Негативная реакция россиян на пенсионную реформу оказалась неожиданной для правительства и лично для Антона Силуанова. По словам первого вице-премьера, он не рассчитывал и не думал, что обсуждение в обществе этой темы будет проходить столь сложно. Очевидно, что пенсии необходимо повышать, однако в бюджете не было средств, заметил чиновник.

«Сегодня большая часть людей после достижения пенсионного возраста продолжает свою трудовую деятельность. Но понятно, что когда в качестве единственного дохода остается только одна пенсия, ее рост является важной задачей государства», — сказал Силуанов в интервью газете «Коммерсант».

По его оценке, нынешние пенсионеры очевидно «материально выиграли» от реформы. Но работающие граждане предпенсионного возраста восприняли её неоднозначно — ведь для них момент получения пенсионных выплат оказался отсрочен на несколько лет.

Решение о повышении пенсионного возраста стало для россиян одним из самых запоминающихся, точнее, шоковых событий 2018 года. Согласно результатам опроса Левада-центра за минувший декабрь, большинство граждан (53%) выступают за отставку правительства — не в последнюю очередь из-за этой крайне непопулярной реформы. Основные претензии к кабинету — его неспособность справиться с ростом цен и падением доходов населения, неготовность обеспечить людей работой, недостаток заботы о социальной защите граждан.

Общий скептицизм в отношении правительства вырос именно в последние полгода, считают некоторые эксперты. По словам социолога Левада-центра Марины Красильниковой, пенсионная реформа подтвердила опасения россиян, что «государство не очень надёжный институт, который то и дело готов расторгнуть взятые на себя обязательства».

«Выступая за отставку правительства, люди говорят, что всё плохо и что вопросы социальной политики в стране не решаются», — резюмирует Красильникова.

Главный просчёт

Силуанов вполне мог и не догадываться, как народ воспримет реформу — ведь исследования общественного мнения к компетенции чиновников не относятся, констатирует в беседе с News.ru декан факультета социологии и политологии Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов.

«Правительство выполнило свою задачу — разработало пенсионную реформу. А дальше должны были включиться те подразделения, которые работают с общественным мнением и реализуют проведение реформы. Здесь, мне кажется, были серьёзные недоработки», — отмечает аналитик.

Даже если предположить, что повышение пенсионного возраста действительно было необходимо — его следовало сопроводить значительной информационной работой.

«Не хватало разъяснений, обратной связи с населением. И время было выбрано не лучшее — о реформе объявили сразу после победы Владимира Путина на президентских выборах. Хотя, казалось бы, в награду за позитивное голосование народу нужно было дать какие-то бонусы, а потом переходить к непопулярным мерам», — говорит Шатилов.

Фото: Сергей Лантюхов/News.ru

Эту точку зрения разделяет руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Василий Колташов.

«У нас пенсионная реформа проводится с 2002 года, и постоянно появляются новые решения. То — баллы, то — индивидуальные накопления, теперь оказывается, что пенсии текущим пенсионерам будут выплачивать из отчислений ныне работающих. Люди просто не понимают, что происходит», — сетует Колташов в комментарии для News.ru.

По его словам, люди оказались обескуражены ещё и потому, что Владимир Путин во время президентской кампании дал россиянам надежду на благоприятные изменения, держал курс на «социальное государство». «Новый этап либеральной трансформации пенсионной системы ухудшил положение граждан. По сути, никакой новой реформы не было. Власти провели механическое повышение пенсионного возраста, не считаясь с общественным мнением», — заявляет эксперт.

Признак некомпетентности

По его словам, реформу следует «увязать» с рядом насущных шагов: это, в частности, значительное повышение уровня выплат, включение в пенсионную систему таких категорий граждан, как трудовые мигранты, самозанятые и малые предприниматели. Можно также уменьшить обязательные отчисления работодателей в социальный фонд. Сейчас их размер составляет около 30% от зарплаты, и это очень большая сумма, отмечает Василий Колташов.

«То, что правительство действует в отрыве от общественности — это своего рода признак некомпетентности. Да, в кабинете министров собраны хорошие профессионалы, специалисты в узких областях. Но это ещё и главный орган госуправления, институт, регулирующий всё государственное хозяйство. Принимая решения, которые не понимает и не принимает народ, власти формируют негативное к себе отношение», — рассуждает в комментарии для News.ru политолог Алексей Мартынов.

На его взгляд, Силуанов нисколько не лукавит, когда говорит, что реакция людей на пенсионную реформу стала откровением для правительства. С чисто технической точки зрения, считает Мартынов, реформа была проведена правильно, но в плане взаимодействия, диалога государства с гражданами — абсолютно не подготовлена. Никто никому ничего не разъяснял, отдельные реплики со стороны министров и других чиновников не могли заполнить этот вакуум. Более того, часто эти заявления звучали и звучат двусмысленно, а кому-то кажутся оскорбительными, хотя и вырваны из контекста.

«Речь идёт о людях в возрасте 50+, умудрённых жизненным опытом. Правительство обязано понимать, как они могут реагировать на те или иные вещи. В нынешних сложных внешнеполитических условиях, прямо влияющих на внутрироссийские реалии, нужна постоянно действующая, стройная система обратной связи», — отмечает собеседник News.ru.