Гражданам ещё долго будет памятна ситуация с одним из крупнейших российских застройщиков — компанией СУ-155. 14 апреля 2016 года как гром среди ясного неба прозвучало решение арбитражного суда Москвы: признать СУ-155 несостоятельной. Суд установил, что в отношении компании не может быть вынесено иного решения из-за «неспособности должника удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам».

Группа

СУ-155

СУ-155 принадлежала депутату Мосгордумы Михаилу Балакину, потомственному строителю с длинным послужным списком. Компания объединяла более 80 предприятий и организаций, которые ежегодно сдавали порядка 1,5 млн квадратных метров недвижимости.
Митинг обманутых дольщиков СУ-155Фото: АГН «Москва»Митинг обманутых дольщиков СУ-155

На грани банкротства компания оказалась в результате спада спроса на жильё и долгов перед кредиторами почти на 20 млрд рублей. На тот момент своих квартир ожидали около 27 тыс. дольщиков, а объём недостроя оценивался в 39 млрд рублей.

Как говорят эксперты рынка, несмотря на огромную техническую базу, на своих объектах компания разыгрывала одну и ту же схему. После презентации жилого комплекса компания запускала процесс продажи, не успев получить полный пакет необходимых разрешительных документов. Накапливая средства дольщиков, СУ-155 начинала давить на местные власти, требуя получения документов на строительство. Руководство компании использовало административный ресурс, козыряя крепкими связями с прежним московским мэром Юрием Лужковым.

В настоящее время долгострои компании постепенно сдаются пострадавшим дольщикам, а СУ-155 стала первой в России строительной организацией, которую санировали по схеме спасения организаций финансового сектора.

Marussia Motors

Проект автокомпании Marussia Motors стал весьма экстравагантным явлением в российском автопроме. В 2007 году её основывает актёр и шоумен Николай Фоменко с деловым партнёром Ефимом Островским. Целью проекта стал выпуск российских спорткаров под брендом Marussia.

Проект привлек внимание, однако просуществовал он только до 2014 года, когда деятельность компании прекратилась. За это время фирма успела взлететь и бесславно рассыпаться.

В 2009 году она договаривается о партнёрстве с компанией Ричарда Брэнсона Virgin Racing, а также принимает участие в «Формуле-1», получив название Marussia Virgin Racing. Сам Фоменко возглавил инженерное подразделение.

Концепт-кар спортивного автомобиля премиального класса от Marussia MotorsФото: facebook.com/Marussia MotorsКонцепт-кар спортивного автомобиля премиального класса от Marussia Motors

Далее компания совместно с институтом НАМИ выигрывает тендер по созданию российского представительского лимузина для президента РФ и автомобиля сопровождения для охраны. Однако 12 млрд бюджетных рублей получил НАМИ, после чего от услуг Marussia отказались.

В 2013 году компания рассчитывала получить заказ от Минобороны на многоцелевой внедорожник, однако предлагаемые проекты министерству не понравились, и этот проект также заглох. В итоге 8 апреля 2014 года было объявлено об окончательном сворачивании проекта Marussia Motors. Работники перешли на работу в НАМИ, а сама компания оказалась должна банку «Петрокоммерц» 65,5 млн рублей кредитных средств, выданных в 2011 году. Позднее банк отказался от своих претензий.

Группа АСТ

История миллиардера Тельмана Исмаилова схожа с ситуацией вокруг СУ-155. В центре — те же личные связи и административный ресурс, который использовали люди эпохи Юрия Лужкова. 21 декабря 2015 года московский областной арбитраж признал банкротом экс-владельца Черкизовского рынка Исмаилова, которого Forbes внёс в список 200 богатейших бизнесменов России.

Решение было вынесено по иску Бориса Зубкова от 19 ноября того же года. По претензиям в адрес Исмаилова суд ранее принял к рассмотрению также заявление Банка Москвы о вступлении в дело о банкротстве. Исмаилову вменялась невыплата трёх кредитов на $230 млн компаниям «Руслайн 2000» и Tropicano Finance B.V. Обе компании аффилированы с группой АСТ, принадлежавшей Исмаилову.

Президент группы АСТ Тельман ИсмаиловФото: Global Look Press/Komsomolskaya Pravda Президент группы АСТ Тельман Исмаилов

Исмаилов смог удержать свои компании во время кризиса 2008–2009 годов. Тогда он оценивал оборот АСТ, куда входит около 30 компаний, в $2 млрд, а стоимость активов — в $3 млрд. Кроме того, в том же 2009 году состоялось торжественное открытие гостиницы Mardan Palace в Анталье, на котором присутствовали множество звёзд шоу-бизнеса, а также российские политики. С этого момента у Исмаилова начались неприятности.

Через месяц тогдашний премьер Владимир Путин в заявлении, которое транслировало ТВ, возмутился рассадником контрабандных товаров, которыми битком набит «Черкизон». После этого рынок ликвидировали, а Исмаилову перестали выдавать кредиты. Попытки оживить бизнес оказались безуспешными. Mardan Palace был продан турецким банкам, а сам Исмаилов заочно арестован и находится в розыске по линии Интерпола.

Турфирма «Нева»

Подобные ситуации сотрясают не только строительный рынок. 16 июля 2014 года стало известно о банкротстве туристической фирмы «Нева», созданной ещё в 1990 году. Она оказалась первой крупной ласточкой в череде турфирм-банкротов, однако «Нева» была одной из крупнейших в России.

Даже профессионалы от турбизнеса разводили руками, не представляя, откуда у гиганта туриндустрии могли появиться финансовые проблемы. В день объявления банкротства около 6,5 тыс. клиентов фирмы отдыхали за рубежом в 25 странах, включая Болгарию, Грецию, Испанию, Турцию, Италию и Черногорию.

Клиент у офиса туристической фирмы «Нева»Фото: ТАСС/Денис ВышинскийКлиент у офиса туристической фирмы «Нева»

У истоков создания фирмы стоял Владимир Стржалковский, примечательный человек, который успел послужить в КГБ, а также проработать на посту гендиректора «Норильского никеля» с августа 2008-го по декабрь 2012 года. При расторжении контракта Стржалковский получил небывалый по тем временам «золотой парашют» в $100 млн.

К моменту банкротства «Невы» фирма имела подписанные контракты с более чем сотней организаций на корпоративное обслуживание. Сумма претензий клиентов турфирмы составила 454,2 млн рублей. Однако при обращении к страховщику выяснилось, что СК сама обанкротилась, не осилив наплыва финансовых претензий.

Авиакомпания «ВИМ-Авиа»

Одним из последних резонансных дел стал коллапс с авиаперевозчиком «ВИМ-Авиа». В сентябре прошлого года в аэропорту Домодедово задержали вылеты десятков рейсов авиакомпании как на местном, так и на международном направлениях. Аэропорт быстро наполнился возмущёнными пассажирами, которые старались узнать, в чём причина задержек.

Оказалось, аэропорт выставил перевозчику претензию в связи с неурегулированной задолженностью авиакомпании перед топливозаправочными организациями. В Росавиации позже рассказали, что проблемы у «ВИМ-Авиа» начались из-за того, что авиакомпания не смогла рассчитать собственные перевозки после приобретения в лизинг дальнемагистральных Airbus А330 и Boeing 777.

25 сентября в компании признались, что в «ВИМ-Авиа» закончились оборотные средства, а финансирование заморожено. Авиакомпания не может осуществлять полёты без дополнительного финансирования, «изучаем возможности для введения внешнего антикризисного управления», заявили тогда в компании.

В тот же день авиакомпания заявила об отмене чартерных рейсов, а 26 сентября на её сайте появилась информация, как сдать билеты. На следующий день из Росавиации поступила информация, что за рубежом остаются около 38 тыс. клиентов перевозчика.

Авиакомпания «ВИМ-Авиа» зарегистрирована на территории Татарстана. В 2016 году она показала чистую прибыль 89 млн рублей при выручке 17,174 млрд рублей. Однако 2017 год стал катастрофой. Среди причин эксперты назвали слишком оптимистичный расчёт пассажирского спроса, а также недостаток оборотных средств.

Как отмечают эксперты, проблемы всех этих компаний и проектов кроются в резком ослаблении потребительского спроса, в результате чего проекты оказываются недофинансированными. Это, в свою очередь, создаёт недостаток оборотных средств, только за счёт которых и работает множество компаний потребительского сектора.