти в руководство Союза в качестве юриста, который в силу профессиональной деятельности уже сталкивался с делами о дискриминации русских немцев и русскоязычных соотечественников.

— Вы настаиваете, что речь идет именно о дискриминации жителей Германии с русскими корнями? В чем она проявляется?

— Я веду работу с гражданами по району Марцан-Хеллерсдорф (спальный район на северо-восточной окраине Берлина. — NEWS.ru), каждый день общаюсь с ними лично. Тут очень большая русскоязычная община — около 10 тысяч человек. Отчасти это закрытое комьюнити, но я могу представить себе их проблемы. Многие существовали и до 24 февраля, но с началом того, что в России называют спецоперацией на Украине, они серьезно обострились.

Люди часто сталкиваются с откровенно враждебным отношением и нападками. Например, стоит вам заговорить по-русски где-нибудь на улице или в торговом центре, вы рискуете услышать оскорбления или политические обвинения в свой адрес.

Если сосед обозвал идиотом: как в ФРГ будут вступаться за русских немцевФото: Christian Minelli/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Я могу привести два конкретных примера, которыми я сейчас занимаюсь. Оба связаны с детьми из смешанных русско-немецких семей. В первом случае ребенок столкнулся с психологическим давлением со стороны учителя, который вырос на Украине, хотя сам русскоязычный.

Педагог принялся внушать школьнику, что тому должно быть стыдно за действия России. Я убежден, что наблюдательный совет школы не должен оставлять без внимания подобное происшествие. По немецким законам учителя обязаны соблюдать нейтральность и не втягивать в политику детей.

Другая история обернулась более серьезными последствиями. Речь идет о девочке с русскими корнями, которая родилась в Германии. У ее родителей тоже немецкое гражданство. Они рассказали, что их ребенка столкнули с эскалатора. Инциденту предшествовал спор о событиях вокруг Украины, в котором школьница позволила себе выступить против «черно-белой» оценки происходящего. В результате она упала и получила травмы.

— Как поступили родители?

— Обратились в полицию. Там приняли их заявление, но воз и ныне там. Те события имели место в конце февраля, однако семью по-прежнему никто не информирует о том, как продвигается расследование и продвигается ли вообще. В таких случаях мы считаем своим долгом помочь пострадавшим. Конечно, нужно тщательно разобраться во всех обстоятельствах, выяснить, что же на самом деле произошло. Мы не можем принимать на веру все жалобы. И не ставим своей целью подменять органы следствия. Быть может, на эскалаторе была давка и девочка упала случайно. Но если все обстоит именно так, как описывает семья потерпевшей, то виновные должны понести наказание. По крайней мере, я имею право запросить материалы дела как адвокат.

Михаэль АдамФото: Михаэль Адам/Личный архив Михаэль Адам

— В конце марта уголовная полиция ФРГ каждую неделю регистрировала около двухсот жалоб от русскоязычных жителей: оскорбления, угрозы, нападения на русские кафе и магазины. Это официальная статистика. При этом канцлер Олаф Шольц, министры юстиции, внутренних и иностранных дел ФРГ публично осуждали подобные эксцессы и уверяли, что все они расследуются. Кстати, и недавний доклад МИД РФ о нарушениях прав соотечественников за рубежом признает: немецкая полиция не закрывает глаза на обращения. Где, по-вашему, проходит грань между целенаправленной «дискриминацией и изоляцией» и отдельными эксцессами, бытовыми конфликтами? Их не стало меньше с тех пор?

— Понятное дело, что члены федерального правительства будут осуждать все проявления, которые подрывают образ Германии как правового государства. Тут как раз нет ничего удивительного. Вопрос в самой тенденции. Я не веду статистический учет, к тому же мы совсем недавно приступили к работе. Наша задача как раз и состоит в том, чтобы составить свою картину и непременно довести ее до общественности. Но по моим ощущениям и судя по тому, что мне известно, русские немцы и русскоговорящие жители ФРГ по-прежнему в значительной степени сталкиваются с враждебным отношением. Число таких происшествий немаленькое. Со статистикой еще и такая штука: все зависит от интерпретации события.

Допустим, сосед обозвал вас идиотом, вы подали заявление в полицию об оскорблении чести и достоинства. Но если вы не указали, что вас назвали идиотом в связи с вашим происхождением, то это правонарушение будет квалифицировано совсем иначе. Если у нас в Берлине девочку намеренно сталкивают с эскалатора за то, что она русская и имеет свое мнение по тем или иным вопросам, это вопиющее преступление, которое не должно остаться безнаказанным. И совершенно неважно, какие убеждения разделяет тот, кто его совершил.

Если сосед обозвал идиотом: как в ФРГ будут вступаться за русских немцевФото: IMAGO/Piero Nigro / aal.photo/Global Look Press

В Германии есть такое слово Russlandversteher, дословно: «тот, кто понимает Россию». Я и сам, задолго начала конфликта на Украине, часто критиковал наше правительство за энергетическую политику, выступал в поддержку «Северного потока — 2». Сейчас все стало гораздо сложнее.

Если вы попробуете вслух высказать альтернативное мнение о том, что у Москвы была необходимость защитить русскоязычное население Донбасса, против вас могут завести уголовное дело по статье УК ФРГ «оправдание преступления». Она подразумевает три года тюрьмы или штраф. Но ведь тут недалеко до запрета на свободу выражения мнения — грань очень зыбкая. Конечно, как адвокат я не могу не выступать в защиту конституционного права граждан на свободу слова.

— То же ведомство уголовной полиции ФРГ признавало: враждебные проявления распространялись и на выходцев с Украины. К тому же многие из них — русскоязычные. Например, в Берлине забросали бутылками окна православной церкви, в которой находились украинские беженцы. Как вообще разобраться в таких ситуациях? Часто ли происходят конфликты между двумя диаспорами?

— Разобраться в них действительно непросто. Если я немец и не учил русский язык, то вообще не смогу определить, чью речь слышу — россиянина или украинца. И я не исключаю, что украинцы, которых принимают за русских, могут становиться жертвами русофобии. Что касается атаки на православную церковь, где находились украинские беженцы, это тем более удручающе. И совершенно неважно, кто укрывался внутри. Для меня как представителя интересов христиан в АдГ в равной степени неприемлемы нападения по политическим причинам на церкви, синагоги, другие молельные дома. Мы должны пристально отслеживать все подобные проявления.

— В начале марта российские СМИ бурно обсуждали инцидент в немецкой глубинке: хозяин паба на эмоциях написал в Сети объявление, что не будет обслуживать клиентов с российскими паспортами. Но сами же местные жители возмутились и потребовали убрать вывеску, разжигающую межнациональную рознь...

— Я могу так сказать: в глубинке, в деревнях еще осталось здравомыслие. Люди адекватно воспринимают право и способны взывать к голосу разума. В больших городах ситуация может отличаться, причем кардинально. В Берлине, признаюсь, я не встречал объявлений, что где-то не хотят обслуживать россиян. Зато я точно знаю, что в центральном столичном округе Фридрихсхайн-Кройцберг до сих пор работают заведения общепита, где гостей встречает табличка: «Членам „Альтернативы для Германии“ вход воспрещен». И все закрывают глаза на эту очевидную дискриминацию, хотя она абсолютно незаконна.